Карта регионов Карта лидеров Карта экспертов Карта событий Карта мнений Карта исследований О проекте Контакты  

Карта исследований

РЕЙТИНГ  ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ В СУБЪЕКТАХ  РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2016 ГОДУ 09.12.2016

РЕЙТИНГ ЭФФЕКТИВНОСТИ УПРАВЛЕНИЯ В СУБЪЕКТАХ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В 2016 ГОДУ

Дмитрий Орлов, генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций, кандидат исторических наук;

Ростислав Туровский, заведующий Лабораторией региональных политических исследований НИУ «Высшая школа экономики», доктор политических наук, профессор

1.   Основные результаты Четвертого рейтинга эффективности управления

Четвертый рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации,  подготовленный Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК) и Лабораторией региональных политических исследований Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ),  – уникальный интегральный аналитический продукт, основанный на синтезе экспертных оценок и специальным образом обработанных статистических и рейтинговых данных. В представленном рейтинге даны оценки эффективности региональной власти на момент составления рейтинга, то есть на начало декабря 2016 года[1].

 1.    Общий рост эффективности региональной власти

Результаты нового рейтинга наиболее интересны тем, что они продемонстрировали общий рост эффективности региональной власти в России. В прошлый раз мы отмечали нарастание проблем в региональном управлении, связанных с недостаточной готовностью многих региональных администраций к работе в непростых экономических условиях и форс-мажорных обстоятельствах. Ситуация 2016 года стала заметно лучше, и этому есть ряд серьезных причин.

Во-первых, проведение думских выборов и множества региональных избирательных кампаний послужило для властей субъектов Федерации стимулом для активизации своей работы. При этом установки Кремля на проведение конкурентных и открытых выборов в еще большей степени способствовали повышению эффективности работы региональных властей.

Во-вторых, в условиях бюджетных ограничений региональные власти постепенно начали менять модель своей социально-экономической политики, все больше внимания уделяя изысканию резервов. К этому их подталкивал и федеральный центр, который перестал «баловать» регионы дополнительной финансовой помощью.

В-третьих, антикоррупционная кампания, вылившаяся в ряд громких отставок и арестов губернаторов, заставила многих чиновников скорректировать принципы и методы своей работы, что также пошло на пользу регионам.

В-четвертых, Кремль провел ряд замен губернаторов, включая отставки тех, кто занимал очень низкие позиции в нашем предыдущем рейтинге. В большинстве случаев новые губернаторы продемонстрировали намерения расстаться с доставшимся им проблемным «наследством» и в корне изменить принципы работы региональной власти.

В итоге, как показало наше исследование, средний балл эффективности регионального управления достиг в 2016 г. 0,604, что выше результатов как 2015 г. (0,588), так и 2014 г. (0,592). Такой результат позволяет сделать вывод о том, что региональные власти адекватно интерпретировали сигналы Кремля и Белого дома и сумели оптимизировать подход к региональному управлению, тем более что выборная кампания сыграла в этом процессе свою мобилизующую роль. Из этого автоматически не следует, что сама ситуация в регионах сразу стала лучше: речь идет лишь о том, что лучше стали работать региональные власти.

 2.    Рост региональной дифференциации

Неудивительно, что в этих условиях стало больше регионов, демонстрирующих высокий уровень эффективности. По-прежнему в общем зачете никто не превзошел отметку в 0,8 баллов, которую можно было бы считать отличным показателем: у всех регионов есть свои «слабые места», не позволяющие добиться очень высокой эффективности буквально по всем параметрам. Но приблизились к этой отметке, набрав более 0,7 баллов, больше регионов, чем в прошлые годы. На этот раз их стало семь, тогда как в 2015 г. было пять, а в 2014 г. – четыре. В то же время понятно, что далеко не везде власти справляются с ситуацией: можно говорить о некотором росте региональной дифференциации. Регионов с очень хорошими результатами стало больше, но появился и регион с явно плохим показателем, даже немного не дотянувшим до 0,4: им стал главный аутсайдер нашего рейтинга,  Бурятия.  Впрочем, общее число регионов с баллом ниже 0,5 не изменилось, их осталось три (но список этих регионов изменился, см. ниже).

Улучшение средних показателей отмечается по всем трем блокам нашего рейтинга. В первую очередь заметен продолжающийся рост среднего балла в политико-управленческом блоке, достигшего 0,615. Этот рост связан с успешным проведением в 2016 г. масштабной избирательной кампании, в ходе которой нигде не отмечалось  явных провалов. Но примечательно и улучшение результатов в финансово-экономическом блоке, который ранее был наиболее проблемным: в прошлом году эффективность по этому блоку снижалась, а в этом году вновь начала расти, хотя средний рейтинг здесь остается наиболее низким в сравнении с двумя другими блоками (0,56 баллов). Тем не менее, учитывая не столь оптимистичные выводы нашего прошлого исследования, можно говорить о том, что антикризисная политика стала проводиться региональными властями более эффективно. В социальном блоке эффективность оставалась сравнительно более высокой и еще немного выросла – до 0,637 баллов.

3.    Топ-10: изменение состава

Наиболее заметные изменения продолжают происходить в группе «середняков», тогда как среди лидеров и аутсайдеров ситуация выглядит более стабильной. Лидером рейтинга в 2016 г. стала Тюменская область, результаты которой, как видно из нашего исследования, росли постепенно (в прошлом году Тюменская область вышла на второе место). В связи с улучшением показателей эффективности управления в Тюменской области она поменялась местами с Татарстаном, перешедшим с первой позиции на вторую. Но сама первая тройка при этом не изменилась: Белгородская область сохранила свое третье место.

В первой десятке также обращает на себя внимание улучшение позиций Чеченской Республики, которая с девятой позиции перешла на четвертую. Рост эффективности управления в этом регионе был связан, в частности, с проведением прямых выборов главы республики, завершившихся более чем убедительной победой Р.Кадырова

«Новичками» в первой десятке стали Республика Башкортостан и Сахалинская область. В обоих регионах в непростых условиях ранее происходила смена власти, и теперь  можно говорить об укреплении позиций новых руководителей этих субъектов Федерации и более адекватной организации ими работы органов власти.

Напротив, к числу относительных неудачников следует отнести Кемеровскую область, где и в прошлый раз мы отмечали постепенное накопление управленческих проблем. В 2015 г. Кемеровская область вышла из первой тройки, а теперь лишилась и места в первой десятке, перейдя на 21-ю позицию. Несмотря на по-прежнему впечатляющие результаты избирательных кампаний в регионе, здесь происходит снижение эффективности экономического управления, что и продемонстрировал наш рейтинг. Скандалы в региональной исполнительной власти и коррупционные обвинения в адрес ряда заместителей А.Тулеева подтвердили наличие негативной тенденции.

Кроме того, обращает на себя внимание снижение эффективности власти в Калужской области, которая нередко рассматривается в качестве образцового региона. Этот регион остается, конечно, среди наиболее успешных, но, тем не менее, опустился на 13-е место, в то время как в прошлый раз он был четвертым.

В целом высокий управленческий уровень продолжают демонстрировать многие ресурсно обеспеченные регионы страны. К их числу относятся и столичные территории (Москва, Московская область), и нефтегазовые регионы (Тюменская область, Ямало-Ненецкий АО), и тот же Татарстан. Но здесь важно отметить, что наличие ресурсов не отменяет важность формирования эффективной управленческой команды, что и продемонстрировали данные субъекты Федерации. При этом в число лидеров могут попадать и не столь богатые регионы, «ресурсом» которых становится в первую очередь опытный и успешный руководитель. Таким примером стали Белгородская и Воронежская области. Примечателен, разумеется, и случай Чеченской Республики, учитывая, что в целом регионы Северного Кавказа демонстрируют очень разную и неустойчивую динамику эффективности (см. ниже).

4.      Вторая десятка: ресурсные регионы и крупнейшие территории

Схожие тенденции характеризуют и вторую десятку нашего рейтинга. В ней устойчивые позиции занимают и еще один столичный регион (Санкт-Петербург), и ведущий нефтедобывающий регион страны (Ханты-Мансийский АО). В этой же группе стабильно находятся крупнейшие территории Юга России – Ростовская область и Краснодарский край, а также один из ключевых регионов промышленного Урала – Челябинская область. В условиях небольшого населения хорошие результаты и показатели по-прежнему демонстрируют два автономных округа Крайнего Севера: Ненецкий и Чукотский. Если же говорить о динамике, то обращает на себя внимание вхождение во вторую десятку Ленинградской области. В итоге обе пары столичных регионов представлены теперь в верхней части рейтинга: Москва и Московская область – в первой десятке, Санкт-Петербург и Ленинградская область – во второй. Для Ленинградской области, которая прежде демонстрировала неровный уровень работы власти, это стало несомненным достижением. Из регионов Центральной России вошла во вторую десятку Тульская область, но пока этот результат основан на высоких экспертных оценках деятельности А.Дюмина -  в перспективе он еще должен быть подтвержден статистическими данными. Напротив, ухудшила свои позиции и выбыла из второй десятки Липецкая область.

 5.    Динамика положения аутсайдеров

Что касается аутсайдеров, то изменение  их положения имело более заметный характер. Главной причиной стали решения Кремля, заменившего некоторых неэффективных руководителей. Смена губернатора произошла в Ярославской области, занимавшей последнюю строчку нашего рейтинга, и в Тверской области, также относившейся к разряду явных аутсайдеров. В обоих случаях рейтинги эффективности управления резко выросли, но, как и в случае с Тульской областью, пока они основаны на мнениях экспертов, поскольку нет статистики, которую уже можно было бы связать с работой новых губернаторов. В остальном же из позитивных тенденций отмечается дальнейший рост эффективности управления в Еврейской АО, остающейся в нижней части рейтинговой таблицы, но при А.Левинтале постепенно улучшающей свои позиции. Напротив, Карелия, Бурятия и Курганская область остаются среди регионов с наименьшей эффективностью управления, и позитивных тенденций там пока не отмечается.  

 6.    Регионы с позитивной динамикой

Рост эффективности управления в сравнении с прошлым годом произошел в большинстве российских регионов. Только в 23 субъектах Федерации итоговый балл эффективности оказался ниже, чем в прошлый раз. Наиболее заметный рост балла эффективности (более чем на 0,05 пунктов) отмечается в шести регионах. Впрочем, в трех случаях речь идет об экспертных оценках и ожиданиях от новых губернаторов в Тверской, Тульской и Ярославской областях. С использованием статистических данных, относящихся к периоду правления действующих региональных руководителей, можно говорить о наиболее заметном повышении балла в трех других случаях – Чеченской Республики, Ленинградской и Оренбургской областей, которых и следует признать наиболее крупными лидерами позитивной динамики.

Как Ленинградская, так и Оренбургская области оказались среди регионов, показавших наиболее заметное перемещение вверх в рейтинговой таблице (более чем на 10 позиций), и находящихся при этом в группе из 36 субъектов федерации, в которых общий балл эффективности превышает средний по стране (в Чеченской Республике перемещение вверх было не столь резким, поскольку она уже занимает высокие рейтинговые позиции). Причем и Ленинградская, и Оренбургская области демонстрируют продолжительный тренд на повышение эффективности управления, поскольку заметный рост характеризовал их и в прошлом году. Кроме того, в группе регионов с эффективности выше среднего наиболее заметным ростом отличились Орловская и Тульская области. И если в случае Тульской области эти результаты носят пока предварительный характер и основаны на мнении экспертов, то в Орловской области можно уже с уверенностью говорить об улучшении управленческой ситуации при губернаторе В.Потомском.

Смена губернатора повлияла на существенный рост позиций в рейтинге и среди ряда регионов, которые не отличаются высокой эффективностью управления. Примерами здесь стали  Кировская, Тверская, Ярославская области и Севастополь. Этим регионам еще предстоит пройти «проверку» в следующем году, по мере накопления информации о работе региональной власти и ее результатах. Что касается региональных глав, которые работают уже относительно давно, то заметно повышение рейтинговых позиций двух республик Северного Кавказа – Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. В случае Карачаево-Черкесии это также продолжающийся позитивный тренд, постепенно выводящий республику из числа аутсайдеров. В Кабардино-Балкарии, скорее, произошло восстановление прежних позиций, поскольку в прошлом году эта республика, наоборот, «падала». Хорошую динамику продемонстрировали Астраханская, Мурманская и Свердловская области. Тем самым Астраханская и Мурманская области улучшили позиции и отыграли негативную динамику прошлого года, а Свердловская область, к работе властей которой было много претензий, стала подниматься в рейтинге, отдаляясь от позиций аутсайдера, вряд ли достойных столь развитого региона.

 7.    Регионы с неблагоприятной динамикой

Как уже отмечалось, заметное ухудшение рейтинговых позиций характеризовало в верхней части рейтинговой таблицы Кемеровскую и Липецкую области. В первом случае это оказалось продолжающейся тенденцией, а вот Липецкая область, результаты которой улучшались в прошлом году, не смогла удержать достигнутый уровень эффективности управления. Среди регионов, которые в прошлом выглядели очень неплохо, но с каждым годом теряют позиции, и опустились уже на уровень ниже среднего, выделяется Самарская область. В целом группа крупных и вовсе не бесперспективных регионов с продолжающейся негативной динамикой достаточно велика, и в нее также входят Красноярский край, Волгоградская, Новосибирская области. К ним примыкают две республики - Удмуртия и Хакасия. Кроме того, рейтинг 2016 г. продемонстрировал существенное ухудшение позиций Адыгеи, Дагестана, Ставропольского края, Курской, Новгородской, Рязанской областей. При этом Адыгея и Дагестан из-за этого снижения оказались среди аутсайдеров рейтинга. Курская и Рязанская области в прошлом году демонстрировали рост, но теперь он сменился падением.

Анализируя итоги рейтинга, можно еще раз обратить внимание на противоречивую ситуацию вокруг новых региональных руководителей, эффективность которых, согласно методике, определяется нами пока на основании экспертных оценок. В ряде случаев смена власти привела к заметному улучшению рейтингов, как это показали примеры Кировской, Тверской, Тульской и Ярославской областей. Однако в отношении Северной Осетии и Калининградской области эксперты пока продемонстрировали определенный скепсис, и позиции этих регионов в рейтинге упали. Это можно объяснить тем, что В.Битаров и А.Алиханов, в отличие от руководителей других отмеченных регионов, не обладают сильными позициями и связями на федеральном уровне и пока еще не успели себя проявить в роли успешных региональных лидеров.

В связи с очередной серией губернаторских выборов вновь приходится отмечать, что в целом ряде случаев выборы предстоят в регионах с низкой эффективностью управления, что создает риски для их результата или повышает вероятность губернаторских замен. Два последних места в нашем рейтинге как раз и занимают регионы, в которых ожидаются выборы, - Карелия и Бурятия. К числу отстающих относятся Новгородская область, Пермский край, а также Адыгея, где выборы имеют непрямой характер. Невысокими являются и позиции Рязанской области. Причем, несмотря на приближение выборов, Адыгея, Новгородская и Рязанская области продемонстрировали заметную негативную динамику.

Напротив, заметный рост эффективности управления отмечается в Свердловской области, которая, возможно, покидает «зону риска».

Остальные регионы демонстрируют эффективность выше среднего, и вряд ли к их властям будут предъявляться претензии в связи с подготовкой к губернаторским выборам. К этой группе относятся Мордовия, Саратовская и Томская области, а Белгородская область и вовсе является одним из российских лидеров. Новым же губернаторам, назначенным в текущем году, еще предстоит себя проявить, но в целом их шансы на успешный результат выглядят, в свете нашего исследования, очень неплохими (при некотором пока отставании А.Алиханова от Д.Миронова, И.Васильева и Д.Овсянникова).

8.    Эффективность управления: блоки

Рассматривая итоги рейтинга по отдельным блокам, отметим, что политико-управленческий блок остается единственным, где регионы способны получать оценки выше 0,8 баллов. Число таких регионов не изменилось (четыре), но список стал другим: Тюменская область и Чеченская Республика по-прежнему входят в эту группу, в то время как Татарстан и Кемеровскую область заместили Белгородская область и Ямало-Ненецкий АО. Впрочем, Татарстан все равно занял высокое пятое место. Бросается в глаза обилие регионов-аутсайдеров, которым в будущем году предстоят выборы: именно они замыкают рейтинговую таблицу (Бурятия, Карелия, Пермский край), что позволяет говорить об особой сложности принятия решения о продлении полномочий их руководителей. Слабо выглядят в данном блоке также Адыгея и Новгородская область.

В социальном блоке закрепила успех Тюменская область, вышедшая на лидирующие позиции. Также интересно появление среди лидеров Хабаровского края и Томской области, выделившихся именно на данном направлении. Ожидаемыми выглядят здесь высокие позиции Москвы и Белгородской области. Среди регионов с наиболее низкими показателями остается и проблемное Забайкалье, где после смены власти социальная ситуация не улучшилась, и соседняя Бурятия с ее целым «букетом» проблем. Последнее место в этом блоке заняла самая слаборазвитая республика Северного Кавказа – Ингушетия.

В финансово-экономическом блоке можно вновь отметить общее улучшение ситуации, когда уже семь регионов получили более 0,7 баллов (в прошлый раз - только Тюменская область). Правда, прежнего лидера в этот раз потеснили на третье место Москва и Сахалин. Высоким уровнем эффективности по индикаторам финансово-экономического блока отличаются также Московская область, Татарстан, Ямало-Ненецкий АО и Воронежская область. Много, впрочем, и регионов со слабыми показателями, тогда как последнее место поделили Бурятия и Курганская область.

 9.    Эффективность бюрократии

Нами вновь был проведен расчет эффективности бюрократии - эффективности вложения бюджетных средств в сферу государственного управления в регионах. Задача состояла в том, чтобы понять, окупаются ли расходы регионального бюджета на общегосударственные нужды высокой эффективностью региональной власти. С помощью метода DEA (см. ниже) мы сопоставили расходы консолидированных бюджетов субъектов РФ на общегосударственные вопросы (отнесенные к числу чиновников, занятых в органах региональной исполнительной власти) и наш итоговый балл эффективности управления. Анализ показал некоторое улучшение ситуации с эффективностью расходования средств на общегосударственные нужды по сравнению с прошлым годом.

Так, число регионов с максимальным показателем (единица) вырос с двух до трех. В этой группе осталась Чукотка, к которой добавились Белгородская и Тюменская области (вышел из нее Татарстан). В этих регионах расходы на государственные нужды можно условно признать «идеальными» с точки зрения их результативности. Более 0,9 индикатор составил уже в 16 регионах (в прошлый раз – в 12). В эту группу также попали Татарстан и Башкортостан, Чеченская Республика, Владимирская, Воронежская и Калужская области в Центральной России, Камчатка, Сахалин и Магаданская область на Дальнем Востоке, Ямало-Ненецкий и Ненецкий АО, Ростовская и Кемеровская области. Во всех этих регионах расходы на бюрократию можно признать самыми эффективными. Напротив, среди аутсайдеров по эффективности расходов на бюрократию осталась Бурятия. В эту же проблемную группу с низкой эффективностью расходов на общегосударственные нужды (с показателем ниже 0,7) вошли еще три республики – Адыгея, Дагестан и Карелия

2.  Методика Четвертого рейтинга эффективности управления 

Рейтинг делится на три блока, по каждому из которых проводится своя оценка: политико-управленческий, социальный и финансово-экономический. Каждый из этих блоков делится на несколько направлений, каждое из которых также оценивается отдельно. Итоговый (интегральный) рейтинг представляет собой обобщение рейтингов по политико-управленческому, социальному и финансово-экономическому блокам (среднее арифметическое трех соответствующих показателей).

В рейтинге оценивается деятельность региональной исполнительной власти и ныне действующих высших должностных лиц субъектов РФ. В этой связи используются только те данные, которые имеют отношение к действующему руководителю региона, и по этой причине рейтинг показывает эффективность его работы, а также работы возглавляемого им органа исполнительной власти субъекта РФ[2].

По каждому из трех блоков, составляющих итоговую оценку, рассчитывается собственный рейтинг. Он получается путём усреднения оценок регионов по нескольким направлениям блока. Итоговые оценки по каждому направлению, как правило, представляют собой среднее арифметическое: а) усредненной совокупности нормированных статистических и рейтинговых показателей и б) средней экспертной оценки. В случае проведения математического анализа эффективности расходования бюджетных средств по определенному направлению, итоговая оценка по этому направлению представляет собой среднее арифметическое не двух, а трех оценок – средней оценки по статистическим и рейтинговым показателям, средней экспертной оценки и показателя эффективности расходования бюджетных средств (по методу DEA).

Используемый набор показателей почти идентичен тому, который использовался в рейтинге прошлого года. Немногочисленные исключения вызваны изменениями в российской статистике, а также актуальной доступностью статистики только за определенные промежутки времени (см. ниже).  

Показатели политико-управленческого блока

Рейтинг по политико-управленческому блоку складывается из четырех направлений:

·         общественная поддержка главы субъекта Федерации;

·         эффективность консолидации элиты / урегулирования внутриэлитных конфликтов;

·         эффективность отношений с федеральным центром: а) продвижение региональных интересов и поддержка региональных инициатив в федеральном центре; б) реализация требований федерального центра в регионе;

·         эффективность работы бюрократического аппарата.

На наш взгляд, перечисленные выше направления исчерпывают наиболее важные аспекты политико-управленческой деятельности. Первые три направления призваны описать успешность губернатора в выстраивании отношений с ключевыми акторами политической среды: населением, региональными элитами и федеральным центром. Последнее направление даёт возможность оценить, насколько эффективно выстроена внутренняя деятельность региональной власти.

Для расчета оценки региона по направлению «Общественная поддержка главы субъекта Федерации» используются как электоральная и социологическая статистика, так и экспертные оценки. В качестве основы для формирования оценки по этому направлению используются следующие электоральные данные:

·         результат главы на прямых выборах;

·         результат «Единой России» в регионе на последних выборах депутатов Государственной Думы по партийным спискам[3] (в случае, если глава является членом или сторонником «Единой России»).

Социологическая оценка населением деятельности органов исполнительной власти субъектов РФ была в этот раз исключена из рейтинга в связи с отсутствием актуальной открытой информации.

            Ранжирование губернаторов по направлению «Эффективность консолидации элиты / урегулирования внутриэлитных конфликтов» осуществляется на основании экспертного опроса. Использование каких-либо объективных данных для оценивания этого показателя невозможно по причине их отсутствия.

            Для составления рейтинга по направлению «Эффективность отношений с федеральным центром» в качестве статистических данных использовались объемы безвозмездных поступлений в консолидированные региональные бюджеты из федерального бюджета, которые потенциально чувствительны к политическим решениям и лоббизму. Потенциально чувствительными к политическим решениям мы посчитали дотации - за вычетом дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности - и субсидии[4]. В рейтинге мы использовали два связанных с этим показателя:

·         доля политически чувствительных безвозмездных поступлений в доходах консолидированного бюджета субъекта федерации за январь-сентябрь 2016 г.;

·         динамика объема этих поступлений (отношение объема за январь-сентябрь 2016 г. к объему за январь-сентябрь 2015 г., с поправкой на инфляцию).  

В рамках этого направления нами также был использован рейтинг влияния глав субъектов РФ, составляемый Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК). В связи с тем, что данный материал готовится ежемесячно, никаких ограничений его применимости для всего ныне действующего губернаторского корпуса нет. Для губернаторов, деятельность которых оценивалась в этом рейтинге более одного раза, в качестве итоговой оценки считается среднее арифметическое всех полученных ими оценок с января по октябрь 2016 г.

При расчете рейтинга нами был использован и рейтинг эффективности губернаторов, составляемый Фондом развития гражданского общества (ФоРГО). В этом случае мы также брали средние оценки действующих губернаторов по рейтингам ФоРГО, вышедшим в 2016 г.

Экспертная оценка по данному направлению формировалась на основе усреднения двух экспертных оценок: а) эффективности продвижения региональных интересов и поддержки региональных инициатив в федеральном центре и б) эффективности реализации требований федерального центра в регионе.

Ранжирование губернаторов по «Эффективности работы бюрократического аппарата» осуществлялось посредством экспертных оценок и использования четырех статистических показателей:

·         Отношение заработной платы госслужащих органов региональной исполнительной власти к средней по региону в первом полугодии 2016 г. При интерпретации данного показателя мы считали, что неэффективными являются как слишком низкие, так и чрезмерно высокие зарплаты чиновников. В результате мы приравняли к нулю случаи, когда зарплата чиновников оказалась ниже средней по региону, а также случаи, когда зарплата чиновников превышает среднюю более чем в два раза. В интервале превышения от 1 до 2 мы исходим из гипотезы о повышении стимулов к эффективной работе пропорционально материальному поощрению[5]. Показатель эффективности в этом интервале мы определяем, вычитая единицу из отношения заработной платы чиновников к средней заработной плате по региону.

·         Численность государственных гражданских служащих в органах исполнительной власти субъекта РФ на 10 тыс. жителей за 2015 год (последние доступные данные). Регион с наиболее компактным управленческим аппаратом «на душу населения» считается нами наиболее эффективным.

·         Доля расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на общегосударственные вопросы в общем объеме расходов за январь-сентябрь 2016 г. Мы исходили из того, что эта доля должна быть ограниченной, и считали менее эффективными случаи, когда она велика.

·         Динамика доли расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на общегосударственные вопросы в общем объеме расходов за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г. Мы считали эффективным снижение этой доли.

 Показатели социального блока

Данный тематический блок состоит из четырех основных направлений социальной сферы, ответственность за которые так или иначе лежит на региональной власти:

·         здравоохранение;

·         образование;

·         межнациональные и межконфессиональные отношения;

·         развитие социально значимой транспортной инфраструктуры и ЖКХ.

Формирование оценки деятельности губернатора по направлению «Здравоохранение» проводится с использованием статистических данных, результатов математического анализа эффективности по модели «затраты – результат», экспертных оценок.

В качестве статистических показателей были использованы следующие:

·         Обеспеченность региона врачами на 10 тыс. жителей (последние доступные данные за 2015 г.).

·         Обеспеченность региона больничными койками на 1 тыс. чел. (последние доступные данные за 2015 г.).

·         Младенческая смертность за первое полугодие 2016 г.

·         Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (последние доступные данные за 2015 г.).

·         Отношение заработной платы врачей к средней по региону (по данным на первое полугодие 2016 г.).

·         Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на здравоохранение на душу населения за январь-сентябрь 2016 г.[6]

·          Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на здравоохранение на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г., с поправкой на инфляцию.

Для математического анализа в качестве выходного показателя, демонстрирующего состояние сферы здравоохранения в регионе, использовалась средняя оценка по пяти первым указанным выше показателям (т.е. без показателей бюджетных расходов). В качестве входного показателя использовались расходы консолидированного бюджета субъекта на здравоохранение в расчете на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. (с поправкой на индекс бюджетных расходов).

Оценка по направлению «Образование» рассчитывается аналогичным образом на основе средней оценки по статистическим показателям, результата математического анализа и средней экспертной оценки. В качестве статистических показателей использованы следующие:

·         Численность учителей на 1 тыс. учащихся (последние доступные данные за 2015 год).

·         Обеспеченность детей дошкольного возраста местами в дошкольных образовательных учреждениях, количество мест на 1 тыс. детей (последние доступные данные за 2015 год).

·         Отношение заработной платы педагогических работников образовательных учреждений общего образования к средней по региону (по данным на первое полугодие 2016 г.).

·         Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на общее образование в расчете на одного учащегося за январь-сентябрь 2016 г.

·         Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на общее образование в расчете на одного учащегося за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г., с учетом инфляции.

·         Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на дошкольное образование на одного ребенка, посещающего детский сад, за январь-сентябрь 2016 г.

·         Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на дошкольное образование на одного ребенка, посещающего детский сад, за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г., с учетом инфляции.

Для математического анализа в качестве выходного показателя, демонстрирующего состояние сферы образования в регионе, использовалась средняя оценка по трем первым указанным выше показателям (т.е. без показателей бюджетных расходов). В качестве входного показателя использовались расходы консолидированного бюджета субъекта федерации на образование в расчете на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. (с поправкой на индекс бюджетных расходов).

Оценка по направлению «Развитие социально значимой транспортной инфраструктуры и ЖКХ» тоже рассчитывается на основе средней оценки по статистическим показателям, результата математического анализа и средней экспертной оценки. В качестве статистических показателей использованы следующие:

·         Доля аварийного и ветхого жилищного фонда в общем объеме жилищного фонда (последние доступные данные за 2015 г.).

·         Доля убыточных организаций ЖКХ (последние доступные данные за 2015 г.).

·         Расходы консолидированного бюджета субъекта федерации на ЖКХ на душу населения за январь-сентябрь 2016 г.

·         Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на ЖКХ на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г., с учетом инфляции.

·         Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на дорожное хозяйство на душу населения за январь-сентябрь 2016 г.

·         Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на дорожное хозяйство на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г., с учетом инфляции.

Для математического анализа в качестве выходного показателя, демонстрирующего состояние сферы ЖКХ в регионе, использовалась средняя оценка по двум первым указанным выше показателям (т.е. без показателей бюджетных расходов). В качестве входного показателя использовались расходы консолидированного бюджета субъекта федерации на ЖКХ в расчете на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. (с поправкой на индекс бюджетных расходов).

Оценивание эффективности деятельности главы региона по направлению «Межнациональные и межконфессиональные отношения» проводится только на основе экспертных оценок.

 Показатели финансово-экономического блока

Итоговая оценка по финансово-экономическому блоку получается из среднего арифметического оценок, полученных по следующим направлениям:

  • эффективность экономического управления;
  • улучшение инвестиционного климата;
  • эффективность бюджетной политики.

            Такие общеэкономические показатели, как динамика промышленного и сельскохозяйственного производства образуют статистические данные для оценки по направлению «Эффективность экономического управления». Нами были использованы следующие доступные статистические данные:

·                    Индекс промышленного производства в январе-сентябре 2016 г.

·                    Индекс производства продукции сельского хозяйства в первом полугодии 2016 г.

Однако вклад губернатора в экономическое развитие региона ограничен внешними факторами, такими как тип экономики, ресурсообеспеченность, стартовое состояние производственно-материальной базы и др. Понимая это, мы в данном случае придаем больший вес экспертным оценкам в сравнении с усредненными статистическими показателями (в соотношении два к одному).

            Улучшение инвестиционного климата больше зависит от деятельности главы региона. При анализе данного направления, наряду с экспертными оценками, используются следующие статистические данные:

·         Объём инвестиций в основной капитал за исключением бюджетных средств на душу населения (последние доступные данные за 2015 г.).

·         Индекс физического объема инвестиций в основной капитал за первое полугодие 2016 г. в сопоставимых ценах.  

·         Объем инвестиций в основной капитал из консолидированного бюджета региона на душу населения за январь-сентябрь 2016 г.[7]

·         Динамика объема инвестиций в основной капитал из консолидированного бюджета региона на душу населения за январь-сентябрь 2016 г. в сравнении с январем-сентябрем 2015 г., с учетом инфляции.

            Кроме того, учитываются данные рейтингового агентства «Эксперт» - управленческий риск, как составляющая инвестиционного риска, непосредственно связанная с работой региональной власти (последние доступные данные за 2015 г.).

            Эффективность бюджетной политики рассчитывается на основе экспертных оценок и трех показателей:

·         Уровень долговой нагрузки на региональный бюджет (по итогам 2015 г.)[8].

·         Дефицит консолидированного бюджета субъекта Федерации по состоянию на 1 октября 2016 г.[9] Профицит условно считается эталонным показателем эффективности  – все значения эффективности в его случае приравниваются к единице (без различения размера профицита, который может иметь ситуативный технический характер), а в отношении регионов с дефицитом применяется процедура линейного масштабирования (см. ниже).

·         Качество бюджетного управления (данные мониторинга качества бюджетного управления в 2015 г., проводимого Министерством финансов, согласно которому регионы делятся на три группы[10]). Данный рейтинг имеет всего три градации (1 – 2 - 3, где 1 – высокое качество управления региональными финансами), которые были переведены в шкалу 0 - 0,5 - 1.

 Стандартизация данных

Очевидно, что использованные показатели имеют неодинаковую размерность, то есть измерены в разных единицах. Поэтому необходимо было привести их к сопоставимому виду. С этой целью в данном проекте использован метод линейного масштабирования[11]. Его суть состоит в том, чтобы отобразить значения каждого показателя в интервале от 0 до 1, сохраняя все пропорции между отдельными значениями. Таким образом, сохраняются все структурные характеристики исходного показателя.

В применяемой формуле масштабированное значение  получается в результате деления разности наблюдаемого  и минимального значения переменной на ее размах:

          формула 1.jpg                                                                                    (1)       

В том случае, когда непосредственно измеряемый показатель отрицательно связан с высокой эффективностью (например, уровень младенческой смертности с эффективностью системы здравоохранения), применяется обратное линейное масштабирование: полученный в линейном масштабе показатель вычитается из единицы:

                           формула 2.jpg                                                           (2)

Тогда распределение масштабированного показателя становится «зеркальным отображением» исходного показателя, если его высокие значения свидетельствуют о неэффективности.

В отношении показателей динамики и показателей, имеющих как положительные, так и отрицательные значения, применялась процедура линейного масштабирования отдельно для положительных и отрицательных значений (или значений больше или меньше 1 (100%), в случае вычисления динамики как частного) с последующим объединением в интервал [0;1] посредством линейного сжатия рядов[12]:

формула 3.jpg - для негативной динамики (интервал оценки [0;0,4])                   (3)

 

формула 4.jpg- для позитивной динамики (интервал оценки [0,4;1])                                  (4)

 

В расчете итоговой оценки мы считаем принципиальным различение двух типов показателей: показатели, полученные в ходе экспертного опроса (первичные данные) и показатели, взятые из других источников (официальная статистика, мониторинги, рейтинги). Итоговые экспертные оценки по каждому из направлений получены как средние арифметические всех полученных по данному направлению экспертных оценок. Итоговые оценки неэкспертного происхождения получены как средние арифметические всех показателей, входящих в данное направление (после их линейного масштабирования). Общая оценка по направлению получена как среднее общей экспертной и общей неэкспертной оценки[13] (а по таким направлениям, как здравоохранение, образование и ЖКХ, как среднее арифметическое общей экспертной оценки, общей неэкспертной оценки и результата математического анализа по модели «затраты – результат»).

Эти два (или в ряде случаев - три) вида оценок включены в общую оценку по направлению в равной пропорции (кроме случая эффективности экономического управления). Равенство пропорции позволяет учесть достоинства и недостатки каждого вида оценки. Так, экспертные оценки получены по состоянию на момент проведения исследования, т.е. ноябрь 2016 г. В то же время некоторые статистические данные доступны только по итогам 2015 г. С другой стороны, экспертные оценки могут грешить субъективизмом, а статистические данные не в полной мере относиться к непосредственной работе главы региона. Очевидно, что идеальная методика оценки эффективности главы региона невозможна, но разработанная нами методика, на наш взгляд, максимально приближена к реальности.

 Математический анализ эффективности

Эффективность в данном случае понимается как отношение полученных результатов к затраченным ресурсам. Монетарные ресурсы представляют собой «вход» (input) системы, которая называется «центром принятия решений» (Decision Making Unit, DMU). Результаты деятельности (как материальные, например, объем произведенной продукции, так и нематериальные: например, достигнутый уровень ожидаемой продолжительности жизни) представляют собой «выход» (output) системы. Более эффективна та система, которая обладает большим «выходом» при идентичном объеме затрат или идентичным «выходом» при меньшем объеме затрат.

В более сложном случае имеется набор (вектор) ресурсов, преобразуемый системой в набор (вектор) результатов. Графически это можно представить следующим образом (рис. 1):

 

Рис. 1. Центр принятия решений

центр.jpg
                                                            

 

В качестве основного инструмента расчета оценок эффективности предполагается использование Data Envelopment Analysis (DEA) [14]. Концептуально подход к оценке эффективности в рамках DEA восходит к классической идее оптимальности по Парето (Парето-эффективности), предполагающей, в самом общем виде, невозможность увеличения («улучшения») какого-либо параметра без уменьшения («ухудшения») других параметров. В Парето-эффективной экономике невозможно увеличить выпуск одного продукта без снижения выпуска другого.

Например, будем считать, что X – это государственные расходы на программу повышения квалификации чиновников, а Y – число управленцев, прошедших переподготовку. Точки на плоскости, отражающие различные комбинации затрат и результатов, будут соответствовать DMU – допустим, региональным администрациям (DMU 1, 2, 3, 4), кривая 0A – границе производственных возможностей.  

Рис. 2. DMU в пространстве «вход – выход»

 ДМУ.jpg

Региональная администрация, соответствующая DMU 4 (точка С) на рис. 2, неэффективна, так как для нее имеется возможность увеличить количество обучаемых чиновников без снижения затрат (DMU4→C). Также неэффективна DMU 2, для которой имеется возможность сократить затраты без снижения результата (DMU2 B). DMU 1 и DMU 3 являются эффективными для данного множества объектов, так как располагаются на границе производственных возможностей. Для таких регионов оценка эффективности равна единице. Для всех остальных регионов эффективность определяется расстоянием до ГПВ (границы производственных возможностей), оценивается числом от 0 до 1 и показывает, какую долю возможной производительности демонстрирует регион (например, показатель эффективности 0,6 означает, что регион реализует только 60% своего потенциала в данной отрасли). Построение ГПВ и расчет оценок эффективности производится с помощью инструментов линейного программирования.

Таким образом, мерой эффективности для региона в рамках использованного метода являются показатели других, более производительных регионов.

В таблице ниже приведены показатели, использовавшиеся для математического анализа в рамках проекта: 

Расчетный показатель

Входной показатель

Выходной показатель

Эффективность бюрократии

Расходы консолидированного бюджета субъекта РФ на общегосударственные вопросы в расчете на одного госслужащего, с поправкой на индекс бюджетных расходов

Итоговый показатель (балл) эффективности управления

Эффективность здравоохранения

Расходы консолидированного бюджета субъекта РФ на здравоохранение в расчете на душу населения, с поправкой на индекс бюджетных расходов

Ожидаемая продолжительность жизни при рождении;

уровень младенческой смертности;

обеспеченность врачами на 10 тыс. человек населения; обеспеченность больничными койками на 1 тыс. чел. населения;

заработная плата в сфере здравоохранения к средней по региону.

Эффективность образования

Расходы консолидированного бюджета субъекта РФ на образование в расчете на душу населения, с поправкой на индекс бюджетных расходов

заработная плата в сфере образования к средней по региону;

численность учителей на 1 тыс. учащихся;

число детей, стоящих на учете для определения в дошкольные учреждения образования, на 1 тыс. жителей.

Эффективность ЖКХ

Расходы консолидированного бюджета субъекта РФ на жилищно-коммунальное хозяйство в расчете на душу населения, с поправкой на индекс бюджетных расходов

удельный вес ветхого и аварийного жилищного фонда;

доля убыточных организаций жилищно-коммунального хозяйства.

 

Экспертные оценки

Для каждого из направлений всех трех блоков получена экспертная оценка от федеральных и региональных экспертов, представляющая собой число от 0 до 5 (5 – наивысшая оценка). Конкретные позиции для экспертного оценивания приведены ниже.  

Тематический блок

Показатель для экспертного оценивания

Политико-управленческий блок

Общественная поддержка главы

Эффективность консолидации элиты / урегулирования внутриэлитных конфликтов

Эффективность отношений с федеральным центром:

а) продвижение региональных интересов и поддержка региональных инициатив в федеральном центре;

б) реализация требований федерального центра в регионе

Эффективность работы бюрократического аппарата

Социальный блок

Здравоохранение

Образование

Межнациональные и межконфессиональные отношения

Развитие социально значимой транспортной инфраструктуры и ЖКХ

Финансово-экономический блок

Эффективность экономического управления

Улучшение инвестиционного климата

Эффективность бюджетной политики

 

В исследовании были задействованы 178 экспертов – специалистов по региональной политике из Москвы и регионов: политологов, экономистов, политтехнологов, публицистов, общественных деятелей (список см. в Приложении).


3.   Итоговый рейтинг эффективности   

Субъект РФ

ОБЩИЙ ИТОГ

ПОЛИТИКО-УПРАВЛЕН-ЧЕСКИЙ БЛОК

СОЦИАЛЬНЫЙ БЛОК

 

ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИ-ЧЕСКИЙ БЛОК

Эффективность бюрократии

(математический

анализ)

Балл

Ранг

Балл

Ранг

Балл

Ранг

Балл

Ранг

Балл

Тюменская область

0,782

1

0,839

2

0,765

1

0,741

3

1

Республика Татарстан (Татарстан)

0,737

2

0,798

5

0,702

7

0,710

7

0,944

Белгородская область

0,734

3

0,832

3

0,713

4-5

0,658

15

1

Чеченская Республика

0,733

4

0,899

1

0,676

21-22

0,623

22

0,941

Ямало-Ненецкий АО

0,730

5

0,801

4

0,675

23-25

0,714

6

0,985

Воронежская область

0,706

6

0,699

17

0,688

15

0,731

4

0,903

г. Москва

0,701

7

0,636

36

0,714

3

0,753

1

0,897

Республика Башкортостан

0,693

8-9

0,720

12

0,684

19

0,675

9

0,941

Московская область

0,693

8-9

0,702

15

0,654

34-35

0,722

5

0,886

Сахалинская область

0,692

10

0,645

30-31

0,689

13-14

0,742

2

0,915

Ростовская область

0,686

11

0,713

14

0,685

17-18

0,659

14

0,928

г. Санкт-Петербург

0,684

12

0,693

19-20

0,690

11-12

0,670

11

0,875

Калужская область

0,683

13

0,762

6

0,621

55

0,666

13

0,933

Тульская область

0,678

14

0,744

9

0,617

57

0,674

10

0,868

Краснодарский край

0,672

15-16

0,725

11

0,655

33

0,637

20

0,877

Ленинградская область

0,672

15-16

0,693

19-20

0,627

50-51

0,697

8

0,860

Ненецкий АО

0,665

17

0,628

38

0,712

6

0,656

16

0,932

Чукотский АО

0,663

18

0,737

10

0,612

60

0,641

19

1

Челябинская область

0,658

19-20

0,655

25-26

0,675

23-25

0,645

18

0,892

Ханты-Мансийский АО

0,658

19-20

0,621

41

0,685

17-18

0,669

12

0,842

Кемеровская область

0,657

21

0,753

8

0,689

13-14

0,529

53

0,908

Владимирская область

0,656

22-23

0,700

16

0,649

37-38

0,619

24

0,920

Липецкая область

0,656

22-23

0,658

23-24

0,665

27-30

0,646

17

0,863

Саратовская область

0,654

24

0,719

13

0,692

9

0,551

43

0,893

Хабаровский край

0,652

25

0,603

45

0,738

2

0,614

25

0,888

Камчатский край

0,650

26

0,658

23-24

0,691

10

0,602

27

0,945

Нижегородская область

0,647

27

0,639

34

0,671

26

0,631

21

0,868

Оренбургская область

0,641

28

0,648

28

0,665

27-30

0,610

26

0,881

Республика Крым

0,624

29

0,674

21

0,618

56

0,580

32

0,840

Республика Коми

0,620

30

0,591

48

0,675

23-25

0,594

29

0,849

Республика Мордовия

0,614

31

0,755

7

0,677

20

0,409

79

0,796

Орловская область

0,613

32

0,645

30-31

0,686

16

0,508

63

0,843

Брянская область

0,612

33

0,653

27

0,638

44-45

0,544

48

0,852

Магаданская область

0,609

34-35

0,640

32-33

0,676

21-22

0,510

62

0,903

Томская область

0,609

34-35

0,559

62-63

0,713

4-5

0,556

42

0,832

Тамбовская область

0,607

36

0,606

44

0,627

50-51

0,586

31

0,822

Карачаево-Черкесская Республика

0,601

37-40

0,659

22

0,629

49

0,515

59

0,843

Алтайский край

0,601

37-40

0,576

55

0,605

66

0,620

23

0,844

Кировская область

0,601

37-40

0,554

64

0,690

11-12

0,560

38

0,830

Самарская область

0,601

37-40

0,646

29

0,661

31

0,495

67

0,772

Пензенская область

0,600

41

0,655

25-26

0,609

65

0,535

51

0,801

Мурманская область

0,597

42

0,589

49-50

0,646

39

0,557

41

0,823

Приморский край

0,596

43

0,600

46

0,610

62-64

0,578

33-34

0,808

Псковская область

0,594

44

0,624

39-40

0,644

40

0,513

60

0,850

Ярославская область

0,593

45

0,514

74

0,665

27-30

0,600

28

0,808

Республика Саха (Якутия)

0,592

46-47

0,568

58

0,635

46

0,574

36

0,829

г. Севастополь

0,592

46-47

0,497

78

0,700

8

0,578

33-34

0,760

Чувашская Республика – Чувашия

0,590

48-49

0,614

42

0,640

42

0,517

58

0,831

Свердловская область

0,590

48-49

0,585

51

0,626

52-53

0,559

39-40

0,778

Кабардино-Балкарская Республика

0,589

50-51

0,608

43

0,610

62-64

0,550

44-45

0,779

Красноярский край

0,589

50-51

0,579

54

0,638

44-45

0,550

44-45

0,803

Ульяновская область

0,584

52

0,574

56

0,657

32

0,522

56

0,765

Новосибирская область

0,582

53

0,549

68-69

0,651

36

0,547

47

0,793

Ставропольский край

0,580

54

0,589

49-50

0,604

67-68

0,549

46

0,782

Вологодская область

0,575

55

0,571

57

0,631

48

0,524

55

0,783

Омская область

0,573

56

0,528

71

0,649

37-38

0,543

49

0,777

Тверская область

0,567

57

0,559

62-63

0,567

80

0,576

35

0,761

Астраханская область

0,565

58-60

0,624

39-40

0,577

78

0,494

68

0,755

Калининградская область

0,565

58-60

0,513

75

0,588

76

0,593

30

0,762

Курская область

0,565

58-60

0,518

73

0,643

41

0,536

50

0,770

Республика Калмыкия

0,563

61

0,594

47

0,625

54

0,470

73-74

0,809

Республика Хакасия

0,561

62

0,638

35

0,603

69

0,443

76

0,778

Волгоградская область

0,559

63-64

0,635

37

0,568

79

0,474

72

0,741

Рязанская область

0,559

63-64

0,544

70

0,611

61

0,521

57

0,753

Ивановская область

0,557

65

0,581

53

0,610

62-64

0,480

70

0,761

Костромская область

0,556

66

0,526

72

0,654

34-35

0,488

69

0,760

Республика Алтай

0,555

67

0,482

80

0,626

52-53

0,559

39-40

0,800

Еврейская АО

0,552

68

0,549

68-69

0,596

72

0,512

61

0,776

Иркутская область

0,550

69

0,483

79

0,594

74

0,573

37

0,750

Удмуртская Республика

0,549

70-71

0,564

59

0,614

58-59

0,470

73-74

0,738

Амурская область

0,549

70-71

0,510

76

0,632

47

0,505

65

0,762

Республика Северная Осетия – Алания

0,546

72

0,562

60

0,602

70

0,475

71

0,772

Смоленская область

0,543

73

0,550

67

0,639

43

0,440

77

0,742

Республика Ингушетия

0,537

74

0,695

18

0,460

85

0,457

75

0,739

Новгородская область

0,533

75

0,476

81

0,589

75

0,533

52

0,722

Забайкальский край

0,526

76

0,560

61

0,494

83

0,525

54

0,730

Республика Марий Эл

0,521

77

0,582

52

0,600

71

0,381

82

0,716

Республика Тыва

0,519

78

0,640

32-33

0,551

81

0,366

83

0,749

Пермский край

0,517

79

0,379

83

0,665

27-30

0,507

64

0,707

Архангельская область

0,515

80

0,505

77

0,604

67-68

0,436

78

0,730

Республика Адыгея (Адыгея)

0,512

81

0,454

82

0,585

77

0,496

66

0,696

Курганская область

0,509

82

0,553

65-66

0,614

58-59

0,361

84-85

0,712

Республика Дагестан

0,479

83

0,553

65-66

0,500

82

0,383

81

0,638

Республика Карелия

0,443

84

0,350

85

0,595

73

0,385

80

0,635

Республика Бурятия

0,399

85

0,368

84

0,469

84

0,361

84-85

0,552

 4.    Список экспертов, принимавших участие в исследовании

Эксперт

Должность

1.       

Абдрахманов Данияр

Заместитель директора Института гуманитарных исследований, Республика Башкортостан

2.       

Абрамов Владимир

Доцент кафедры политологии и социологии Балтийского федерального университета им. И. Канта, доктор политических наук, Калининградская область

3.       

Адьянов Савр

Депутат Элистинского городского собрания, лидер общественного движения «Вперед, Калмыкия!», Республика Калмыкия

4.       

Александрова Наталья

Доцент Забайкальского государственного университета, кандидат политических наук, Забайкальский край

5.       

Амплеев Роман

Политолог, Забайкальский край

6.       

Андреев Олег 

Старший консультант Балтийского центра социальных исследований, Мурманская область

7.       

Антименко Олег

Политолог, Ростовская область

8.       

Арьков Виталий

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель экспертно-аналитической сети «Politrus.ru», Волгоградская область

9.       

Бабаян Юрий

Публицист, Воронежская область

10.  

Байметов Владимир

Декан факультета журналистики Удмуртского государственного университета, Удмуртская Республика

11.  

Бакшеев Константин 

Политический консультант, Томская область

12.  

Балицкий Александр 

Проректор ИжГТУ, доктор философских наук, Удмуртская республика

13.  

Барановский Константин

Политолог, Нижегородская область

14.  

Баринова  Марина 

Координатор деловой сети «Школы культурной политики», Приморский край

15.  

Бахлов Игорь

Заведующий кафедрой всеобщей истории и мирового политического процесса Национального исследовательского Мордовского государственного университет им. Н. П. Огарёва, доктор политических наук, профессор, Республика Мордовия

16.  

Белоусов Николай

Заведующий отделением довузовской подготовки Алтайского государственного технического университета имени И. И. Ползунова, кандидат философских наук,  доцент, Алтайский край

17.  

Бобров Игорь

Заведующий лабораторией социально-исторических исследований Института проблем освоения Севера СО РАН, кандидат исторических наук, Тюменская область

18.  

Богапова Анастасия

Социолог, Волгоградская область

19.  

Богачев Алексей 

Политолог, Республика Татарстан

20.  

Богомолов Николай

Политолог, Пермский край

21.  

Бологов Александр 

Председатель совета Владимирского Общественного Собрания, Владимирская область

22.  

Будуев Николай

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), политолог, Республика Бурятия

23.  

Васильев Александр 

Политолог, доктор политических наук, Астраханская область

24.  

Воеводина Светлана

Руководитель Смоленского отделения

Межрегионального Центра "СТРАТЕГИЯ", Смоленская область

25.  

Гавычева Александра

Директор по медиа-проектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), редактор портала «Региональные комментарии», Москва

26.  

Галин Азамат

Общественный деятель, Республика Башкортостан

27.  

Гаман-Голутвина Оксана

Профессор Российской академии государственной службы при Президенте РФ, доктор политических наук, Москва

28.  

Гереев Руслан

Редактор отдела политики республиканского еженедельника «Настоящее время», эксперт Центра исламских исследований СКФО, Республика Дагестан

29.  

Глущенко Александр

Генеральный продюсер ИА "Свободные новости" и ТС "Открытый канал", Саратовская область

30.  

Голов Анатолий 

Директор АНО «Институт социальной политики», Санкт-Петербург

31.  

Головинов Сергей

Главный редактор «Зебра ТВ», Владимирская область

32.  

Голубник Александр

Социолог, Республика Карелия

33.  

Гонин  Леонид

Политолог, Удмуртская республика

34.  

Горбачева Ирина

Главный редактор интернет-портала 1pnz.ru, Пензенская область

35.  

Громский Алексей 

Руководитель PR-агентства «Глейпнир», председатель Экспертного клуба «Антоново», Новгородская область

36.  

Гундарин Михаил

Заведующий отделением связей с общественностью Алтайского государственного университета, кандидат философских наук, доцент, Алтайский край

37.  

Данилов Вячеслав  

Исполнительный директор Центра политического анализа, кандидат философских наук, Москва

38.  

Дахин Андрей

Профессор Нижегородского института управления (филиал РАНХиГС), руководитель образовательной программы «Публичная политики и социальные науки», доктор философских наук, Нижегородская область

39.  

Даченков Игорь

Генеральный директор Агентства массовых коммуникаций «Регион Медиа», Москва

40.  

Денисова  Татьяна

Политолог, публицист, Оренбургская область

41.  

Дергунова Нина

Заведующий кафедрой социологии и политологии Ульяновского государственного университета, доктор политических наук, Ульяновская область

42.  

Джантеева Джульета

Заведующая отделом социально-политических исследований Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований, кандидат исторических наук, Карачаево-Черкесия

43.  

Дзуцев Хасан

Руководитель центра социологических исследований Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований, доктор социологических наук, Республика Северная Осетия

44.  

Довбня Дмитрий

Генеральный директор ООО «РИА Иероглиф», Челябинская область

45.  

Дунаев Дмитрий

Политолог, Архангельская область

46.  

Еловский Дмитрий

Генеральный директор коммуникационного агентства «Actor», Москва

47.  

Емешин Константин

Председатель правления Школы реальной политики, кандидат медицинских наук, Алтайский край

48.  

Ерохина Людмила

Доцент кафедры истории и политологии ИСК УдГУ, кандидат исторических наук, Удмуртская республика

49.  

Ефремов Дмитрий

Социолог, Республика Крым

50.  

Жуковский Александр

Политолог, Новгородская область

51.  

Журавлев Дмитрий 

Генеральный директор Института региональных проблем, Москва

52.  

Забродин Евгений 

Директор Фонда «Региональная политика», политолог, Москва

53.  

Зарубин Аркадий

Главный редактор газеты «Аршан», общественный деятель, Республика Бурятия

54.  

Зверев Андрей

Заместитель заведующего кафедры социологии и психологии политики факультета политологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кандидат политических наук, Москва

55.  

Зорин Андрей

Председатель Совета НП "РАСО-Вятка", Кировская область

56.  

Зуев Сергей

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), преподаватель кафедры государственного и муниципального управления Псковского государственного университета,  Псковская область

57.  

Зырянов Сергей

Директор Челябинского филиала РАНХиГС, доктор политических наук, профессор, Челябинская область

58.  

Илюшин Дмитрий

Член Общественной палаты МО, исполнительный директор Совета муниципальных образований, Московская область

59.  

Казанков Григорий

Доцент Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кандидат технических наук, Москва

60.  

Казенин Константин 

Старший научный сотрудник Института экономической политики им. Е.Т. Гайдара, Москва

61.  

Кашинская Виктория

Главный редактор газеты «Калининградская вечерка», Калининградская область

62.  

Киселев Константин

Политолог, Свердловская область

63.  

Клачков Павел

Начальник аналитического отдела экспертно-аналитического управления губернатора Красноярского края, политолог, Красноярский край

64.  

Климанов Владимир

Заведующий кафедрой Факультета государственного управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, Москва

65.  

Климов Геннадий

Редактор еженедельника «Караван+Я», руководитель НП «Агентство регионального развития», Тверская область

66.  

Коломыцева Людмила

Член экспертного совета по ЖКХ «Общероссийского народного фронта» (Пенза), журналист, общественный деятель, Пензенская область

67.  

Колядин Андрей

Политолог, Москва

68.  

Комаров Олег 

Социолог, Ярославская область

69.  

Конфисахор Александр

Доцент кафедры политической психологии СПбГУ, кандидат психологических наук, Ленинградская область

70.  

Королёв Станислав

Исполнительный директор Национального фонда социальных инициатив, Москва

71.  

Косов Геннадий

Политолог,  доктор политических наук, Ставропольский край

72.  

Крайнова Кира

Политолог, кандидат политических наук, Ярославская область

73.  

Кривошеев Владимир

Профессор кафедры политики, социальных технологий и массовых коммуникаций БФУ им. И. Канта, Калининградская область

74.  

Кудинов  Артем

Главный редактор информационно-аналитического портала «Doc22.ru», Алтайский край

75.  

Кудрявин Игорь 

Политолог, Московская область

76.  

Кузьмин Алексей

Профессор Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ), заместитель директора института гуманитарно-политических исследований, председатель экспертного совета фонда «Национальные перспективы», Москва

77.  

Кузьминых Екатерина

Помощник Общественного представителя АСИ, Красноярский край

78.  

Кузьминых Константин

Доцент УГУЭС, Республика Башкортостан

79.  

Кучеров Андрей

Председатель Союза молодых политологов, Республика Карачаево-Черкесия

80.  

Лавров Андрей

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), кандидат философских наук, Челябинская область

81.  

Латыпов Ильдар

Профессор кафедры истории, теории и практики социальных коммуникаций УдГУ, доктор философских наук, Удмуртская Республика

82.  

Леусенко Ирина

Заведующая кафедрой социологии, политологии, психологии и педагогики в Ростовском государственном университете путей сообщения, кандидат социологических наук, Ростовская область

83.  

Лешуков Владимир

Эксперт Научно-образовательного Центра Сотрудничества со странами СНГ и Балтии Саратовского государственного университета, кандидат политических наук, Саратовская область

84.  

Лобанов Игорь

Председатель РОО «Пермская краевая организация Союза журналистов России», Пермский край

85.  

Лукин Константин

Политтехнолог, Республика Алтай

86.  

Лукин Юрий

Директор института управления и регионологии САФУ имени М. В. Ломоносова, доктор исторических наук, Архангельская область

87.  

Луцина Татьяна

Доцент Удмуртского государственного университета, кандидат исторических наук, Удмуртская Республика

88.  

Маклаков Евгений

Политтехнолог, Челябинская область

89.  

Мальцев Александр

Главный редактор журнала «Бизнес и власть», Вологодская область

90.  

Мамараев Руслан

Политолог, Республика Дагестан

91.  

Мартынов Алексей

Директор Института новейших государств, политолог, Москва

92.  

Мартынов Михаил

Политолог, ХМАО

93.  

Межуев Борис

Политолог, Москва

94.  

Минчева Мария

Генеральный директор консалтингового агентства «Город», Волгоградская область

95.  

Михайлик Алексей

Политтехнолог, Хабаровский край

96.  

Михайличенко Дмитрий

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), доцент кафедры философии, социологии и политологии Башкирского государственного педагогического университета им. Акмуллы, доктор философских наук, Республика Башкортостан

97.  

Мозолин Андрей

Директор АНО «Центр Аналитик», Челябинская область

98.  

Моисеева Юлия

Главный редактор SmolDaily.ru, Смоленская область

99.  

Мокшин Василий

Преподаватель САФУ, Архангельская область

100.                      

Молчанов Олег

Политтехнолог, юрист, Самарская область

101.                      

Монгуш Алла

Обозреватель газеты «Риск», республика Тыва

102.                      

Мухаметов  Руслан

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), доцент кафедры теории и истории политической науки департамента политологии и социологии Института социальных и политических науки Уральского федерального университета им. первого Президента России Б.Н. Ельцина, кандидат политических наук, Свердловская область

103.                      

Мухин Алексей

Генеральный директор Центра политической информации, Москва

104.                      

Набатов Александр

Политобозреватель, руководитель отдела информации газеты «Деловой Омск», Омская область

105.                      

Нейжмаков Михаил

Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), Москва

106.                      

Нечаев Дмитрий 

Профессор, председатель экспертного совета АНО «Институт политического анализа и стратегий», зав. кафедрой социологии, политологии и гуманитарных дисциплин Воронежского филиала РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор политических наук, Воронежская область

107.                      

Обертас Сергей

Заместитель руководителя аппарата Правительства, Челябинская область

108.                      

Овсянникова Юлия

Главный редактор еженедельника «КС Регион 69», Тверская область

109.                      

Олейник Дмитрий 

Политолог, Саратовская область

110.                      

Орлов Дмитрий

Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), член Высшего совета партии «Единая Россия», кандидат исторических наук, Москва

111.                      

Орлова Мария

Редактор журнала «Бизнес – территория», Тверская область

112.                      

Паштов Борис

Первый секретарь Комитета КБРО КПРФ, председатель экспертного клуба «Эльбрус», Республика Кабардино-Балкария

113.                      

Пегин Николай

Генеральный директор ОАО «Корпорация развития Камчатского края», кандидат социологических наук, Камчатский край

114.                      

Пеньков Владимир

Профессор ТГТУ, доктор политических наук, Тамбовская область

115.                      

Пирогов Александр 

Руководитель группы политического консультирования «Пирогов и партнёры», Свердловская область

116.                      

Пихтин Николай

Член Общественной палаты Кировской области, Кировская область

117.                      

Плюснин Николай

Преподаватель Кировского филиала Санкт-Петербургского гуманитарного университета, Кировская область

118.                      

Подлесный Геннадий

Президент Центра прикладной социологии и политологии, Краснодарский край

119.                      

Поляков Сергей

Руководитель Центра социально-политических исследований и проектов, Москва

120.                      

Предеин Александр 

Политолог, кандидат экономических наук, Свердловская область

121.                      

Прокофьев Николай

Журналист, руководитель Российского общественного сайта «Архсвобода», Архангельская область

122.                      

Радченко Яков

Председатель Общественной палаты Магаданской области, Магаданская область

123.                      

Рябинцев Роман

Генеральный директор «Костромского центра региональных исследований», кандидат исторических наук, Костромская область

124.                      

Рябов Игорь

Директор экспертной группы «Крымский проект», директор исследовательского центра «Промышленность и общество», Москва

125.                      

Рябцовский Георгий

Старший преподаватель кафедры математики информационных технологий Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации (брянский филиал), Брянская область

126.                      

Савенков Роман

Политолог, доцент кафедры социологии и политологии ВГУ, Воронежская область

127.                      

Савинов Леонид 

Декан факультета государственного и муниципального управления Си-

бирского института управления – филиала РАНХиГС, доктор политических наук, Новосибирская область

128.                      

Савицкий Юрий

Политолог, Архангельская область

129.                      

Салин  Павел

Директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ, кандидат юридических наук, Москва

130.                      

Салтанов Гелий

Социолог, Севастополь

131.                      

Саханов Зоригто 

Председатель совета директоров Группы компаний «АГРО-Инвест», Республика Бурятия

132.                      

Сельцер Дмитрий

Директор Академии гуманитарного и социального образования Тамбовского государственного университета имени Г.Р. Державина, доктор политических наук, профессор, Тамбовская область

133.                      

Семенов Андрей

Преподаватель кафедры политологии гуманитарного института ТюмГУ, кандидат политологических наук, Тюменская область

134.                      

Серенко  Андрей 

Эксперт Фонда развития информационной политики, Волгоградская область

135.                      

Скороходова Ольга

Преподаватель Поволжского института им. Столыпина при РАНХиГС при Президенте РФ, Саратовская область

136.                      

Смирнов Сергей

Генеральный директор фонда «Прикладная политология», Ростовская область

137.                      

Соболев Евгений

Доцент Башкирского государственного педагогического университета им. Акмуллы, Республика Башкортостан

138.                      

Соколов Александр 

Политолог, кандидат политических наук, Ярославская область

139.                      

Солдатова Анна

Социолог, Республика Мордовия

140.                      

Солодкая Марина

Социолог, доктор философских наук, Оренбургская область

141.                      

Солонина Галина

Политический обозреватель, Иркутская область

142.                      

Солонников Дмитрий

Политолог, Ленинградская область

143.                      

Сопов Игорь

Директор Центра современной кавказской политики «Кавказ», Ставропольский край

144.                      

Становой Андрей 

Генеральный директор Центра политического консультирования, Ярославская область

145.                      

Судаков Александр

Координатор Нижегородского пресс-клуба, Нижегородская область

146.                      

Сулейманов Раис

Эксперт Института национальной стратегии, Республика Татарстан

147.                      

Сучков Евгений

Директор Института избирательных технологий, Москва 

148.                      

Таланов Сергей

Доцент кафедры социологии Ярославского государственного университета имени П. Г. Демидова, кандидат социологических наук, Ярославская область

149.                      

Тарасов Илья 

Профессор Института гуманитарных наук Балтийского федерального университета  им. Иммануила Канта, доктор политических наук, Калининградская область

150.                      

Тарбастаева Инна

Социолог, Новосибирская область

151.                      

Тафаев Геннадий

Директор Поволжского историко - культурного фонда «Волжская Болгария», доктор исторических наук, профессор, Чувашская Республика

152.                      

Твердов Александр

Руководитель Alexander Consulting Group, Москва

153.                    

Тихонов Андрей

Политолог, Москва

154.                      

Третьякова Ольга

Заведующая кафедрой журналистики, доктор политических наук, Архангельская область

155.                      

Трошкин Андрей

Политтехнолог, автор проекта «Архитектура власти», Новосибирская область

156.                      

Туровский Ростислав

Заведующий Лабораторией региональных политических исследований НИУ «Высшая школа экономики», доктор политических наук, профессор, Москва

157.                      

Фарукшин Мидхат

Член-корреспондент Академии наук Республики Татарстан, Республика Татарстан

158.                      

Фёдоров Владислав

Политолог, Тамбовская область

159.                      

Фёдоров Георгий

Президент Центра социальных и политических исследований «Аспект», Москва

160.                      

Фетисов Дмитрий

Директор консалтингового агентства «NPR Group», Москва

161.                      

Фидря Ефим

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), заведующий социологической лабораторией анализа, моделирования и прогнозирования рисков Балтийского федерального университета им. И. Канта, кандидат социологических наук, Калининградская область

162.                      

Хамидуллин  Марат

Политический эксперт, Пермский край

163.                      

Ханас Петр 

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), директор Дальневосточного консалтингового центра, Приморский край

164.                      

Цыганков Анатолий

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель Центра политических и социальных исследований Республики Карелия, кандидат исторических наук, Республика Карелия

165.                      

Черенев Алексей

Ведущий инженер, лаборатория  георесурсоведения и политической географии

Институт географии им. В. Б. Сочавы

СО РАН, кандидат географических наук, Иркутская область

166.                      

Чернокоз  Ольга 

Главный редактор медиа-холдинга «Регионы России», Челябинская область

167.                      

Чернышев Алексей

Социолог, Курская область

168.                      

Чернышов Юрий

Заведующий кафедрой всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, директор Алтайской школы политических исследований, доктор исторических наук, Алтайский край

169.                      

Черняховский Сергей

Профессор кафедры культуры мира и демократии факультета истории, политологии и права Историко-архивного института РГГУ, доктор политических наук, Москва

170.                      

Чураков Андрей 

Директор Архангельского независимого центра аналитики и прогнозирования «Эксперт», Архангельская область

171.                      

Чусовитин Алексей

Политтехнолог, Пермский край

172.                      

Шаповалов Владимир

Заместитель директора Института истории и политики МПГУ, Член правления Российской ассоциации политической науки, кандидат исторических наук, Москва

173.                      

Шейда Геннадий

Руководитель Алтайского отделения Фонда «Российский общественно-политический центр», Алтайский край

174.                      

Шешукова Галина

Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель социологического центра «Общественное мнение», доктор политических наук, Оренбургская область 

175.                      

Ширинкин Алексей

Политолог, Челябинская область

176.                      

Шмидт Сергей

Доцент кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, кандидат исторических наук, Иркутская область

177.                      

Шушпанов Алексей 

обозреватель газеты «Аргументы и Факты», Республика Башкортостан

178.                      

Ярулин Илдус

Член правления РАПН, политолог, доктор политических наук, профессор, Хабаровский край

  

 


[1]          В данной работе использованы результаты проекта «Регионализация современного политического пространства России: причины, амплитуда, динамика», выполненного Лабораторией региональных политических исследований в рамках Программы фундаментальных исследований НИУ ВШЭ в 2016 году.


[2]          В связи с заменами губернаторов это означает, что для новых региональных руководителей используются не все возможные показатели, а только часть. В данном рейтинге только экспертные оценки использовались для руководителей, пришедших к власти после мая 2016 г. (Д.Овсянников в Севастополе, И.Васильев в Кировской области, А.Алиханов в Калининградской области, Д.Миронов в Ярославской области), поскольку нельзя утверждать, что статистические данные текущего года являются результатом их работы.

            Для глав регионов, которые пришли к власти (стали врио) во второй половине 2015 г. – апреле 2016 гг. из рассмотрения были исключены статистические данные по итогам 2015 г. для следующих случаев: Республика Коми (С.Гапликов), Северная Осетия (В.Битаров), Забайкальский край (Н.Жданова), Иркутская область (С.Левченко), Тверская область (И.Руденя). Но данные, отражающие динамику 2016 г. в сравнении с 2015 г., в их отношении все-таки использовались, поскольку они могут свидетельствовать об усилиях главы региона по изменению ситуации, сложившейся при предшественнике.  


[3]          На основе данных Центральной избирательной комиссии РФ. В прежних рейтингах использовались данные по итогам выборов в региональные законодательные собрания разных лет.


[4]          При анализе бюджетной статистики нами были проведены собственные расчеты на основе данных Федерального казначейства РФ.


[5]          Здесь и далее в качестве источника информации используются данные Росстата, если не указано иное (например, при расчетах бюджетных показателей). 


[6]          При расчете всех бюджетных расходов мы делали поправку на индекс бюджетных расходов (ИБР), рассчитываемый Министерством финансов, что позволяет учесть межрегиональные различия, особенно – более высокие расходы северных регионов.  


[7]          Этот показатель позволяет оценить активность региональной власти при инвестировании собственных бюджетных средств. 


[8]          Данные Министерства финансов РФ.


[9]          Собственные расчеты на основе данных Федерального казначейства РФ. 


[10]         Данные Министерства финансов РФ.


[11]         Он не применяется в отношении показателей, которые способны находиться в интервале от 0 до 100% (например, электоральные и социологические данные поддержки). Такие показатели используются в исходном виде (но в виде долей от 0 до 1).


[12]         Мы посчитали, что положительные характеристики (рост показателя, положительное значение показателя) должны находиться в диапазоне оценки эффективности от 0,4 до 1, а отрицательные характеристики (снижение показателя, отрицательное значение показателя) – в диапазоне от 0 до 0,4.


[13]         За исключением эффективности экономического управления, где экспертная оценка имеет вес «2», а среднее статистических показателей – вес «1». 


[14]         Используемая нами методика DEA разработана профессором НИУ ВШЭ, доктором политических наук А.Ахременко


 
   
 
  Карта регионов Карта лидеров Карта экспертов Карта событий Карта мнений Карта исследований О проекте Контакты  
    expert-region.png      Экспертно-аналитическая сеть PolitRUS     3.jpg 

Яндекс.Метрика
При использовании материалов сайта ссылка обязательна.

© Regcomment.ru