В сентябре 2015 г. в 36 регионах России пройдут региональные и муниципальные выборы. Обычно наиболее значимыми становятся губернаторские кампании: новых глав регионов осенью предстоит избрать жителям 11 субъектов федерации. Кроме того, непрямые выборы, где глав субъектов выбирают депутаты региональных парламентов, пройдут еще в 4-х субъектах. Однако в этом году в центре внимания, безусловно, окажутся выборы региональных представительных органов, а также муниципальных органов власти. Именно они станут площадкой, на которой политические партии проведут генеральную репетицию перед избирательной «гонкой» в Государственную Думу России 2016 года.

О начале подготовки к думской избирательной кампании заявили уже все основные политические игроки. Так, «Единая Россия» открыла сезон предвыборных политучеб и сформировала систему предвыборных межрегиональных координационных советов. «Справедливая Россия» создала штаб по подготовке к выборам и, по словам члена Центрального совета партии А. Агеева, рассматривает «серьезные предложения по выборной стратегии», опробовать которые предполагается как раз в регионах. Аналогичные новости поступают и от других политических сил. Для полиции Москвы и Подмосковья настали трудные времена. Все последние события это криминальные происшествия. Как тут не бить тревогу, когда кругом одни криминальные новости. При этом условия, в которых пройдут выборы, существенно отличаются о тех, в которых партиям приходилось работать до этого.

Главный фактор, который будет определять повестку дня в 2015 г. – социально-экономический кризис, который, очевидно, будет серьезным и долгим. С точки зрения электоральной повестки основных вопросов два: как быстро доберется кризис до регионов и повлияет ли он на рост протестных настроений.

На первый вопрос уже почти с уверенностью можно ответить «да». Соцопросы показывают, что россияне уже сегодня чувствуют ухудшение экономической ситуации. А экономисты считают, что до регионов кризисная волна дойдет к началу лета – если не раньше.

А вот ситуация с протестными настроениями пока не совсем понятна. Как отмечают социологи, экономические трудности воспринимаются большинством сограждан как следствие действий внешних противников. Поэтому вызывают не рост недовольства, а напротив – мобилизацию граждан вокруг власти (во всяком случае – вокруг фигуры президента Владимира Путина). Сохранится ли этот объединяющий эффект до осени и в какой степени будет распространяться на региональные власти – вопрос. Однако пока, по мнению экспертного сообщества, оснований ждать в этом году резкой эскалации протестной настроений в регионах нет. Исключение могут составить крупные города, где критика властей и оппозиционные настроения (поддержка политических оппонентов) были всегда ощутимым трендом в умонастроениях жителей.

Политическим партиям придется иметь дело с другим вызовом – изменением выборного законодательства, которое меняет систему выборов в региональные парламенты. Раньше большинство из них формировалось по смешанной системе «50 на 50»: половина депутатов избирались по партийным спискам, половина – по одномандатным округам. Был ряд регионов, где формирование региональной законодательной власти было полностью отдано на откуп пропорциональной системы. Однако сейчас практически везде на территориях произошел возврат к прежней «смешанной» модели выборов. Причем, «партийный» порог может быть снижен до 25%. И это существенно осложняет жизнь для всех, кроме «Единой России».

Партия власти

На сегодняшний день позиции «Единой России» в большинстве субъектов федерации даже прочней, чем на федеральном уровне. Например, из регионов, где осенью пройдут выборы местных парламентов, в Воронежской области «ЕР» имеет 86% мест в областной думе, в Республике Коми – 80 % республиканского Госсовета.

Осенние выборы «единороссов» могут даже усилить. Основная причина – как раз в изменении избирательного законодательства. Как показывает практика, если по партийным спискам оппонентам иногда удается теснить «партию власти», то своих одномандатников «ЕР» проводит почти всегда. С другой стороны, раньше оппозиции было проще договориться с властью и «сдать» округа единороссам, рассчитывая взять свое по партийным спискам. Теперь же борьба за одномандатные округа обострится. Понятно, что представители «ЕР» в ней являются фаворитами, с которыми придется договариваться.

