Политическая ситуация в Калининградской области на старте избирательной кампании по губернаторским выборам


Сегодня политическую повестку в Калининградской области в основном формируют предстоящие 13 сентября выборы губернатора, а также экономическая и социальная ситуация, накладывающая ограничения и на тактические, и на стратегические решения и действия федерального центра и региональной элиты.

9 февраля 2015 года в Калининграде состоялось первое заседание Светлогорского экспертного клуба, в ходе которого был представлен аналитический доклад о политической ситуации в регионе накануне выборов губернатора. В ходе последовавшей дискуссии эксперты клуба пришли к выводу об устойчивости социально-политической и внутриэлитной ситуации в регионе, консолидации региональной элиты вокруг фигуры действующего губернатора и его поддержке федеральным центром на предстоящих выборах.

1. Социально-политическая ситуация: системная стабилизация

За прошедшие несколько месяцев региону не удалось избежать проблем: в частности, министерство экономики Калининградской области недавно спрогнозировало[1] сокращение ВРП в 2015 году на 4,3%, объяснив это колебаниями курса рубля и снизившейся доступностью кредитных ресурсов, а также относительно высокой зависимостью от импортной составляющей. Одному из крупнейших региональных производителей, холдингу «Автотор», пришлось сократить около 500 работников в связи с остановкой выпуска автомобилей General Motors. Региональное правительство прогнозирует в 2015 году уровень зарегистрированной безработицы примерно 1,6%, а в 2016 году, после отмены таможенных льгот Особой экономической зоны, эта цифра может достичь 2%; ранее губернатор региона предупредил о риске и более масштабных сокращений.

В то же время в области активно развивается строительная отрасль; отмечен рост притока туристов из других регионов России. Предприятия области даже в наиболее тяжелой ситуации стремятся избегать масштабных сокращений, предпочитая гибко варьировать условия оплаты и занятости персонала и надеясь на улучшение макроэкономической обстановки. На федеральном уровне наблюдаются признаки стабилизации экономической ситуации, что препятствует углублению кризиса.

Ключевую роль в формировании стратегической перспективы для региона сыграла созданная в декабре 2014 года правительственная комиссия по вопросам социально-экономического развития Калининградской области, возглавляемая председателем правительства РФ Д.А. Медведевым, в состав которой вошли руководители министерств и крупнейших предприятий, а также представители областной администрации.

Именно в ходе работы комиссии было найдено решение одной из основных проблем развития Калининградской области, связанной с институциональной неопределенностью, вызванной прекращением в 2016 году действия федерального закона «Об особой экономической зоне» и получившей в экспертном сообществе название «Проблема-2016». Предложенное комиссией решение о введении в Калининградской области режима территории опережающего развития позволит в основном компенсировать те льготы, которые предприятия-резиденты утрачивали с окончанием действия закона, а главное – обеспечит стабильные институциональные рамки для развития региона. Важно и то, что работа над этим решением началась задолго до старта избирательной кампании. Проект был предложен практически за год до наступления критического срока, что позволяет детально его проработать и избежать издержек неподготовленных решений.

Кроме того, Правительство РФ официально утвердило постановление о предоставлении межбюджетных трансфертов на компенсацию финансовых потерь при реализации инвестиционных проектов в ОЭЗ Калининградской области.[2] Закрепленный в нем механизм обеспечивает финансовую компенсацию потерь, которые резиденты Особой экономической зоны несут при реализации инвестиционных проектов, и является частью комплекса протекционистских мер, призванных компенсировать повышенные таможенные и налоговые издержки региональной экономики.

Благодаря формированию ясных институциональных рамок создается база для стратегического планирования регионального развития. 19 мая региональное правительство одобрило законопроект «Об организации стратегического планирования в Калининградской области», разработанный в рамках исполнения «майских указов» Президента РФ. Он призван разрешить проблему приведения регионального законодательства в сфере регионального индикативного планирования и прогнозирования в соответствии с федеральным. Проект был обсужден и поддержан представителями региональных бизнес-элит.

К настоящему времени социально-политическая ситуация характеризуется системной стабилизацией с перспективой улучшенияпри высокой степени консолидации региональных элит, отсутствии явных административных и хозяйственных просчетов. На фоне относительной нормализации внешнеполитических отношений России и стран ЕС, стабилизации внутриполитической и экономической обстановки в стране, консолидации основных политических сил вокруг фигуры действующего президента поддержка федеральным центром региональных властей практически гарантирует Калининградской областной администрации высокий кредит доверия населения.

Данные ведущих социологических служб региона показывают[3],[4], что жители оценивают ситуацию в регионе в целом удовлетворительно, хотя восприятие ситуации несколько ухудшилось в городах и поселках области, более чувствительно воспринявших экономические трудности последних месяцев. Именно высокие цены на товары, а также высокие тарифы на услуги ЖКХ жители называют ключевыми проблемами. Несколько менее проблемными считаются вопросы здравоохранения, безработицы и доходов населения. При этом отрицательная динамика характерна именно для оценок жителями возможностей трудоустройства, сферы ЖКХ и здравоохранения.

При этом жители Калининградской области по-прежнему высоко оценивают деятельность федеральных органов власти, а также в целом позитивно воспринимают работу региональной администрации, доверяют ключевым федеральным и региональным политическим фигурам. При этом если в случае с Президентом РФ уровень поддержки в 2015 году держится на новом «плато», то поддержка населением губернатора в различных аспектах за последние полгода даже несколько улучшились.

Несмотря на отмечаемые материальные проблемы, жители региона оценивают будущие перспективы скорее оптимистично: по сравнению с декабрем значительно снизилась доля тех, кто ожидает в будущем ухудшений. Таким образом, согласно общественному мнению, пик кризиса практически пройден, и в ближайшее время должно наступить улучшение. С одной стороны, это сообщает общественно-политической среде региона устойчивость, с другой – в случае ухудшения экономической ситуации социальная напряженность может резко возрасти.

Уровень протестного потенциала в регионе за последнее время несколько возрос, что неудивительно, учитывая сложную социально-экономическую обстановку, ухудшившееся материальное положение населения и негативные ожидания. Жители несколько чаще стали признавать, что в регионе возможны массовые протестные выступления, а также сами готовы более охотно принять участие в активных политических акциях – митингах, демонстрациях.

При этом серьезных протестных акций в регионе за весенние месяцы не происходило: ни акция за возврат пригородных поездов (организована «Патриотами России»), ни инициированные сторонниками Виктора Богдана протесты против отказа в регистрации кандидатов на муниципальных выборах в Балтийском районе не стали многочисленными и не вызвали сколь-нибудь значимого общественного резонанса. В то же время имеющий некоторый потенциал протест Михаила Черенкова против проведения в регионе рок-фестиваля Kubana, хотя и освещался активно оппозиционными СМИ, не привел ни к каким активным протестным действиям. Не нашлось также желающих выступить против недопущения к участию в праймериз «Единой России» Константина Суслова, кандидатура которого была отклонена из-за технических нарушений.

Очевидно, что массовая протестная консолидация населения возможна только вокруг наиболее острых и типичных для всех жителей проблем: безработицы, здравоохранения, ЖКХ, продовольственной безопасности. Наиболее вероятно также, что существенное обострение этих проблем возможно только в условиях серьезного макроэкономического или политического кризиса, а также при условии, что областная администрация не найдет общего языка при оперативной выработке решений ни с внутрирегиональными элитами, ни с федеральным центром.

Сегодня отсутствуют какие-либо существенные признаки подобных проблем. Возникавшие несколько ранее разногласия (например, руководства области с министром спорта Виталием Мутко по поводу места строительства стадиона) успешно разрешены, позиции областной администрации улучшаются в серьезных рейтингах (рейтинг ОНФ по исполнению «майских» указов президента,[5] рейтинг влияния глав субъектов АПЭК[6]), федеральный центр явно выражает поддержку действующему главе и его администрации. Свою поддержку Николаю Цуканову на предстоящих выборах недавно также выразили ключевые представители региональной политической и бизнес-элиты: депутат Государственной Думы РФ Андрей Колесник, председатель Областной думы Марина Оргеева и владелец «Автотора» Владимир Щербаков.

При условии отсутствия серьезных внешних потрясений, значительных ухудшений макроэкономической или внешнеполитической обстановки следует ожидать снижения социальной напряженности при сохранении инерционности экономической динамики.

2. Политические игроки на старте выборов: доминирование Николая Цуканова и «Единой России», ниши конкурентов

Ключевым политическим событием 2015 года, вокруг которого выстраиваются все политические процессы региона, станут выборы главы области, по итогам которых победу с высокой степенью вероятности одержит действующий губернатор области Николай Цуканов. Однако выборы губернатора являются важным, но тактическим пунктом в среднесрочной борьбе за политическое влияние в регионе, и конфигурация местного политического ландшафта в ходе текущей кампании складывается с учетом этого. В большинстве случаев выдвинутые региональными отделениями политических партий конкретные кандидатуры имеют небольшое значение, и задачи, которые решаются партиями в ходе данных выборов, несопоставимы по своим масштабам.

