Партийное поле России накануне Единого дня голосования 2016 года

/

Фонд ИСЭПИ представляет доклад «Партийное поле России накануне Единого дня голосования 2016 года». 

ОСНОВНЫЕ ВЫВОДЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

1. Избирательный цикл 2016 года имеет для партийной системы России двойное политическое значение.
Во-первых, совмещение выборов в Госдуму с выборами депутатов 39 региональных парламентов дает возможность непарламентским партиям значительно расширить объем квалификационных льгот на выборы разных уровней. Получение хотя бы 3% голосов избирателей на выборах в Госдуму позволит партиям заработать «общероссийскую льготу» и в течение ближайших 5 лет выдвигать кандидатов без сбора подписей на выборах всех уровней во всех регионах. Прохождение на выборах 18 сентября хотя бы в один региональный парламент по спискам даст непарламентским партиям «федеральную квалификацию» уже на следующие выборы в Госдуму — право выдвигаться без сбора подписей, чтобы с учетом этого конкурентного преимущества выстраивать стратегию развития и межпартийных альянсов. Результат не менее 3% на выборах в ЗС обеспечит партии «региональную квалификацию» в этом субъекте РФ — право в течение ближайших 5 лет выдвигать кандидатов без сбора подписей на все выборы в данном регионе.
Во-вторых, в 2016 году для большинства новых партий, появившихся на партийном поле России после реформы 2012 года, истекает половина «защищенного» срока протяженностью 7 лет, в течение которого, в соответствии со статьей 37 ФЗ «О политических партиях», они не могут быть ликвидированы за невыполнение основной функции — участия в выборах в определенном количестве субъектов РФ. В активе малых партий еще останется три электоральных цикла (2017, 2018 и 2019 гг.), но уже по уровню активности малых партий на выборах в Единый день голосования в 2016 году можно будет судить о перспективах естественного укрупнения российской партийной системы в 2019-2020 гг.
2. Перед сентябрьскими выборами 2016 года около 25 партий находятся на благоприятной траектории регионального развития и могут рассчитывать на выполнение требований ФЗ «О политических партиях» по количеству участия в региональных или местных выборах к 2020 году. Не менее 16 партий уже после ЕДГ-2016 досрочно выполнят установленные законом требования.
Введение квалификационной системы для малых партий в 2014 году резко затормозило активность сугубо политтехнологических партийных проектов, однако не мешает расширять географию участия в выборах малым партиям с собственной идеологией и разветвленной региональной оргструктурой дружественных общественных организаций. На текущий момент около 8-10 таких партий тоже могут рассчитывать на выполнение требований ФЗ «О политических партиях» к 2020 году по критерию участия в выборах в ЗС или органы МСУ. 4
3. Квалификационная система для непарламентских партий на выборы в Госдуму без сбора подписей в 2016 году соответствует современному состоянию партийной системы.
В 2011 году правила допуска на выборы в Госдуму без сбора подписей оказались фактически запретительными для всех непарламентских партий, от которых требовалось невыполнимое условие – представительство не менее чем в 1/3 парламентов субъектов РФ (28 регионов). В 2016 году норматив представительства партии в ЗС снизился с 28 до 1 субъекта РФ, и автоматическое право участвовать в выборах в Госдуму без сбора подписей получили уже не 4, а 14 партий. Они охватывают все идеологическое поле, и межпартийная конкуренция обнаруживается во всех идеологических нишах.
Наиболее активные в регионах и подготовленные к сбору подписей прочие малые партии в основном предпочли на выборах в Госдуму вступить в альянс с одной из 14 партий с «федеральной квалификацией» («Партия профессионалов», «Трудовая партия России», «Партия пенсионеров России», КПСС – неудачная попытка альянса с «Гражданской силой») или сосредоточились на выборах в отдельных регионах.
4. Выборы депутатов ЗС в 2016 году подтвердили значимость участия малых партий в муниципальных выборах. Успехи в выборах МСУ по партспискам дают партиям возможность затем выдвинуть кандидатов в ЗС без сбора подписей, причем не только при прохождении в органы МСУ, но и при получении хотя бы 3-4% голосов в крупном областном центре или нескольких средних по численности муниципалитетах.
На выборах в ЗС в 2016 году по «региональной льготе», без сбора подписей, зарегистрировано 48 списков малых партий (без учета «Яблока», которое по результатам выборов в Госдуму-2011 имеет «общероссийскую льготу» и зарегистрировало не менее 28 списков). Таким образом, преимуществами от участия в местных выборах последних лет смогли воспользоваться 17 малых партий. Исключая единичные случаи, везде выдвижение по «региональной льготе» обеспечило малым партиям гарантированную регистрацию. Еще в 10 случаях непарламентские партии не воспользовались заработанной льготой, лишив себя возможности принять участие в региональных выборах 2016 году.
После политической реформы 2012-2014 гг. выборы по партспискам проходят, как минимум, в областных центрах всех субъектов РФ, кроме городов федерального значения. Год назад в ЕДГ прошло 216 муниципальных выборов по партспискам, на которых можно было заработать льготы на будущие выборы в ЗС, включая и выборы нынешнего года. В ЕДГ-2016, по подсчетам ИСЭПИ, состоится еще не менее 135 муниципальных кампаний по партспискам в 24 регионах.
5. Хотя в год совмещенных федеральных и региональных выборов непарламентские партии, участвующие в выборах в Госдуму, сконцентрировали ресурсы на федеральной кампании, а сбор подписей на выборах в ЗС остался в зоне ответственности региональных отделений и часто без централизованной поддержки, на выборах в ЗС в 2016 году зафиксировано около 40% случаев регистрации партсписков по подписям
от числа списков, сдавших подписи в избирком. Таким образом, справиться со сбором подписей хотя бы в одном регионе удалось 13 малым партиям.
На выборах в ЗС в 2016 году сдали подписи в избиркомы 95 списков малых партий. Еще в 33 случаях малые партии, которые заверили списки, в итоге сами не представили в избиркомы в срок необходимый пакет документов на регистрацию или де-факто взяли самоотвод. Из этих 95 случаев 38 списков (40%) получили регистрацию. Отказы в регистрации из-за недостаточного числа подписей или превышения доли брака получили 57 списков (60% от числа сдавших подписи). В отдельных случаях партии отзывали подписи, сами обнаружив их несоответствие требованиям.
6. В совокупности в 20 субъектах РФ из 39, где проходят выборы в региональный парламент, хотя бы одна малая партия смогла успешно пройти «подписной фильтр» в дополнение к тем партиям, которые уже имели региональную льготу для выдвижения в ЗС.
Наибольшее число партий, зарегистрированных по подписям, — в Нижегородской области (6 партий), ХМАО и Томской области (по 3). Кроме того, в 2016 году уже насчитывалось большое количество регионов, в которых по результатам местных выборов «региональной льготой» обладали от 7 до 13 партий. Из них в Красноярском крае, Свердловской области, Московской области, Амурской области, Липецкой области, Самарской области зарегистрировались почти все партии-«льготники», а с отказом по подписям или трудностями с подготовкой документов на регистрацию столкнулись в основном микро-партии, ранее почти не проявлявшие себя в региональной и местной политике.
Таким образом, среднее число партий в бюллетенях на плановых выборах в ЗС 2016 году составляет около 7 списков на регион, тогда как на двух единых днях голосования в 2011 году – 4,85 списка на регион.
Всего в выборах в ЗС хотя бы в одном регионе – по подписям или региональной льготе — зарегистрировано 24 непарламентских партии, не считая «Яблока».


ДИНАМИКА РЕГИОНАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ НЕПАРЛАМЕНТСКИХ ПАРТИЙ И ПЕРСПЕКТИВЫ УКРУПНЕНИЯ ПАРТИЙНОГО ПРОСТРАНСТВА К 2020 ГОДУ

1. Политическое значение Единого дня голосования-2016 заключается не только в том, что федеральные выборы подведут итог партийно- политической реформы 2012-2015 гг. Второй немаловажный аспект предстоящих выборов связан с тем, что в этом году для большинства новых партий, зарегистрированных только в середине 2012 года или позже, истечет половина «защищенного» срока протяженностью 7 лет, в течение которого, в соответствии с ФЗ «О политических партиях», эти партии не могут быть ликвидированы за невыполнение основной функции — участие в выборах.
Накануне ЕДГ-2016 в экспертном сообществе уже стартовало обсуждение перспектив сохранения в политической системе России малых партий, которые не сумели заработать квалификацию на выборы в Госдуму и не попытались зарегистрировать федеральный список кандидатов через сбор подписей избирателей. Уже звучат прогнозы о неизбежной массовой ликвидации малых партий в 2019-2020 гг., когда истечет 7-летний «защищенный» период для новых партий. В качестве основного аргумента в пользу такого сценария приводится тезис о трудностях участия малых партий в выборах разных уровней (преимущественно, губернаторов и депутатов ЗС) в условиях, когда неквалифицированным партиям необходимо собирать подписи избирателей. Однако проведенный при подготовке данного исследованиями анализ активности малых партий на региональных и муниципальных выборах в 2012-2015 годах (т.е. на первой половине их партийного пути) показывает, что прогнозы ликвидации подавляющего большинства партий пока являются преждевременными, не всегда подкреплены электоральной статистикой и не учитывают некоторые институциональные особенности допуска партийных кандидатов на выборы разных уровней.

При существующих электоральных трендах достаточно вероятным является сценарий, при котором к 2020 году партийная система РФ естественным образом укрупнится до 25 партий, а еще ряд микро-партий вернутся в статус движений и общественных организаций (с правом участия в муниципальных выборах), каковыми они де-факто и являются сейчас. В таком случае партийное поле России укрупнится примерно в два раза, так как за прошедшие четыре года в выборах региональных депутатов и муниципальных выборах принимали участие только 52 партии (из 74 зарегистрированных и имеющих право выдвигать кандидатов по состоянию на середину 2016 года).

2. В соответствии со статьей 37 ФЗ «О политических партиях», по истечении «защищенного» 7-милетнего периода для новых партий, т.е. в 2019-2020 гг., малым партиям будет необходимо соответствовать одному из следующих критериев участия в выборах по итогам предыдущих 7 лет:

  • федеральный список партии был зарегистрирован на выборы депутатов Госдумы (таким образом, статус зарегистрированной партии гарантированно сохраняют 14 партий, которые сегодня принимают участие в парламентских выборах);
  • кандидат партии был зарегистрирован на выборы Президента РФ (пройдут в 2018 году);
  • партийные кандидаты были зарегистрированы, т.е. прошли «муниципальный фильтр», на выборах губернаторов в 9 регионах (не менее 10% субъектов РФ);
  • партийные кандидаты или списки были зарегистрированы на выборы в региональные ЗС не менее чем в 18 регионах (не менее 20% субъектов РФ). Для этого партиям требуется или получить региональную квалификацию в данном регионе на местных выборах по партспискам, или собрать подписи в размере 3% от численности избирателей региона;
  • партийные кандидаты или списки были зарегистрированы на муниципальных выборах в 43 регионах (не менее 50% субъектов РФ), что по смыслу корреспондирует с положением ФЗ «О политических партиях», в соответствии с которым региональные отделения партии должны быть созданы не менее чем в половине субъектов РФ.

Представляется, что для малых партий второго уровня, не участвующих в выборах в Госдуму, наиболее перспективной является ориентация именно на участие в выборах МСУ в 43 регионах.

С одной стороны, участие малых партий в выборах МСУ по партийным спискам позволяет им постепенно расширять географию «региональных квалификаций» и зарабатывать право баллотироваться в региональные ЗС без сбора подписей. Для этого достаточно выполнить одно из двух условий:

  • получить всего один «списочный» мандат на выборах хотя бы в один представительный орган власти МСУ, будь это даже сельское поселение или небольшой муниципальный район, а не только крупный город;
  • накопленным итогом на нескольких муниципальных выборах в одном регионе получить голоса 0,5% избирателей этого субъекта РФ, даже если партсписок не смог пройти в органы МСУ.

С другой стороны, для неквалифицированных малых партий система регистрации на выборы МСУ является намного более доступной, чем на выборы в ЗС. На выборах в ЗС неквалифицированным партиям требуется собирать по 3% подписей избирателей как за список, так и за партийного одномандатника. Но для выдвижения списков или одномандатников на выборы депутатов МСУ любого уровня нужно собрать лишь 0,5% подписей. А на поселенческом уровне, где мажоритарные выборы чаще всего проводятся по многомандатным округам, часто от кандидатов требуется и вовсе лишь 10-20 подписей. По расчетам ИСЭПИ, 18 сентября пройдет более чем 4,4 тыс. кампаний по выборам депутатов МСУ по мажоритарной системе, а в ЕДГ-2015 таких выборов состоялось свыше 9,2 тысяч.
Участие кандидатов от любых партий в выборах глав муниципальных образований вовсе не требует сбора подписей, а в соответствии с недавним решением КС РФ на поселенческом уровне прямые выборы глав МСУ сохранены. В 2015 году в ЕДГ на прямых выборах было разыграно почти 1,3 тыс. мест руководителей муниципальных образований, 18 сентября 2016 года будут избраны более 600 глав МСУ.

Чтобы партия была признана участвующей в выборах в конкретном регионе в соответствии с нормами ФЗ «О политических партиях», достаточно регистрации на выборах хотя бы партийного кандидата по мажоритарному округу или на выборах главы МСУ, а отнюдь не только партийного списка.

3. Статистика показывает, что возвращение института сбора подписей избирателей на выборах депутатов МСУ и ЗС для неквалифицированных партий (т.е. не добившихся электоральных успехов в регионе в прежние годы) негативно отразилось, главным образом, на сугубо политтехнологических партиях, которые не имеют региональной структуры и создавались с прицелом на выдвижение по спискам и часто – со спойлерскими целями.
За первые два избирательных цикла 2012-2013 гг., когда любые партии могли выдвигать своих кандидатов без сбора подписей, сразу два политтехнологических спойлера заблаговременно выполнили норматив по количеству участий в выборах в ЗС (не менее 17 регионов). Они стали единственными из малых партий без «федеральной квалификации», кто уже защищен от ликвидации в 2019-2020 гг. по такому основанию, как неучастие в выборах:

  • КПСС – выборы в ЗС в 18 регионах в 2012-2013 гг. и еще в 8 регионах в последующие два года, когда партии пришлось собирать подписи или воспользоваться ранее заработанной «региональной льготой». Итого КПСС имеет в активе 26 регионов перед ЕДГ-2016. Ранее КПСС уже завоевала значительное количество региональных квалификационных льгот (после ЕДГ-2015 – 10 регионов), дающих возможность идти на выборы в ЗС без сбора подписей, благодаря чему география электорального участия КПСС в 2016-2018 гг. продолжит расширяться;
  • «Демократическая партия России» — выборы в ЗС в 18 регионах в 2012-2013 гг. и еще в 3 регионах в последующие два года, через сбор подписей. Итого на текущий момент у ДПР в активе 21 регион. При этом в отличие от КПСС, у ДПР результаты на всех выборах оказывались микроскопическими, в пределах нескольких десятых долей процента.

Введение квалификационной системы в 2014 году остановило другие крупные политтехнологические партии в нескольких шагах от выполнения норматива по количеству участий в выборах в ЗС:

  • преобразованная в спойлер против «Гражданской платформы» М. Прохорова партия «Гражданская позиция» (в 2012 году – «Партия социальных сетей») за первые два цикла без сбора подписей зарегистрировала списки в 16 регионах. После 2013 года партия не участвует в региональных выборах ни по спискам, ни по округам;
  • «Союз Горожан» за первые два цикла получил в свой актив 14 регионов, а в 2014 году собрал подписи на выборах в Севастополе – итого 15 регионов. После этого партия перестала участвовать в региональных выборах;
  • «Социал-демократическая партия России», оказавшись в первые два цикла без сбора подписей в бюллетенях на выборах в ЗС 11 регионов, затем проявила себя только на выборах в Мосгордуму – итого 12 регионов. Затем партия заморозила участие в выборах;
  • Почти идентичная география электорального участия у «Народной партии России», только для нее последним годом участия в региональных выборах оказался 2013 год – итого 11 регионов;
  • еще одна преобразованная партия «Народный альянс» (бывшая «Родная страна») участвовала в выборах в ЗС без сбора подписей только в 2013 году и имеет в своем активе 7 регионов.

Для всех этих партий остается возможность собрать подписи за выдвижение партсписка или одномандатника (последнее – гораздо экономичнее) на выборы в ЗС в 2017-2018 гг. и выполнить законодательно установленный норматив. Тем более что в 2018 году запланирована вторая по массовости кампания по выборам в региональный парламент после ЕДГ- 2016. Но на текущий момент объем затрат на продолжение участия этих партий в выборах в ЗС со сбором подписей, очевидно, превышает гипотетическую выгоду от их сохранения в партийной системе, из-за чего они переведены в «спящий» режим.
Политтехнологические партии в первую очередь пострадали от возвращения сбора подписей и на выборах муниципального уровня. С 2014 года, когда введена квалификационная система на выборы депутатов разных уровней, они либо почти полностью отказались от участия в выборах органов МСУ и остановились в развитии («Народный альянс», «Демократическая партия России», «Гражданская позиция», «Союз Горожан» 7 , «Социал- демократическая партия России» — некоторые из них по инерции еще поучаствовали в единичных местных выборах в 2014 или 2015 гг.), либо участвуют в единичных кампаниях по выборам глав МСУ, где кандидатам от партий подписи по-прежнему не требуются («Народная партия России»).

Вместе с тем, наиболее электорально успешный проект «Центра Богданова» – КПСС продолжает расширять географию участия в местных выборах даже после возвращения института сбора подписей и выполнения норматива по участию в выборах в ЗС. В 2014-2015 гг. партия занесла в свой портфель муниципальных кампаний 10 новых регионов (доведя их общее число до 28 регионов), где ее кандидаты были зарегистрированы на выборы депутатов МСУ как по мажоритарным округам, так и по партспискам. Именно КПСС среди всего пула политтехнологических партий продолжает участвовать в выборах в 2016 году, хотя и с меньшей интенсивностью.
4. Из остальных партий в максимальной близости от выполнения норматива по количеству участий в выборах в ЗС находится партия «За Справедливость!» («ПарЗаС»), которая расширяет географию участия даже после возвращения института сбора подписей. В 2014-2015 гг. партия заработала 3 новых региона и сегодня имеет в активе уже 15 регионов (до выполнения норматива остается принять участие в выборах в ЗС по спискам или округам в 2 регионах).
Одновременно «ПарЗаС» последовательно расширяет географию участия в муниципальных выборах. По итогам четырех избирательных циклов партия приняла участие в выборах органов МСУ уже в 18 регионах, хотя после возвращения института сбора подписей этот тренд замедлился – лишь 5 новых регионов на местных выборах в 2014-2015 гг.

5. Несколько партий даже после возвращения института сбора подписей расширяют электоральную географию на выборах МСУ достаточными темпами для выполнения норматива. Все они имеют либо собственную четкую идеологию, либо разветвленную региональную оргструктуру дружественных общественных организаций. Перспективы этих партий за оставшиеся 3-4 избирательных цикла принять участие в местных выборах в половине субъектов РФ выглядят весьма благоприятными:

  • «Партия пенсионеров России» (связана с «Союзом пенсионеров России» под руководством сенатора В. Рязанского) — 9 новых регионов после возвращения института сбора подписей и уже 24 региона в активе (осталось зарегистрировать кандидатов на местных выборах в 19 регионах);
  • «Трудовая партия России» (связана с профсоюзным объединением СОЦПРОФ и депутатом Госдумы С. Вострецовым) – 5 новых регионов после возвращения института сбора подписей и активное участие в выборах в регионах первой волны, в итоге 24 региона имеется в активе перед ЕДГ-2016 (осталось зарегистрировать кандидатов на местных выборах в 19 регионах);
  • «Казачья партия РФ» (опирается на актив реестрового казачества в регионах, поддерживается полпредством в ЦФО) – партия начала интенсивно участвовать в местных выборах уже после возвращения института сбора подписей (в 2013 году – партия была задействована лишь в 7 кампаниях в 5 регионах), за последние два года зарегистрировала кандидатов в органы МСУ еще в 16 регионах и в совокупности за время существования охватила 21 регион, в том числе за пределами ЦФО (до 2020 г. осталось зарегистрировать кандидатов на местных выборах в 22 регионах);
  • «Партия Великое Отечество» (лидер – публицист и один из руководителей движения «Антимайдан» Н. Стариков) – партия начала участвовать в выборах только в 2014 году, уже после возвращения института сбора подписей и с нуля нарастила электоральную географию до 19 регионов всего за два избирательных цикла (до 2020 г. осталось зарегистрировать кандидатов на местных выборах в 24 регионах).

6. В переходном положении оказалась партия «Альянс Зеленых». Созданная на базе региональной сети движения «Зеленая альтернатива» Олега Митволя и при финансовой поддержке своего бывшего лидера Глеба Фетисова, партия за четыре цикла приняла участие в 220 муниципальных кампаниях и охватила уже 27 регионов на выборах МСУ и 11 регионов на выборах в ЗС.
Однако после ухода Фетисова из политики и, что более важно, размежевания «Альянса Зеленых» с Митволем, который возглавляет список конкурирующей РЭП «Зеленые» и имеет хорошие шансы на избрание в Госдуму по округу, региональное развитие партии остановилось. В 2015 году партия «закрыла» лишь 1 новый регион и сосредоточилась на участии в выборах лишь в нескольких опорных субъектах РФ (Московская область, Башкортостан, Северная Осетия). Более того, и в Подмосковье в 2016 году, накануне выборов в Мособлдуму, партию покинули прежние лидеры.
Есть угроза того, что «Альянс Зеленых» перейдет в статус де-факто региональной и локальной партии, растратив накопленный в прошлые годы электоральный потенциал.

7. Несколько партий к настоящему моменту выполнили норматив участия в выборах МСУ на 25-35% и сохраняют шансы расширить географию электорального участия до половины регионов. Это тоже партии с достаточно разветвленной дружественной организационной структурой или аутентичным идеологическим позиционированием. Рубежными для этих политических сил могут оказаться выборы 2016 года.
Позитивную динамику в последние два года, после введения квалификационной системы на выборах депутатов разных уровней, демонстрируют:

  • «Союз труда», который связан с официальными профсоюзами при ФНПР, участвует только в выборах депутатов МСУ (требуется сбор подписей) и после возвращения института сбора подписей заработал больше новых регионов (7), чем в 2013 году, когда действовали прежние правила регистрации на выборы (5 регионов). В итоге перед ЕДГ-2016 в активе партии 12 регионов;
  • «Рот Фронт» (партия «альтернативных левых»), которая начала участвовать в выборах депутатов МСУ только после возвращения института сбора подписей и уже имеет в активе 11 регионов;
  • «Российский общенародный союз», создателем которой был известный политик Сергей Бабурин. За четыре цикла партия приняла участие в местных выборах в 14 регионах, после введения квалификационной системы она сохранила прежние темпы развития (6 новых регионов за последние два года);
  • «Партия защитников Отечества» начала активно участвовать в муниципальных выборах, причем именно депутатов, уже после введения квалификационной системы. За период с 2014 года по середину 2016 года охвачено новых 8 регионов, и всего у «Защитников Отечества» в активе 11 регионов.

В переходной зоне находятся партии, региональное развитие которых после введения квалификационной системы значительно замедлилось, а самостоятельная роль в партийной системе – не всегда очевидна:

  • «Города России» (создавалась при Всероссийском обществе охраны природы). Партия достаточно активно участвует в выборах глав МСУ, где сбор подписей не требуется. За четыре цикла в активе партии набралось 15 регионов, однако в последние два года география расширяется слишком медленно (лишь 4 новых региона);
  • «Аграрная партия России». Партия начала участвовать в местных выборах только в 2013 году, и на этот год пришелся пик ее активности. После возвращения института сбора подписей партия добавила в свой актив 5 новых регионов и на текущий момент участвовала в выборах в 12 субъектах РФ;
  • «Партия ветеранов России». В ее активе 12 регионов, но после введения квалификационной системы партия добавила в свой актив только 4 новых региона;
  • в эту группу попадает и партия «За женщин России». Она имеет в своем активе муниципальных кампаний 13 регионов за четыре избирательных цикла, а также участвует в нынешнем году в выборах в ЗС по ранее заработанным квалификационным льготам (что может дать ей по итогам ЕДГ-2016 половину искомого числа участий в региональных выборах). Однако с 2015 года партия перестала расширять географию участия в муниципальных кампаниях.

8. Среди партий, которые пока добрались на местных выборах только до отметки в 10 регионов, не просматривается политических сил с потенциалом быстрого роста. Скорее всего, после выборов 2016 года можно будет определенно говорить о том, что они не претендуют на сохранение в партийной системе в среднесрочной перспективе.
Относительно активное региональное развитие в последние два года, когда действует система сбора подписей избирателей, демонстрировали «Партия дела», «Партия возрождения России» и «Народ против коррупции». Они прибавили за 2014-2015 гг. по 6-7 новых регионов, однако не участвовали («Партия возрождения России» и «Народ против коррупции») или почти не участвовали («Партия дела») в выборах на начальном этапе либерализации партийной системы. Поэтому сегодня в их активе имеются лишь 6-8 регионов, а их попытки стать заметными игроками на выборах региональных парламентов в отдельных субъектах РФ в качестве «контрэлитных» партий оказались неудачными.

Среди партий, появлявшихся на муниципальных выборах хотя бы в 8-10 регионах, но свернувших активность, – «Умная Россия» (11 регионов, но наибольшая активность пришлась на 2012 год), «Демократический выбор» (9 регионов, но после создания «Демкоалиции» в 2015 году и раскола в партии она не имеет стратегии развития), «Партия мира и единства» (9 регионов, эпизодическое участие в выборах) и «Молодая Россия» (8 регионов, после 2013 года лишь эпизодическое участие в выборах).
Однозначными кандидатами на лишение регистрации в 2019-2020 гг. из-за недостаточного количества участий в выборах выглядят также малоизвестные партии, которые участвовали в выборах лишь эпизодически, не обладают широкой региональной сетью и не смогли стать интересными для федеральных, корпоративных или местных ресурсных групп влияния. В отдельных случаях они на время стали значимым игроком регионального партийного поля (например, «Партия возрождения села» в Красноярском крае), но продолжают функционировать скорее в статусе локальных партий. Если эти партии за оставшиеся 3-4 избирательных цикла так и не сформулируют стратегию регионального развития и не привлекут достаточных ресурсов для ее реализации, то в будущем они смогут сохраниться в политике в статусе общественной организации.

9. Таким образом, весьма вероятным выглядит сценарий, при котором к выборам в Госдуму 2021 года партийная система России будет насчитывать 20-25 партий, из которых 14 партий сохранят регистрацию за счет участия в нынешних парламентских выборах, а еще около десятка – через выдвижение кандидатов на региональных или муниципальных выборах. При этом партийная система будет естественным путем очищена от большинства политтехнологических партий-спойлеров, благодаря институциональным параметрам избирательной системы, заложенным в нее в ходе донастройки в 2014 году.
Остальные партии, особенно те из них, кто за это время укоренился в отдельных субъектах РФ или муниципалитетах (например, «Партия возрождения села» в Красноярском крае), даже в случае ликвидации к 2020 году за невыполнение норматива по географии участия в выборах, смогут продолжить выдвигать своих кандидатов на местные выборы уже как общественные организации. В настоящее время федеральное законодательство и региональные законы разрешают общественным организациям принимать участие в местных выборах. Уже в 2015 году общественные организации самостоятельно выдвигали кандидатов и собственные списки на выборы депутатов и глав МСУ в 11 регионах.
Таблица №1. Выполнение партиями норматива по участию в выборах депутатов парламентов субъектов РФ и муниципальных выборах в период с июня 2012 года по август 2016 года

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.14.50.png

2Снимок экрана 2016-08-23 в 11.15.20.png

3отор.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.16.01.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.16.27.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.23.48.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.24.50.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.25.00.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.26.18.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.27.14.png
Снимок экрана 2016-08-23 в 11.28.03.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.28.54.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.29.50.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.30.41.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 11.31.22.png

ЭФФЕКТИВНОСТЬ КВАЛИФИКАЦИОННОЙ СИСТЕМЫ ДЛЯ МАЛЫХ ПАРТИЙ НА ВЫБОРАХ В ГОСУДАРСТВЕННУЮ ДУМУ РФ 

К 20 августа завершился период регистрации партий на выборы депутатов региональных парламентов, хотя в отдельных регионах еще продолжаются судебные процессы оспаривания решений об отказах в регистрации (например, в Мурманской области суд второй инстанции в середине августа восстановил регистрацию РППС на региональных выборах). Статистика активности малых партий на выборах 2012-2015 гг., а также анализ активности и итогов регистрации непарламентских партий на выборах депутатов ЗС в 2016 году позволяют более взвешенно оценить, насколько открытой для участия малых партий, в том числе собиравших подписи избирателей, оказалась кампания по выборам депутатов Госдумы.

1. Можно констатировать, что в 2016 году квалификационная система допуска непарламентских партий на выборы в Госдуму оказалась полностью адекватна текущему состоянию партийной системы – в отличие от выборов 2011 года. А в отношении отдельных партий, которые в последние годы пребывали в «спящем» режиме и в основном игнорировали региональные и местные выборы (партия «Гражданская сила» до смены ее руководства в конце 2015 года, бывшее «Правое дело» до его преобразования в «Партию Роста» в 2016 году), действующая система квалификации на выборы в Госдуму и вовсе может показаться слишком мягкой. К примеру, «Гражданская сила» получила квалификацию фактически благодаря чуть более 700 голосов избирателей, отданных за список партии на выборах Собрания депутатов Ненецкого АО в 2014 году (регион со сверхмалой численностью избирателей), а в других выборах в последние 2 года практически не участвовала. Квалификация «Правого дела» была обеспечена на выборах 2011 года в республиках с управляемым и кланово- этническим типом голосования, после этого партия участвовала в выборах депутатов ЗС только в 2012-2013 гг., когда любые партии могли не собирать подписи, а затем тоже перешла в «спящий» режим.

Напротив, в 2011 году система квалификации на выборы в Госдуму без сбора подписей оказалась фактически запретительной для всех немногочисленных непарламентских партий, функционировавших на тот момент времени. В прошлом цикле право на выдвижение в Госдуму без сбора подписей малая партия получала лишь при де-факто невыполнимом условии – прохождение на выборах по партспискам в 28 региональных парламентов (1/3 субъектов РФ). По этой причине «Патриоты России», «Яблоко» и «Правое дело» в 2011 году были вынуждены собирать по 150 тыс. подписей. Тогда как на самих выборах «Яблоко» получило более 3,4% голосов, что явно свидетельствовало о том, что система квалификации отсекает от автоматического участия в выборах в Госдуму партии, пользующиеся значительной поддержкой.

В 2016 году квалификационный норматив снизился на порядок, и на нынешние выборы в Госдуму без сбора подписей отобрались все партии, которые имеют представительство по партспискам хотя бы в 1 региональном парламенте. Если норматив представительства в региональных парламентах снизился по сравнению с 2011 годом в 28 раз, то ужесточение требований к сбору подписей малыми партиями второго эшелона оказалось несоразмерным – лишь с 150 тыс. до 200 тыс. подписей. Также усложнились правила юридического оформления подписных листов, выросла тщательность и качество проверки собранных подписей в избиркомах.

2. О соответствии действующей квалификационной модели состоянию самой партийной системы свидетельствует и то обстоятельство, что среди 4-х малых партий второго эшелона, заверивших списки и собиравших подписи, не оказалось партий с широкой географией электорального участия в выборах низших уровней.

Только партия «Великое Отечество» и в меньшей степени «Союз труда» попытались подкрепить кампанию сбора подписей на выборах в Госдуму одновременным участием в значимом числе выборов депутатов региональных парламентов (10 и 6 регионов из 39 соответственно). Однако в подавляющем большинстве случаев они не смогли квалифицироваться на выборы в ЗС из-за большого уровня брака в подписях, доходившего порой до 30%. На этом фоне ожидаемым оказался и высокий брак в подписях, собранных ими на федеральных выборах. В предыдущие годы, как следует из таблицы №1, «Великое Отечество» и «Союз труда» также не преуспели на выборах депутатов региональных парламентов (в активе каждой из партий только по 3 региона участия), делая ставку в основном на муниципальные кампании и часто – только в мажоритарных округах.

Партия «Воля», представившая в ЦИК РФ лишь около 20% от требуемого количества подписей избирателей, параллельно баллотировалась в парламент только одного субъекта РФ. В ходе региональных и местных выборов в 2012-2015 гг. ее участие тоже было эпизодическим.

«Родная партия» в этом цикле и вовсе не заявилась на выборы в ЗС ни в одном из 39 регионов. Электоральная история партии на муниципальных выборах началась только в 2014 году и пока оценивается как микроскопическая (всего 4 кампании в 3 регионах за два последних цикла).

3. Наиболее подготовленные к сбору подписей на выборах в Госдуму партии отказались от самостоятельного выдвижения или пошли по пути альянсов с уже квалифицированными партиями.

Партия КПСС – наиболее успешный политтехнологический проект «Центра Андрея Богданова» с широкой географией электорального участия – предприняла попытку слияния с партией «Гражданская сила», а после неудачи отказалась от участия в парламентской кампании.

«Партия профессионалов» Оксаны Дмитриевой изначально ориентировалась не на сбор подписей, а на заключение предвыборного союза с одной из квалифицированных партий, сперва проведя переговоры с «Гражданской силой», а в итоге оказавшись в структуре «Партии Роста».

Еще одна партия с репрезентативной географией участия в региональных и местных выборах, что позволяло ожидать успешного сбора подписей и на выборах в Госдуму, — это «Альянс зеленых». Однако в 2015 году партия оказалась в состоянии внутреннего раскола. С выходом Олега Митволя потеряла часть своей региональной сети (изначально партия создавалась Митволем на базе движения «Зеленая альтернатива»), столкнулась с оттоком ранее примкнувших к ней региональных политиков в более перспективные малые партии («Родина», «Партия Роста», «Яблоко») и фактически сосредоточилась только на региональных и местных выборах в нескольких регионах.

Некоторые партии, которые имеют разветвленную сеть дружественных общественных организаций в регионах, положительную динамику участия в региональных и местных выборах и могли бы рассчитывать на успех в деле сбора подписей, идут на выборы в Госдуму в фактическом альянсе с «Единой Россией» («Трудовая партия России», «Партия пенсионеров России»). Они добились успеха своих лидеров и сторонников на праймериз правящей партии и не стали выдвигать собственные списки.

Не стали пытаться собирать подписи «Партия за справедливость» (ПарЗаС) и «Казачья партия РФ» (КаПРФ), которые тоже наращивают в последние годы географию электорального участия. Их выдвижение в Госдуму, скорее всего, дало бы повод для обвинений в спойлерстве из-за схожести сокращенных наименований с брендами ПАРНАС и КПРФ.

Таким образом, в условиях крайне мягких квалификационных требований отсутствие партий, зарегистрированных на выборы в Госдуму через сбор подписей, скорее свидетельствует о соответствии нынешних правил игры реальному балансу сил в партийной системе, нежели чем дает основания говорить о деградации самого института сбора подписей (по крайней мере, для выборов по партийным спискам). Характерно, что ни одна из 4-х партий, не сумевших собрать подписи на выборы в Госдуму, не стала оспаривать отказ в регистрации в судебном порядке.

4. Линейка из 14 партий, зарегистрированных на выборах в Госдуму, охватывает все идеологическое поле и все основные идеологические ниши, что тоже говорит об адекватности действующей квалификационной модели текущему состоянию партийной системы и запросу избирателей.

«Единая Россия» является доминирующим игроком на центристском поле и среди консерваторов-государственников. На этом же поле частично будут работать «Патриоты России» и «Родина», которые, судя по их первым агитационным действиям, готовы позиционироваться как большие патриоты и более активные сторонники В. Путина, чем сама «ЕР».

К своей безоговорочной поддержке политики В. Путина будут апеллировать и партии, находящиеся в левоцентристской нише социальной справедливости и претендующие на то, чтобы перехватить ту часть еще недавно лояльных избирателей, которые ситуативно недовольны социально- экономической политикой правительства РФ или региональных властей. Основные игроки на этом поле – «Справедливая Россия» и увеличившая свой рейтинг как партии второго выбора ЛДПР, в какой-то мере КПРФ. Их конкурентами среди малых партий выступят «Российская партия пенсионеров за справедливость» и частично «Родина».

У ядерного электората коммунистов, ностальгирующего по советской эпохе, 18 сентября будет выбор между КПРФ и «Коммунистами России». Последняя, в отличие от не баллотирующейся КПСС, не является чистым политтехнологическим «спойлером», а пытается навязать КПРФ идейно- содержательную дискуссию вокруг основополагающих коммунистических идей и последовательности в их отстаивании, для чего консолидировала часть бывших членов и сторонников КПРФ.

Окончательно оформилось разделение либерального флангана «либерал-патриотов», сочетающих либеральные требования к общественно-культурной сфере, развитию экономики и частного сектора с безоговорочной
поддержкой внешнеполитического курса руководства России («Партия
Роста», «Гражданская платформа»
), и «евролибералов», выступающих за
ориентацию на Запад в вопросах геополитики и продвижение западных
ценностей в общественно-культурную и экономическую сферу («Яблоко» и
отчасти ПАРНАС
).

На ведущие роли в национал-патриотическом секторе по-прежнему
претендуют ЛДПР и «Родина». ЛДПР по инерции все еще воспринимается
как «партия за русских», хотя она и ушла от тесной ассоциации с «русским
вопросом» и практически отказалась в своей риторике от «антимигрантской»
повестки. А укрупненная группа списка ЛДПР по северокавказским
республикам и вовсе сформирована в основном за счет местных политиков и
общественников и имеет хорошие шансы на списочный мандат. «Родина», в
свою очередь, уже активно позиционирует себя как «национальный фронт».

Однако конкуренцию ЛДПР и «Родине» в этом сегменте составят еще
2 партии
. С одной стороны, в Москве с «антимигрантской» повесткой на
протяжении 2016 года активно работает московский горком КПРФ. С другой
стороны, близкую к себе политическую силу на выборах в Госдуму получили
лидеры радикальных националистов, занявшие проукраинскую позицию в
событиях 2014 года. Это связано с тем, что с августа координацию
агиткампании ПАРНАС в регионах фактически взял на себя Вячеслав
Мальцев, взгляды которого существенно отличаются от идеологии ПАРНАС,
либеральные СМИ утратили интерес к кампании ПАРНАС после распада
«Демкоалиции», а демократические активисты, выдвинутые ПАРНАС в
округах, наоборот, начали активно дистанцироваться от ассоциаций с
партией в агитации. Не исключено, что по мере приближения выборов
ПАРНАС может еще активнее смещаться в национал-демократическую нишу.

Наконец, в глазах избирателей с регионально ориентированным типом
голосования несколько партий на выборах в Госдуму вполне способны
занять нишу «региональной контрэлиты», эксплуатируя электоральный
раскол «действующая региональная власть VS региональная оппозиция». В
разных регионах эту роль будут играть «Родина» и «Партия Роста», в
отдельных случаях — «Российская партия пенсионеров за справедливость»,
«Справедливая Россия» и даже «Яблоко», однако этот тип голосования все
же более актуален для выборов в ЗС, а не в Госдуму.

В бюллетене на выборах в Госдуму будет место для нишевой
экологической партии – РЭП «Зеленые»
. На поле зеленого протеста и
повестки охраны окружающей среды составит конкуренцию «Яблоку», которое традиционно плотнее всех крупных оппозиционных партий работает
с локально экологической повесткой и экоактивистами на местах.

Определенную конкуренцию как для правящей партии, так и для
партий «патриотического» и «либерально-патриотического» фланга в борьбе
за голоса неидеологизированной молодежи и сторонников здорового
образа жизни
может попытаться составить «Гражданская сила». Сменив
руководство, партия претендует на нишевую роль партии «молодых
общественников», в ее списке лидеры молодежных движений «СтопХам»,
«Трезвая Россия», фанатских движений и др.

Наконец, узкую нишу радикальной оппозиции властям всех уровней
практически монопольно займет ПАРНАС. Тем более что «Яблоко» в
попытке увеличить свою электоральную базу для сохранения в зоне 3%
голосов и борьбы за барьер 5% стремится смягчить позиционирование и
апеллировать к более широкому кругу избирателей, не готовых к
противостоянию с властью по всему спектру вопросов.

ИТОГИ РЕГИСТРАЦИИ МАЛЫХ ПАРТИЙ НА ВЫБОРАХ В ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ
ОРГАНЫ ВЛАСТИ СУБЪЕКТОВ РФ И ПЕРСПЕКТИВЫ БОРЬБЫ МАЛЫХ ПАРТИЙ
ЗА НОВЫЕ КВАЛИФИКАЦИОННЫЕ ЛЬГОТЫ 

1. Результаты регистрации партийных списков на выборы депутатов
региональных ЗС не подтверждают расхожее мнение о непроходимости
подписного барьера для малых партий
, но еще раз показывают значимость
участия партий в муниципальных выборах по партспискам
, чтобы
заработать «региональные льготы» и в дальнейшем выдвигаться в ЗС без
сбора подписей.

На момент объявления выборов в разных субъектах РФ имелось
различное количество партий, квалифицированных для участия в выборах в
ЗС без сбора подписей. В 19 регионах из 39 это было всего лишь 5 партий с
«общероссийской льготой» (парламентские и «Яблоко»). Однако в
некоторых регионах по 10 и более партий уже обладали соответствующей
льготой — Мурманская область и Амурская область (по 10 партий),
Красноярский край (11), Свердловская область (12), Московская область (13),
Дагестан (18).

Учитывая различия между субъектами РФ по числу партий с
«региональной квалификацией» и разные основания отказов в регистрации,
статистика регистрации непарламентских партий, кроме «Яблока» с
«общероссийской льготой», на выборы в ЗС
, по предварительным данным,
выглядит следующим образом (см. Таблицу №2):

  • На выборах в ЗС зарегистрированы по «региональной льготе», без
    сбора подписей, не менее 48 списков малых партий. К ним можно
    добавить еще не менее 28 регистраций списков «Яблока» тоже без
    подписей. Таким образом, 17 малых партий, помимо «Яблока», на
    выборах в ЗС в 2016 году извлекли выгоду от своего результативного
    участия в муниципальных выборах прежних лет.

  • Заверили списки для регистрации на выборы в ЗС и сдали подписи
    95 списков
    малых партий. Из них зарегистрировано по подписям –
    38 списков
    , т.е. в 40% случаев. Всего справиться со сбором подписей
    хотя бы в одном регионе удалось 13 малым партиям. 

  • Получили отказы в регистрации по подписям по разным причинам
    (большая доля недействительных подписей по итогам проверки,
    изначально сдано подписей меньше норматива) 57 списков малых
    партий. Всего отказы по подписям хотя бы в одном регионе
    получили 15 малых партий. Еще в 3 случаях партии отзывали
    сданные подписи, сами обнаружив их несоответствие требованиям
    («Партия Роста», «Партия Великое Отечество»). 

  • С отказом из-за претензий к несоответствию партсписков нормам
    регионального законодательства, устанавливающим требования к
    количеству кандидатов в списке и территориальных групп,
    столкнулся 1 список РППС и еще 2 списка «Яблока» (идет
    обжалование отказов в Орловской и Курской областях, в
    Новгородской области партия «отбила» регистрацию партсписка
    через ЦИК РФ).

  • 16 малых партий, заверивших списки, сами не представили в срок
    необходимый пакет документов
    на регистрацию или де-факто
    взяли самоотвод (в установленный срок не были сданы подписи
    или исправленные документы на регистрацию, партконференция
    отозвала решение о выдвижении, партия решила не подавать
    подписи после внутренней проверки, партия сама отозвала ранее
    сданные подписи). Предварительно зафиксировано 33 случая.

  • Выбытие после регистрации партсписка (по состоянию на 20
    августа) отмечено в ситуации со списком «Родины» в Дагестане.

  • Малые партии не реализовали «региональную льготу» не менее
    чем в 10 случаях
    . Кроме того, еще не менее чем в 9 регионах своей
    «общероссийской льготой» в итоге не смогло не воспользоваться
    «Яблоко».

Таким образом, среднее число партий в бюллетенях на плановых
выборах в 38 региональных парламентов в 2016 году составит, по видимому,
от 6,95 до 7 списков на регион (в зависимости от исхода обжалования
отказов в регистрации трех списков РППС и «Яблока»), тогда как в 2011 году
на выборах ЗС в этих же регионах – 4,85 списка на регион. На региональных
выборах прошлого года этот показатель был несколько выше – 7,82 списка на
регион. Это может объясняться втрое меньшим количеством кампаний в ЗС в 2015 году и отсутствием параллельной федеральной кампании, что дало
возможность малым партиям сосредоточить ресурсы на участии в выборах в
меньшем числе регионов. Кроме того, в 2015 году малые партии без
«федеральной квалификации» активно пытались воспользоваться последней
возможностью попасть в региональные ЗС по партспискам, чтобы принять
участие в выборах в Госдуму.

2. Итоги регистрации малых партий на выборах в ЗС по подписям
позволяют говорить о режиме благоприятствования для КПРФ во многих
регионах
в ходе нынешнего цикла региональных выборов.

Больше всего отказов в регистрации по подписям получил прямой
конкурент КПРФ в борьбе за ядерный коммунистический электорат — партия
«Коммунисты России» (12 отказов по подписям, еще в 4 случаях партия не
стала подавать финальный пакет документов). В результате прямой
конкурент КПРФ окажется в бюллетенях на выборах в ЗС лишь в 10 регионах,
хотя изначально партия выдвинула списки в 26 субъектах РФ. Эта ситуация,
кроме того, выгодна КПРФ на среднесрочную перспективу, так как отсутствие
«Коммунистов России» на выборах в ЗС во многих регионах не позволит им
заработать новые (или пролонгировать действующие) льготы на выборах в
этих субъектах РФ.

Крайне пассивным в этом цикле оказался политтехнологический
спойлер КПРФ – партия КПСС. Имея «региональные квалификации» в 3
регионах, КПСС зарегистрировала только 2 «льготных» списка и не
воспользовалась этим правом в Красноярском крае, где у КПРФ и так
отмечают значительно ослабленные позиции.

Лишь в 1 регионе зарегистрировалась по подписям «Казачья партия
РФ»
, которая может считаться конкурентом для КПРФ по сокращенному
наименованию в бюллетене – КаПРФ (Липецкая область, здесь же по ранее
заработанной льготе зарегистрированы «Коммунисты России»). Однако в
Ленинградской области партия в итоге не стала подавать в избирком
итоговый пакет документов и подписные листы.

3. Среди крупных партий, помимо «Коммунистов России», также
достаточно высок удельный вес отказов в регистрации по подписям
для
партсписков «Родины» (11 регионов из 15, где партия сдала подписи в
избирком) и «Партии Роста» (6 регионов из 13). Однако единой причины
для отказов в регистрации не просматривается.

В отдельных регионах эти партии, особенно «Родина» (например, в
Приморском крае до ареста мэра Владивостока И. Пушкарева или в Курской
области, та же «Партия Роста» в Приморском крае), пытались
консолидировать вокруг себя оппозиционную часть элит и выступать на
выборах в ЗС в нише контрэлитной оппозиции. Впрочем, в Тамбовской
области, где «Родина» тоже является центром контрэлитной оппозиции
региональным властям, партия прошла регистрацию по подписям.

В других случаях «Родина» в последние недели перед выдвижением
столкнулась с оттоком в другие проекты ресурсных политиков,
первоначально планировавших участвовать от нее в выборах в Госдуму
и/или ЗС (например, такая ситуация имеет место в Псковской области). Свою
роль сыграл и такой фактор, как слабость реготделения или конфликты в
нем в разгар выборов (конфликты в отделениях «Родины» в Пермском крае
или Свердловской области; слабость ряда отделений «Партии Роста»,
которые новое руководство партии за полгода не успело перезагрузить).

Наконец, федеральное руководство «Родины» делает основную ставку
и направляет основные ресурсы на кампанию на выборах в Госдуму, оставив
вопросы участия в выборах в ЗС в зоне ответственности региональных
отделений «Родины»
. У «Партии Роста» ситуация отличается: в отличие от
лидеров «Родины», Борис Титов еще на стадии выдвижения списков
совершил личные визиты в регионы, где его партия выдвигается в ЗС, в
результате у «Партии Роста» намного больше успешных регистраций по
подписям (7 против 3 у «Родины»).

4. В стратегиях нескольких малых партий, не имеющих льготы на
выборы в Госдуму, по-прежнему просматривается ставка на ударную
кампанию на выборах в ЗС в одном относительно небольшом по
численности субъекте РФ
, чтобы преодолеть барьер 5% и таким образом
заработать квалификацию уже на следующие выборы в Госдуму 2021 года.
Именно по такой схеме в 2014 году в Ненецком АО свою «федеральную
льготу» завоевала партия «Гражданская сила».

Собиравшие подписи в разных регионах малые партии, не
добившиеся права участвовать в выборах в Госдуму-2016
, изначально не
обладали достаточным организационным и финансовым ресурсом для
участия в кампаниях сразу в несколько ЗС, и сделали основную ставку на
прохождение подписного барьера в одном-двух регионах
. Хотя, к примеру,
«Партия Великое Отечество» изначально выдвигала списки сразу в 10
регионах, чтобы подкрепить кампанию сбора подписей в Госдуму.

В результате на то, чтобы впервые получить представительство по
партспискам в заксобрании хотя бы одного субъекта РФ, сегодня могут
претендовать следующие малые партии:

  • КПСС в Амурской области. Еще на местных выборах во втором по
    величине городе региона Белогорске в 2013 году КПСС преодолела
    барьер 5% и получила «региональную льготу», позволившую в этом
    году выдвинуть список в региональный парламент без сбора
    подписей. В списке партии и в 2016 году значатся представители
    администрации г. Белогорска, а «новым лицом» партии станет
    достаточно узнаваемый в области политик, до недавнего времени
    лидер реготделения «Справедливой России» Галина Буслова. По
    результатам жеребьевки КПСС стоит в бюллетене непосредственно
    перед КПРФ (№3 и №4 соответственно).

  • Партия «Добрых дел» — в Астраханской области. В отличие от
    гораздо более крупных «Партии Роста» и «Коммунистов России»,
    партия «Добрых дел» единственная смогла пройти подписной
    барьер. В бюллетене на выборах в облдуму будет всего 6 партий,
    однако партии «Добрых дел» достался не самый удачный номер
    (№5, сразу перед «Справедливой Россией»).

  • Партия «Великое Отечество» — в Мордовии. Символика и
    содержание кампании ПВО в Мордовии показывает, что она
    рассчитывает играть на электоральном поле КПРФ, тем более что
    «Коммунисты России» здесь тоже не смогли преодолеть подписной
    барьер. В бюллетене в Мордовии окажется всего 5 партий, ПВО
    занимает место №2 сразу после КПРФ.

  • «Партия пенсионеров России» — в Мурманской области, если по
    итогам судебных споров10 так и не будет зарегистрирован список
    «основной» «Российской партии пенсионеров за справедливость»
    во главе с узнаваемым в регионе политиком Натальей Лещинской. В
    отсутствие РППС на руку «Партии пенсионеров России» может
    сыграть то обстоятельство, что она выставила в общеобластном
    списке и по округу Лещинской ее полного однофамильца-двойника.
    Кроме того, «Партия пенсионеров России» получила
    выделяющийся, последний номер в бюллетене (№9).

5. Итоги регистрации партий на выборы ЗС позволяют предварительно
оценить регионы по качеству политического климата для малых партий, не
имевших «региональных льгот»
в избирательном цикле 2016 года.

Наибольшее число партий, прошедших подписной фильтр,
наблюдается в Нижегородской области (6 партий собрали подписи, отказ
получила только «Партия Великое Отечество»). При этом раньше регион
считался «закрытым» для малых партий, за предыдущие годы ни одна из них
не смогла заработать тут «региональную квалификацию».

Благоприятный климат для малых партий сложился в ХМАО (3 партии
по подписям, отказы в регистрации отсутствуют) и Томской области (3
партии зарегистрированы по подписям, а «Коммунисты России» сами не
подали полный пакет документов на регистрацию). Отказов в регистрации по
подписям или трудностей с завершением процесса выдвижения не возникло
у малых партий и в Вологодской области (2 партии по подписям).

В Оренбургской области, несмотря на утрату «региональной льготы»
на прошлогодних городских выборах, вернулись в число игроков
регионального уровня «Патриоты России» (2 партии по подписям, а микро-
партия «Защитники Отечества» подписи сдала, но в изначально
недостаточном объеме). По 2 партии успешно прошли подписной фильтр в
Липецкой области (еще две малых партии отказались от сдачи полного
пакета на регистрацию), Чувашии (однако здесь еще две партии представили
мало подписей или не донесли документы вовсе), Псковской области (но
еще здесь «Родина» не прошла подписной барьер) и Тюменской области
(однако еще три малых партии не смогли завершить регистрацию, из них
«Коммунисты России» изначально сдали меньшее число подписей).

В группу регионов, где сразу 2 малых партии смогли собрать подписи,
попадает Санкт-Петербург. Однако кампания в городе оказалась
скандальной: вторая партия была зарегистрирована только по решению ЦИК
РФ («дело ПАРНАС»), еще несколько обжалуют отказы в регистрации.

По одной партии зарегистрировалось по подписям сразу в 10 регионах
– в Дагестане, Ингушетии, Мордовии, Красноярском крае, Ставропольском
крае, Астраханской области, Кировской области, Курской области, Самарской
области, Тамбовской области.

В то же время такие регионы, как Красноярский край, Свердловская
область, Московская область, Амурская область, Липецкая область,
Самарская область
, могут быть охарактеризованы как регионы с достаточно
открытой политической системой для малых партий на выборах в ЗС в 2016 году. Здесь изначально большое число партий (от 7 до 13) уже обладали
«региональной льготой», и в основном они не столкнулись с внешними
проблемами при выдвижении и регистрации списков (в отличие от РППС в
Мурманской области или «Родины» в Дагестане). В этих регионах, как
правило, почти не возникало проблем со сбором подписей у малых партий
первого эшелона (участники выборов в Госдуму), а отказы по подписям или
трудности с подачей документов на итоговую регистрацию встретили лишь
микро-партии, ранее не особенно проявлявшие себя в региональной и
местной политике.

Таблица №2. Статистика регистрации непарламентских партий на выборы в 39 парламентов субъектов РФ

Снимок экрана 2016-08-23 в 12.18.03.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 12.19.04.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 12.19.48.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 12.21.15.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 12.22.04.png

Снимок экрана 2016-08-23 в 12.23.22.png

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...