В то же время у «Единой России» могут возникнуть имиджевые сложности, причем с самой неожиданной стороны. Всех своих успехов «ЕР» всегда добивалась в первую очередь как «партия Путина». Однако сегодня партийцам все чаще приходится критиковать действия непопулярного правительства, которое возглавляет их нынешний партийный лидер Д. Медведев. В то время как президент от «единороссов» дистанцировался, явно предпочитая Объединенный народный фронт…

В связи с этим неоднократно возникали разговоры о возможности преобразования ОНФ в политическую партию и последующей перезагрузке партии власти. Однако сегодня уже можно сказать, что если такой сценарий и будет реализован, то уже в 2016 году. А на нынешних региональных выборах единороссы и ОНФ будут сотрудничать. Скорее всего, наиболее заметные региональные «фронтовики» получат возможность выдвигаться в депутаты по партийным спискам, используя «ЕР» в качестве «политического лифта». Для единороссов такой альянс тоже удобен: он решает вопрос выдвижения сильных кандидатов-одномандатников. Хотя и чреват некоторыми аппаратными трениями на стадии согласования кандидатур.

Наконец, предстоящие выборы будут иметь для «ЕР» и еще одну особенность. Судя по всему, власть будет стремиться провести их если и не прозрачно, то, во всяком случае, бесконфликтно. Поэтому привычный для единороссов административный ресурс использоваться, конечно, будет, но ограниченно. Так что партийные активы уже начали настраиваться на конкурентную политическую борьбу.

Традиционные спаринг-партнеры

Что касается партий парламентской оппозиции, то здесь в наиболее выигрышной позиции находится КПРФ. Во-первых, если у кого-то и получится превратить растущее недовольство экономической ситуацией в свой политический капитал, то в первую очередь у коммунистов. А во-вторых, КПРФ имеет наиболее успешный опыт реальной политической борьбы на региональном уровне. Причем порой им удается добиваться заметных успехов: вспомним хотя бы громкую победу кандидата от КПРФ Анатолия Локтя на выборах мэра Новосибирска. А из регионов, которым предстоят выборы, позиции КПРФ сейчас наиболее сильны в той же Новосибирской области (21% мандатов в Законодательном собрании), а также в Калужской (23% мест в областном парламенте).

Куда сложнее ситуация у «Справедливой России». Партия сейчас явно находится не в лучшей форме. Региональные выборы 2014 года оказались для «эсэров» практически провальными. Пожалуй, самый яркий пример – выборы в Московскую городскую думу. Партия, в 2011 г. получившая в Москве около 13 % голосов, три года спустя не смогла провести в столичный парламент ни одного депутата. Впрочем, позиции «СР» «на местах» и раньше трудно было назвать сильными…

Похоже, что в новой политической ситуации главным ресурсом для «Справедливой России» может стать все тот же ОНФ. Разговоры об их сближении начались еще осенью, когда лидер «СР» предложил своим соратникам активнее «проявлять себя» на мероприятиях Фронта. Сейчас же речь идет о новом этапе сотрудничества: представители «СР» могут получить места в руководящих структурах ОНФ, а активисты-«фронтовики» – возможность выдвигаться в депутаты от «СР». За счет этого партия сможет усилить свой кадровый состав. А главное – в очередной раз продемонстрировать свою лояльность по отношению к власти.

Правда, после этого имидж партии рискует окончательно размыться. Но это – вопрос дальнейшей федеральной политической стратегии. А с точки зрения тактики расставание с остатками оппозиционного флера в обмен на административное покровительство – хорошая сделка, которая позволит «СР» сохранить свое присутствие в региональных законодательных органах.

А вот перспективы еще одного политического «старожила» – ЛДПР – пока не слишком оптимистичны. Выборы 2014 года показали, что ЛДПР постепенно сдает позиции. Кроме того, для партии, основной ресурс которой – харизматичный федеральный лидер, переход к выборам по одномандатным округам может оказаться серьезным ударом. Впрочем, скорее всего, «жириновцам» удастся удержаться в региональных парламентах, однако их представленность там станет, возможно, менее заметной.

«Новая кровь»

По мнению ряда экспертов, новый политический сезон может дать старт трансформации привычной «четырехпартийной» системы и встраиванию в нее новых игроков.