«Единая Россия» (текущая электоральная поддержка – 45-51%). Фактически единственным реальным игроком на политическом поле, способным бороться за пост губернатора, на предстоящих выборах станет кандидат от «Единой России». Именно поэтому фактически губернатор выявится уже в ходе внутрипартийных выборов, так называемых праймериз, а затем закрепит достигнутый результат прямым голосованием. Текущий электоральный рейтинг губернатора Николая Цуканова (прямая поддержка) выше, чем рейтинг партии. Экстраполирование текущего уровня электоральной поддержки с учетом уровня явки и развертывания кампании позволяет сделать прогноз, что Николай Цуканов выиграет губернаторские выборы в первом туре с результатом 60-65%.

Сам по себе механизм праймериз представляет собой семь встреч с выборщиками (в состав которых входят не только члены партии «Единая Россия», но и представители общественных организаций региона), в ходе которых из предложенного списка кандидатов выборщики смогут тайно проголосовать за троих. По итогам голосования на всех семи площадках будет определена тройка кандидатур, которая будет внесена на рассмотрение региональной партийной конференции, где и будет официально определен единственный кандидат от партии.

Для участия в праймериз региональный политсовет «Единой России» утвердил список из шести кандидатов. Ими стали действующий губернатор Николай Цуканов, директор Центра жилищного просвещения Ольга Аринцева, глава-председатель совета депутатов муниципального образования «Светловский городской округ» Сергей Бевз, гендиректор ООО «Модуль-Стройград», депутат городского Совета Калининграда Евгений Верхолаз, военный пенсионер Олег Урбанюк, а также гендиректор предприятия ООО «Гусев-Сухие Строительные Смеси» и депутат областной Думы Сергей Фирсиков.

КПРФ (электоральная поддержка – 6-7%). Коммунистическая партия уже определилась со своим кандидатом на предстоящих выборах – им станет лидер регионального отделения партии Игорь Ревин (уровень прямой электоральной поддержки – 1-2%). Несмотря на относительно высокий рейтинг, поддержка населением партии за последние месяцы устойчиво снижается: отсутствие каких-либо активных и заметных действий, а также череда внутрипартийных скандалов, которые в конечном итоге привели к расколу в руководстве партии, заметно ударили по ее популярности. Безусловно, свой традиционный электорат – довольно консервативный – партия сохранит, однако воспользоваться возможностью сыграть на волне общенациональной патриотической мобилизации ей скорее всего не удастся.

Очевидно, что основные силы И.Ревин сосредоточит на укреплении своих позиций на федеральном уровне – в Государственной думе РФ, депутатом которой он стал 13 мая 2015 года. Примечательно, что федеральное руководство КПРФ не считает возможным вмешиваться в сложившуюся ситуацию, порождая путаницу и распыление персональной поддержки электората. В качестве альтернативных кандидатур возможны были бы выдвижение главы фракции в областной думе Александра Леушина или заместителя И.Ревина Юрия Семенова. Исходя из сложившейся ситуации, на текущий момент можно предположить, что И.Ревин наберет на выборах губернатора 4-7%.

ЛДПР (4-5%). Калининградское отделение либерально-демократической партии пока не назвало фамилию своего кандидата на предстоящих выборах, однако на рассмотрение внесены две кандидатуры: координатора регионального отделения партии, депутата Областной думы Александра Ветошкина (прямая поддержка – 3-4%) и депутата Госдумы РФ от Калининградской области Александра Старовойтова. С начала 2015 года ни региональное отделение партии, ни его лидер не проявляли в местном медийном поле значимой активности, что отразилось на снижении уровня поддержки населением. Наиболее заметным политическим событием последнего времени с участием партии можно назвать временный отказ нескольким депутатам в регистрации на муниципальных выборах в Балтийском городском округе по причине ряда технических неточностей.

В сложившихся условиях, когда существующими силами привлечь внимание избирателя к партии будет сложно, ЛДПР остается либо опираться на имеющийся стабильный электорат – несколько более радикальный в своих политических установках, но в целом провластный, либо попытаться выдвинуть новую политическую фигуру. Внутренние ресурсы регионального отделения партии в этом отношении крайне скромны, поэтому наверняка будет выдвинут Александр Старовойтов. С учетом того, что известность депутата не выходит за пределы устойчивого электората партии, вряд ли уровень его поддержки при сохранении имеющихся тенденций превысит 3-5%.

«Справедливая Россия» (2%). О выдвижении своего кандидата пока не объявили и региональные руководители «Справедливой России». С наибольшей долей вероятности им станет лидер регионального отделения партии, депутат Областной думы Павел Федоров (прямая поддержка – около 1%). Партия несколько активизировалась в медийном поле в последнее время, однако в основном в скандальном ключе – отказ в регистрации (с последующим восстановлением) депутатов от партии на муниципальных выборах в Балтийском городском округе и новость об ограблении офиса регионального отделения не позволили партии вернуть интерес избирателей, да и в целом электоральная база этой политической силы в регионе размыта.

В условиях политического застоя и отсутствия электоральных перспектив партия может решить задействовать в кампании «новые лица» как регионального (одной из альтернатив может стать секретарь регионального отделения, депутат Областной думы Наталья Масянова), так и федерального уровня, о чем в недавнем интервью намекнул председатель регионального отделения. Тем не менее независимо от конкретных персоналий перспективы кандидата набрать на выборах губернатора более 3% представляются маловероятными.

«Патриоты России» (около 1%). Партия не выдвинула своего кандидата на предстоящие выборы; можно было бы ожидать, что им станет председатель регионального отделения партии Михаил Чесалин (прямая поддержка – около 1%). Региональное отделение партии уже на старте избирательной кампании использует резко оппозиционную риторику, занимаясь организацией протестных акций и пытаясь привлечь на свою сторону негативно настроенный электорат. Вместе с тем низкие показатели поддержки партии избирателями и узнаваемости лидера регионального отделения показывают, что значимых перспектив в этой кампании партия не имеет. С учетом того, что перспективы партии пройти муниципальный фильтр нереалистичны, скорее всего, кандидат от нее на выборах представлен не будет.

Депутатское объединение «Запад России» (рейтинг «Гражданской платформы» – около 1%). После расформирования регионального отделения «Гражданской платформы» электоральные перспективы любой политической организации-преемника и ее кандидата на текущих выборах выглядят довольно слабо. У «Гражданской платформы» было три относительно привлекательные кандидатуры для выдвижения в качестве кандидата на пост губернатора. Но после того, как активно продвигаемая в медиа-поле Алла Войтова (прямой рейтинг – 2%) воздержалась от вступления в новое депутатское объединение, фактически таких фигур осталось две: Соломон Гинзбург (2-6%) и Константин Дорошок (1-4%). При этом оба потенциальных кандидата обладают достаточно высоким антирейтингом и вряд ли сумеют существенным образом нарастить свою электоральную базу в силу специфичности «своего» избирателя и узкоспециализированной риторики. Вероятнее всего — несмотря на то, что объединение бросит все ресурсы на то, чтобы попытаться успеть зарегистрировать политическую организацию, — принять участие в выборах ему не удастся, что крайне неблагоприятно отразится на дальнейших электоральных и в целом политических перспективах ее участников.

3. Консолидация элит на старте кампании. Отсутствие реальных альтернатив

Текущая конфигурация политических сил практически не оставляет интриги на предстоящих губернаторских выборах. Это стало возможно благодаря высокой степени консолидации региональных политических и бизнес-элит вокруг фигуры действующего губернатора и его поддержке региональным сообществом и федеральным центром — при одновременной дезинтеграции региональной оппозиции.

Фактически процедура внутрипартийных праймериз «Единой России» является в первую очередь не инструментом селекции, а инструментом легитимации выдвижения кандидатуры на пост руководителя региона: ни одна из крупных политических фигур не была выдвинута на праймериз, и это позволяет сделать вывод о том, что ключевые внутриэлитные договоренности были достигнуты ранее. Более того, с началом кампании поддержку избранию Николая Цуканова на второй срок выразили депутат Госдумы РФ Андрей Колесник и высший представитель региональной законодательной власти Марина Оргеева. Поддержку действующему губернатору выражает и глава Калининграда Александр Ярошук.

Выбор кандидатуры действующего губернатора как основного кандидата на предстоящих выборах представлял собой сложный многоступенчатый процесс, включавший в себя оценку таких факторов, как общественная поддержка, поддержка политическими элитами, поддержка бизнес-элитами, наличие (и влияние) региональной оппозиции и наличие реальной внешней (федеральной) альтернативы.

Действующий губернатор пользуется широкой общественной поддержкой, которая не является прямой функцией от возросшей поддержки населением федеральных властей и провластной мобилизации последнего года. На протяжении первого губернаторского срока оценки работы губернатора и уровень доверия населения к нему варьировались в зависимости от происходящих и в стране, и в регионе событий. Несмотря на то, что прошедшие без малого четыре года характеризовались довольно турбулентной макроэкономической и региональной политической ситуацией, губернатору и его администрации удалось проявить выдержку и последовательность в решении актуальных проблем, а также добиться принятия федеральным центром стратегических для развития области решений.

