Неотложные меры: почему ситуация в Дагестане потребовала личного вмешательства Путина


Минобороны построит в Дагестане быстровозводимый многофункциональный инфекционный центр на 200 мест для лечения больных коронавирусом. Это решение было принято по итогам совещания, которое провел президент РФ Владимир Путин с руководством республики и представителями общественности региона. Глава государства поручил Минздраву обеспечить Дагестан тест-системами, лекарствами, оборудованием и кадрами. Эпидемиологическая ситуация в регионе сложная и требует неотложных мер, подчеркнул Путин. По мнению собеседников «РК», когда кризисный период с коронавирусом в республике будет пройден, действия местных чиновников получат оценку на федеральном уровне. Подробности – в нашем обзоре.

Помочь Дагестану

19 мая заместитель министра обороны РФ Тимур Иванов осмотрел в Дагестане площадки под строительство инфекционного госпиталя. Он будет строиться по типовому проекту Минобороны. Подобные учреждения уже возведены в 16 регионах страны.

Центр полностью укомплектуют диагностическим оборудованием: аппаратами компьютерной томографии, лабораторным модулем с ПЦР-диагностикой инфекционных заболеваний, ЭКМО, передвижным гемодиализом.

Поручение построить госпиталь в Дагестане дал 18 мая президент РФ Владимир Путин на совещании, где обсуждалась сложная эпидемиологическая обстановка в республике.

Как подчеркнул глава государства, ситуация в регионе требует неотложных мер и четкой совместной работы региональных органов власти и правительства России.

«Дагестану должна быть оказана вся необходимая поддержка, – сказал Путин. – Поручаю Минздраву организовать координацию работы: совместно с другими федеральными ведомствами, региональными властями подготовить и реализовать детальный план, перечень шагов по преодолению сложившейся в регионе трудной ситуации, по оказанию дополнительной помощи системе здравоохранения Дагестана, включая тест-системы, лекарства, оборудование, кадры».

МЧС по указанию президента проведет в Дагестане масштабную дезинфекцию социальных учреждений, больниц и других общественных мест.

Глава Дагестана Владимир Васильев поблагодарил президента за помощь республике. Отдельно Васильев высказался по поводу обвинений в соцсетях в том, что власти якобы скрывают количество смертей от коронавируса. «Мы не скрываем, мы называем все как есть», – заявил Васильев и назвал причины, которые, по его словам, мешают точно определить, умер человек от коронавируса, пневмонии или «чего-то еще».

«В 2018 году ушли из жизни по причине болезни органов дыхания в республике 1374 человека. Тогда мы про COVID-19 ничего не слышали – в 2018 году. В 2019-м – 1368 человек. Я спросил специалистов-пульмонологов, они у нас есть. И что самое опасное, оказывается, у нас есть? Умершие от хронической обструктивной болезни легких, сокращенно ХОБЛ. Это прогрессирующее, угрожающее жизни заболевание легких, вызывающее одышку. Сморите, как много общего. Так вот это у нас еще в прошлом и позапрошлом годах, представляете, какой ущерб нанесло нашему обществу», – заявил Васильев. Он также заметил, что только 3 % населения разрешают проводить патолого-анатомические исследования умерших родственников.

По информации на 20 мая, в Дагестане зафиксировано 3553 случая заболевания коронавирусной инфекцией COVID-19. Официально зарегистрировано 32 летальных исхода. 2003 человека уже выздоровели.

Ранее министр здравоохранения Дагестана Джамалудин Гаджиибрагимов называл следующие цифры (цитата – Интерфакс): «Количество заболевших (внебольничной пневмонией – ИФ) всего более 13 тысяч. Если точно – 13 697. В стационарах находятся более 7000 пациентов, свободных коек – более 1400. От COVID-19 (скончались) 29. От внебольничной пневмонии – 657. По коллегам (умершим медикам) – более 40».

Затем пресс-служба Минздрава региона пояснила, что не все 40 медработников, скончавшихся в Дагестане с начала пандемии, умерли от коронавируса и пневмонии. «Были и другие диагнозы», – заявили в ведомстве.

Telegram-прогноз

Авторы Telegram-каналов между тем спорят о том, будут ли сделаны кадровые выводы в отношении руководства Дагестана из-за неэффективной работы по борьбе с коронавирусом.

«НЕЗЫГАРЬ» предположил, что «дагестанская COVID-история станет концом карьеры главы республики Васильева», который может оправиться на пенсию.

«Генерала Васильева никто не отрицает и не списывает. Человек он и смелый, и осторожный. Настрой генерала тоже известен: сам бы ушел, но принцип служения требует работы. Вопросы даже не к самому Васильеву – вопросы есть к главе правительства Здунову, вопросы есть к министрам, к санитарному врачу», – добавили авторы.

Канал «Спросите у Расула», напротив, считает, что совещание у президента по ситуации в Дагестане стало своего рода поддержкой и ответом Путина на попытки местных элит «слить» Васильева.

«Президент удовлетворил просьбы Васильева без дополнительной консультации: это и телефонией разговор с президентом Азербайджана сразу после совещания по поводу граждан Азербайджана, которые собрались на границе. Путин поручил МЧС и Минобороны организовать масштабные мероприятия по санитарной обработке учреждений Дагестана и оперативно развернуть в регионе строительство модульного центра для пациентов с коронавирусом», – аргументирует свою точку зрения автор.

Депутат Госдумы Вячеслав Лысаков уверен, что президент вряд ли негативно оценит работу Васильева в условиях пандемии. Об этом парламентарий пишет в своем Telegram-канале «ДУМАем».

«Родина бросила его (Васильева) на реальный большой и ржавый гвоздь: расчищать авгиевы конюшни кавказских родовых традиций, кумовских связей и дружеских финансовых схем – занятие не только малоприятное, но и опасное. Первое время Васильев жил под охраной в санатории ФСБ, насколько я знаю. Я помню его лицо на встрече с президентом, на которой тот поручил ему возглавить Республику Дагестан. Как говорила моя покойная матушка, краше в гроб кладут. Не отказавшись от этого груза, Васильев взял на себя весь негатив и все риски, с этим связанные, как репутационные, так и физические. Но не дрогнул, чести офицерской не уронил», – рассуждает автор.

Между тем канал «Шалтай-Бабай» 15 мая сообщал, что в отставку может уйти глава правительства Дагестана Артем Здунов. Это решение, по информации блогеров, может быть принято, чтобы снизить недовольство населения из-за неразберихи в системе республиканского здравоохранения.

«Дагестан – худший регион в стране по борьбе с коронавирусом. Ситуация там аховая», – высказывали свое мнение авторы.

Нужны выводы

Ди­рек­тор Цен­тра ис­лам­ских ис­сле­до­ва­ний Се­вер­но­го Кав­ка­за Руслан Гереев подтверждает, что ситуация с коронавирусом в Дагестане плачевная.

«Мно­го жертв, все боль­ни­цы пе­ре­пол­не­ны, на­сту­пил кол­лапс эко­но­ми­ки. Я не пред­став­ляю, как мы бу­дем вы­хо­дить из это­го кри­зи­са. Хо­ро­шо, что сей­час в фе­де­раль­ном цен­тре об­ра­ти­ли на это вни­ма­ние, бу­дут предпри­ня­ты хоть ка­кие-то дей­ствия. До это­го го­во­ри­лось, что вы­де­ля­ют­ся огром­ные день­ги на сред­ства за­щи­ты, на­при­мер, но в ре­аль­но­сти ни­че­го это­го не де­ла­лось. Бу­дем ждать орг­вы­во­дов», – говорит Гереев.

Член Об­ще­ствен­ной па­ла­ты РФ V со­зы­ва Султан Хамзаев считает, что изначально в Дагестане необходимо было ввести жесткий запрет на проведение массовых мероприятий, а этого не было сделано.

«Даже ко­гда вся Рос­сия ушла на ре­жим са­мо­изо­ля­ции, в Да­ге­стане ле­галь­но и по­лу­ле­галь­но про­дол­жа­ли про­во­дить мас­со­вые ме­ро­при­я­тия. Ни про­ку­ра­ту­ра, ни Ро­спо­треб­над­зор не пред­при­ни­ма­ли ни­ка­ких ша­гов. Это вво­ди­ло лю­дей в неко­то­рый сту­пор, так как, с од­ной сто­ро­ны, им го­во­ри­ли, что нуж­но си­деть дома, с дру­гой – все хо­ди­ли на сва­дьбы. А сред­няя сва­дьба в Да­ге­стане – это 600 го­стей. Это при­ве­ло к нега­тив­ным по­след­стви­ям», – считает Хамзаев.

По его данным, в некоторых селах бо­ле­ют до 60 % жи­те­лей, при этом ам­бу­ла­тор­ные воз­мож­но­сти очень скуд­ные.

Хамзаев отмечает, что многие дагестанцы лечатся сами не по­то­му, что не хо­тят ле­чить­ся в боль­ни­це, а по­то­му, что там нет мест.

«Ре­ше­ние о стро­и­тель­стве в рес­пуб­ли­ке мед­цен­тра, ко­то­рое озву­чил пре­зи­дент, жиз­нен­но необ­хо­ди­мо. В Да­ге­стане ка­та­стро­фи­че­ская нехват­ка ап­па­ра­тов ком­пью­тер­ной то­мо­гра­фии. В ос­нов­ном граж­дане об­ра­ща­ют­ся в част­ные кли­ни­ки, по­то­му что в го­су­дар­ствен­ных боль­ни­цах эти ап­па­ра­ты вы­шли из строя из-за неве­ро­ят­ных на­гру­зок. Сей­час услу­га сто­ит 5 ты­сяч руб­лей, до вспыш­ки – 1,5 ты­ся­чи. Это мо­жет поз­во­лить себе не каж­дый, а без ито­гов ком­пью­тер­ной то­мо­гра­фии в боль­ни­цу не бе­рут (не офи­ци­аль­но, но по фак­ту)», – рассказывает собеседник «РК».

По итогам истории с коронавирусом в Дагестане будет проведен разбор полетов, уверен Хамзаев.

Стар­ший на­уч­ный со­труд­ник РАН­ХиГС Константин Казенин полагает, что пока кад­ро­вых пе­ре­ста­новок в ру­ко­вод­стве рес­пуб­ли­ки и про­филь­ных ве­домствах ждать не стоит. Однако очевидно, продолжает Казенин, что в ре­ги­о­наль­ной ме­ди­цине долж­ны про­изой­ти се­рьез­ные из­ме­не­ния. По его словам, явные проблемы в учреждениях здравоохранения Дагестана подтверждает заявление главы регионального Минздрава о 40 умерших медиках.

Send with Telegram
bookmark icon