После недавней реформы законодательства сегодня в России насчитывается более 70 политических партий. Однако в реальной политической деятельности на региональном уровне из партий, не представленных в Госдуме, заметны лишь несколько: «Патриоты России» и «Родина» на патриотическом фланге, «Яблоко» и «Гражданская платформа» – на «либеральном», партии-спойлеры — «Коммунисты России» и др.

«Родина» представляется сегодня наиболее амбициозным проектом. Неофициально ее представители называют свою партию «самой влиятельной из непарламентских». И с этим можно согласиться.

Во-первых, будучи политическим проектом вице-премьера Дмитрия Рогозина, «Родина» обладает значительным административным ресурсом. Причем при благоприятных обстоятельствах этот админресурс может превратиться и в финансовый (особенно с учетом того, что курируемый Д. Рогозиным ВПК объявлен одним их немногих направлений, которых не коснутся неизбежные в этом году сокращения бюджета).

Во-вторых, «Родина» заняла удачную идеологическую позицию: ее демонстративный «агрессивный патриотизм» прекрасно вписывается в сегодняшнюю повестку дня. Наконец, партия очень выигрышно позиционирует себя относительно других политических сил. Она нарушает монополию «Единой России» на право быть «партией Путина»: объявляет себя «спецназом президента» и обозначает в качестве главного стратегического партнера возглавляемый президентом ОНФ. В то же время «Родина» не является «партией власти», и это сохраняет ей свободу маневра для критики действий как федерального правительства, так и местного руководства. Визуальная стилистика (красный цвет и пятиконечная звезда), а также лозунги в стиле «Заводы – рабочим», призваны перехватить симпатии сторонников КПРФ. А резкость высказываний лидеров «Родины» уже вполне способна конкурировать с фирменным эпатажем В. Жириновского. Все это создает хорошие предпосылки для успеха «Родины» на думских выборах.

Однако пока у партии есть большие проблемы с эффективностью в регионах. На выборах 2013 и 2014 годов значительных успехов у «Родины» не было. Как следствие, «рогозинцы» испытывают сложности с финансированием своих отделений: региональный бизнес не спешит вкладываться в партию, которая пока не показала умения побеждать. Кроме того, судя по сведениям из ряда источников на Старой площади вообще пока не приняли решения, давать ли партии «зеленый свет».

В итоге на осенних региональных выборах «Родина» может оказаться одним из самых мотивированных участников: доказав свою эффективность, она сможет выиграть пропуск в «большую» политику. К чему лидер партии Д. Рогозин, безусловно, стремится.

Успех «Родины» может стать плохой новостью для «Патриотов России»: они занимают ту же электоральную нишу, что и «рогозинцы», а две партии там просто не нужны. Участвуя в политике с 2006 года, определенных результатов «Патриоты» смогли добиться только в нескольких республиках Северного Кавказа. И максимум, на что сейчас может рассчитывать партия Геннадия Семигина – сохранение на политической арене в привычном статусе активных статистов.

Что же касается либерального фланга, то здесь никаких неожиданностей в 2015 году не ожидается. Ветеран российской политики партия «Яблоко» от года к году участвует в местных выборах все менее успешно, и вряд ли сможет нарушить эту традицию. Что же касается амбициознойеще недавно «Гражданской платформы», то после фактического выхода из него Михаила Прохорова перспективы партии неясны. Новый лидер партии Ринат Шайхутдинов демонстрирует ритуальный оптимизм, заявляет о серьезных предвыборных планах и оценивает потенциальный электорат своей партии в 20% россиян. Однако рассматривать «Гражданскую платформу» как самостоятельную политическую силу никаких оснований пока нет. А понадобится ли Кремлю в нынешних условиях новый предвыборный либеральный проект – пока вопрос. Во всяком случае, на ближайшие региональные выборы никакого заметного влияния либералы не окажут.

Скорее всего, региональная избирательная кампания в этом году хоть и станет для большинства участников непростой, но больших неожиданностей не принесет. Основной вопрос – в какой степени эта осенняя тренировка сможет помочь партиям год спустя. Поскольку оптимистичных социально-экономических прогнозов на 2016 год сегодня нет, а события меняются быстрее, чем бы того хотелось. Причем почти всем.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: