Две силы дальневосточного протеста: кто и почему подогревает недовольство жителей Хабаровска


Протестные акции, которые в последнее время стали возникать на Дальнем Востоке, свидетельствуют о том, что в регионах, и прежде всего в Хабаровском крае, накопилось много серьезных проблем. Мы знаем по электоральной истории современной России, что, как правило, на федеральных выборах Дальний Восток заявляет о себе как протестный регион. Репутация такого относительно протестного региона сохраняется, и события в Хабаровске это подтверждают.

Но есть и другая причина – это организованные усилия, это сети. Я бы выделил две силы, которые, предположительно, с высокой долей вероятности хотят участвовать в формировании этих сетей. Это, во-первых, часть бизнеса и та часть элит или субэлит в Хабаровском крае, которые поставили вначале на Фургала, а затем нашли себя в той системе отношений, которую он выстраивал. Уже отмечалось, что многие из них используют непрозрачные, силовые практики 1990-х годов. Судя по всему, и сам Фургал является частью этой элиты.

Вторая составляющая организованных сетей протеста – это несистемная оппозиция. Уже даже говорили, что несистемная оппозиция пытается (и достаточно успешно) перехватывать волеизъявление жителей дальневосточных регионов, в частности хабаровчан, и что голоса простых жителей, тех, кто действительно живет в крае, не очень-то и различимы. Среди тех, кто активно выступает на митингах, есть заезжие, люди, которые специализируются на политике.

Все это ставит нового врио главы Хабаровского края Дегтярева в весьма непростую ситуацию, к тому же учитывая, что он человек молодой. Безотносительного того, насколько будет успешной его деятельность, по крайне мере в первое время ему придется сталкиваться с организованным проявлением недовольства, что, на мой взгляд, особого удивления вызывать не должно. Успех его отчасти может быть связан с тем, насколько ему удастся найти выход и выстроить отношения, диалог с жителями Хабаровского края, получить из первых рук информацию о том, что их беспокоит, что им необходимо и какие есть проблемы.

Я думаю, что прямой диалог с хабаровчанами, в котором не присутствуют представители радикальной политики или теневых элит, может сильно помочь новому губернатору составить проблемную карту того региона, к руководству которым он недавно приступил. И от того, насколько точной будет эта проблемная карта, во многом будет зависеть его судьба на посту губернатора.

Дегтярев – это представитель системной оппозиции, поэтому он действует в рамках определенных правил и договоренностей с правящей партией. Но одновременно мы знаем, что и сама ЛДПР, и ее лидер действуют достаточно самостоятельно. Иначе у них не было бы такой длительной электоральной истории, а ЛДПР – это партия-долгожитель. Сам Дегтярев не производит впечатление человека, которого можно водить на помочах. Напротив, он производит впечатление сильного, самостоятельного руководителя, который умеет играть в команде. И это очень важно. Пока можно предположить, что в нем сочетаются и способность к самостоятельным действиям, и определенный опыт командной игры. Для него как для губернатора это важно. Но, конечно же, представители оппозиции и те эксперты, которые им симпатизируют, будут делать то, что всегда: они будут готовность Дегтярева играть в рамках определенных правил, а также его качества командного игрока выдавать за проявление несамостоятельности. Но это у них просто такая работа.

Самое главное – это репутация Дегтярева в глазах местных жителей. А она, как известно, в значительной степени создается делами и способностью вести честный и ответственный разговор с проживающими в Хабаровском крае российскими гражданами.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: