Неправильные первые шаги: почему ситуация с коронавирусом в Дагестане приобрела критический характер


Ситуация, связанная с распространением коронавирусной инфекции, в Дагестане приобрела критический характер. Республиканская система здравоохранения не справилась с поставленной задачей. Самый главный показатель в этой истории – динамика смертности и распространения вируса. По официальной статистике, в республике было 29 умерших, а по неофициальной – свыше 700. Дагестан – это такое общество, где число смертей скрыть практически невозможно. Если для крупных городов свойственна ситуация, когда о смерти соседа по площадке можно узнать только через год, то в Дагестане такое невозможно, так как похороны здесь проходят массово, их посещает иногда до 1000 человек. Так что скрыть какие-то цифры вряд ли получится, на этом фоне официальная статистика выглядела неубедительно. Это вызвало разные процессы внутреннего бурления, что использовали различные политические группы.

Это произошло во многом из-за того, что первые шаги были неправильными, а затем уже не предпринималось то, что было необходимо.

Первое: еще в начале марта, когда стало понятно, что вирус дошел до России, следовало не шаблонно копировать действия Москвы, а учесть суть местной специфики. Когда я заявил, что нужно запретить все свадьбы и похороны, причем сделать это как можно быстрее и следить за соблюдением максимально строго, то получил огромную волну негатива. Но я знаю, что такое Дагестан, дагестанское общество, как оно себя ведет – его сложно удержать на месте, так как обычаи в Дагестане особо оберегаются и уважаются. Даже когда вся Россия ушла на режим самоизоляции, в Дагестане легально и полулегально продолжали проводить массовые мероприятия. Ни прокуратура, ни Роспотребнадзор не предпринимали никаких шагов. Это вводило людей в некоторый ступор, так как, с одной стороны, им говорили, что нужно сидеть дома, с другой – все ходили на свадьбы. А средняя свадьба в Дагестане – это 600 гостей. Это привело к негативным последствиям. В отдельных селах болеют до 60 % жителей – это очень много. При этом амбулаторные возможности очень скудные. Я не согласен с позицией, согласно которой утверждается, что люди виноваты в том, что не лежат в больницах, а занимаются самолечением. Они лечатся сами не потому, что не хотят лечиться в больнице, а потому, что там нет мест. Решение о строительстве в республике медцентра, которое вчера озвучил президент, жизненно необходимо. В Дагестане катастрофическая нехватка аппаратов компьютерной томографии. В основном граждане обращаются в частные клиники, потому что в государственных больницах эти аппараты вышли из строя из-за невероятных нагрузок. Сейчас услуга стоит 5 тысяч рублей, до вспышки – 1,5 тысячи. Это может позволить себе не каждый, а без итогов компьютерной томографии в больницу не берут (не официально, но по факту). Я категорически не приемлю понятие «внебольничная пневмония». На мой взгляд, это попытка отдельных чиновников отлакировать статистику.

Второе: в Дагестане резонансное число скончавшихся в период пандемии медработников (около 40). Их не обеспечивают всем необходимым оборудованием для безопасной работы – таково мнение общественных наблюдателей.

Третье: были скептики, которые утверждали, что никакого коронавируса нет. Это произошло из-за того, что разъяснительная часть информационной политики была примитивной и слабой, что и привело к негативным последствиям.

Когда прошло полтора месяца, появилось понимание того, что ситуация критическая, вследствие чего президенту пришлось включаться в работу в режиме ручного управления, решать конкретные задачи и проблемы, давать конкретные поручения. В принципе, это очень хорошо, мы надеемся, что это даст толчок в нужном направлении, стимул, в том числе и финансовый, и административный.

Сейчас самое главное – отложить все разногласия и спасти максимальное количество людей, чтобы ситуация из критической вышла хотя бы на среднюю по стране, чтобы распространение коронавируса пошло на спад.

По итогам дагестанского коронавирусного кейса обязательно должен пройти разбор полетов. Надо понять, почему ответственные чиновники не сработали максимально эффективно, почему аппаратов ИВЛ не было в количестве, соответствующем средним показателям, и так далее.

Хотелось бы отдельно отметить категорию людей, которые неравнодушно отнеслись к происходящему в Дагестане, поблагодарить их за реакцию, в том числе и президента России. Есть много обычных граждан, которые сегодня принимают активное участие в помощи родному краю, которые за свои деньги покупают медоборудование, продукты питания, средства индивидуальной защиты для медработников. Подключились выходцы из республики разных мастей – это очень важно. Две недели назад предприниматели, которые продавали продукты питания в долг, решили списать и простить многие долги. Это гуманный подход, то, что характеризует дух, культуру Дагестана. Об этом нужно говорить, это нужно показывать – есть много людей, которые не просто критикуют, а пытаются поддержать родной край и людей, живущих в нем.

Send with Telegram
bookmark icon