Главе региона также удалось выстроить региональный сегмент вертикали власти, добившись лояльности глав муниципалитетов и выстроив с ними рабочие взаимоотношения, а также сформировать стабильный и компетентный управленческий костяк в администрации региона. Относительно частая ротация кадров в первые месяцы губернаторского цикла, которую часто вменяли в вину губернатору, завершилась, и теперь «кадровая чистка» переместилась на средний уровень – руководителей агентств и ведомств. На более высоком уровне отставки происходят в основном на почве выявленных нарушений и конфликта интересов. Важным достижением региональной власти стало прекращение многолетнего противостояния с администрацией областного центра, с которой при Цуканове налажен конструктивный диалог.

Внутрирегиональные политические силы не могут предложить достойной альтернативы прежде всего из-за узости своих электоральных ниш. Оппозиционное положение не позволяет им выйти за рамки традиционной платформы и традиционного электората (смещенного от политического центра влево или вправо) более или менее существенно. Использование провластной риторики неизбежно приведет альтернативные политические силы к сближению их позиций с «партией власти», но без получения сопоставимых возможностей и ресурсов, что создаст образ «соглашателей» и заставит их «потеряться» на фоне действий политического «центра». Таким образом, региональная оппозиция оказывается «запертой» внутри своих электоральных ниш. А с учетом того, что сектор оппозиционного электората в последний год имеет тенденцию сужаться, оппозиционным партиям приходится вступать в жесткую конкуренцию внутри одной-двух ниш. Это приводит, как правило, к двум сценариям: «размыванию» лица партии, пытающейся охватить максимально широкую часть сужающегося оппозиционного электората, либо ее маргинализации в связи с более жесткой кристаллизацией собственных позиций. Именно с этим связаны слабые действия оппозиционных партий в медийном поле, а также потеря узнаваемости населением лидеров региональных политических отделений.

Этим же во многом объясняется невозможность консолидации оппозиции путем выдвижения единого кандидата: сближение позиций неизбежно приведет к утрате своеобразия, а также неизбежному перераспределению электората между партиями, что в условиях обострившейся «внутринишевой» конкуренции крайне нежелательно. Кроме того, ни один из лидеров местных оппозиционных партий не обладает сопоставимым с губернатором уровнем узнаваемости, зато во всех случаях их электоральный рейтинг оказывается ниже антирейтинга.

Отсутствие реальных «внешних» (федеральных) альтернатив обусловлено рядом других причин. Во-первых, ни один из федеральных игроков, который мог бы быть заинтересован возглавить Калининградскую область, не обладает сколько-нибудь заметной поддержкой среди населения региона (а зачастую – даже достаточной степенью узнаваемости); во-вторых, доверие населения к федеральным властям распространяется только на федеральный уровень власти: выдвижение кандидата от «федералов» на выборы губернатора региона неизбежно было бы воспринято либо как внедрение «варяга», не знающего местной специфики либо как посылка «наместника» для перевода региона в режим «ручного управления», что вызвало бы беспокойство и недовольство как населения, так и политических и бизнес-элит. Таким образом, в условиях, когда в регионе достаточно эффективно работает лояльный федеральному центру и признанный региональной элитой губернатор, внедрение «внешнего элемента» скорее нарушило бы региональный внутриэлитный баланс, сложившийся за последние годы.

В конечном итоге действия губернатора и его администрации, а также сложная социально-политическая и экономическая обстановка фактически не оставили у федерального центра сомнений по поводу предпочтений на предстоящих выборах главы региона, а сложившуюся ситуацию можно охарактеризовать как консолидацию элит (как федеральных, так и региональных). Проверкой этой консолидации стала серия визитов важных российских политических фигур в область в 2014 году, а ожидаемым результатом завершения этого процесса — приглашение губернатора на беседу с президентом в конце 2014 года. Это было воспринято местными элитами как сигнал федеральной поддержки. Кроме того, федеральный центр предпринял ряд последовательных шагов для создания инструментов поддержки развития области и обеспечения ее стратегической устойчивости.

В этих условиях действующий губернатор области фактически является единственным игроком, который имеет признанное региональной элитой право представлять интересы всех субъектов политического поля и социального пространства. Он не стеснен рамками партийных ниш и фактически выполняет роль регионального гаранта институциональной и политической стабильности, в которой заинтересованы все основные политические игроки.


Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: