Кампания-2020: факторы победы «Единой России» и усиление конкуренции внутри оппозиции


В ходе единого дня голосования 13 сентября 2020 года в 18 регионах состоялись прямые губернаторские выборы, в 11 – выборы в заксобрания, в 22 – прямые выборы городских парламентов административных центров данных субъектов федерации, по 4 одномандатным округам – довыборы в Госдуму; был завершен целый ряд муниципальных избирательных кампаний.

Одним из основных итогов становится победа в первом туре всех баллотировавшихся в ходе этих кампаний губернаторов и врио глав регионов, а также лидерство «Единой России» во всех регионах, где состоялись выборы в заксобрания, включая группу протестных территорий, например, Республику Коми, Костромскую и Новосибирскую области. Даже в одном из наиболее сложных для партии большинства регионе, Республике Коми, «Единая Россия» на выборах в Госсовет получила примерно двукратное преимущество над ближайшим конкурентом – ЛДПР: 29,8% против 14,83%.

Кандидаты от «Единой России» лидировали во всех одномандатных округах, где были выдвинуты: в Нижнекамском округе №28 (что было наиболее ожидаемо, учитывая нахождение округа на территории традиционно патерналистского Татарстана) и в Сеймском округе №110 (расположенном в политически устойчивой Курской области), но также по итогам конкурентной кампании по Ярославскому округу №194. Представитель оппозиции (выдвинутый «Справедливой Россией» Александр Самокутяев) победил только в Лермонтовском округе №147 (Пензенская область), где кандидат от «Единой России» не выдвигался.

«Единая Россия» получает первое место по партийным спискам на выборах в городские парламенты подавляющего большинства региональных административных центров, где применялась смешанная система формирования соответствующих представительных органов. Исключением становится Тамбов, где как по пропорциональной, так и по мажоритарной системам лидирует партия «Родина». Первое место на голосовании по партспискам «Единая Россия» получает на выборах в представительные органы в протестных Томске и Новосибирске. 

Конкурентные кампании: федеральные игроки и региональные элиты

В регионах, где проходили конкурентные кампании (к ним можно отнести: Республику Коми, Костромскую, Новосибирскую, Челябинскую области на выборах в заксобрания; Иркутскую и Смоленскую области, где проходили выборы губернаторов; Ярославский округ №194 на довыборах в Госдуму), успешными оказались усилия «Единой России» по расширению электоральной базы на фоне тактики парламентских оппозиционных партий, чаще работавших в традиционных для себя политических нишах.

Итоги выборов в целом ряде конкурентных регионов позволяют поставить под сомнение тезис о том, что успехи «Единой России», а также действующих губернаторов и врио глав регионов, могут достигаться исключительно за счет возможностей, создаваемых дополнительными днями голосования.  При этом высокая доля проголосовавших досрочно в ходе нынешней кампании была характерна прежде всего именно для традиционно патерналистских регионов. Среди территорий такого типа, где проходили выборы в заксобрания, можно выделить Белгородскую область (75,53% проголосовавших досрочно), Ямало-Ненецкий автономный округ (71,77%), среди регионов, где проходили губернаторские кампании – Татарстан (68,54%). Напротив, в целом ряде конкурентных регионов доля проголосовавших досрочно оказалась ниже или лишь незначительно выше 50%. Среди регионов, где проходили губернаторские кампании, можно выделить Иркутскую область (48,62% проголосовавших досрочно), Чувашию (33,41%), а также Костромскую область (49,45%), где были совмещены кампании по выборам губернатора и депутатов заксобрания; чуть более 50% составил этот показатель в Смоленской области (54,47%) или, например, в достаточно протестной Архангельской (55,38%). В числе конкурентных территорий, где проходили выборы в заксобрания, досрочное голосование имело место в умеренных масштабах в Новосибирской (44,34%) и Челябинской (52%) областях. Одним из регионов-лидеров по масштабам досрочного голосования стала Тамбовская область (77,42%), что не помешало успеху партии «Родина» на проходивших одновременно выборах в Тамбовскую городскую Думу (лидерство этой партии с 44,27% голосов по спискам и ее кандидатам в 17 из 18 одномандатных округов).

На этом фоне весьма вероятно постепенное смягчение критических оценок в отношении практики трехдневного голосования – сегодня такие оценки преобладают в среде представителей оппозиции и разделяются заметной частью экспертного сообщества.  

Изначально столь же негативными были оценки практики дистанционного электронного голосования, но смягчение этих оценок произошло после того, как по итогам общероссийского голосования по конституционным поправкам была официально зафиксирована весьма высокая доля высказавшихся против среди избирателей, выбравших этот формат волеизъявления (37,67% проголосовавших против в Москве и 40,31% по Нижегородской области). Такие результаты (прежде всего по Москве, традиционно находящейся в центре внимания федеральных СМИ и политизированного сообщества) в итоге способствовали постепенному росту доверия к такой форме волеизъявления, в том числе среди сторонников оппозиции. Хотя кампании местного уровня, проходившие в столице в единый день голосования (в муниципальных округах Бабушкинский и Марьино), ожидаемо находились на периферии внимания федеральных медиа, они также сработали на формирование позитивного образа электронного дистанционного голосования – этот формат позволил достичь весьма высокого для муниципальных кампаний уровня явки (22,6% против 21,7% на выборах в Мосгордуму в 2019 году и 14,82% в среднем по городу на муниципальных выборах 2017 года) на фоне довольно заметного интереса к их проведению (по муниципальному округу Бабушкинский – 15 кандидатов, по муниципальному округу Марьино – 11, в обоих случаях претендовавших на два места в Советах депутатов). Показательно: при традиционно незначительном внимании прессы к кампаниям этого уровня, к данному сюжету проявили интерес некоторые федеральные издания. Таким образом, дальнейшая позитивная коррекция представлений о практике дистанционного электронного голосования продолжилась, причем эта тенденция может получить дополнительное развитие на этапе подготовки к выборам 2021 года.

По итогам наиболее конкурентных кампаний представители региональных элит получили дополнительные аргументы для выдвижения от «Единой России», а не от партий парламентской оппозиции. Например, региональный «политический тяжеловес» бывший губернатор Ярославской области Анатолий Лисицын, баллотировавшийся от «Справедливой России» на довыборах в Госдуму по Ярославскому округу №194, уступил кандидату от «Единой России» известному хоккеисту Андрею Коваленко (34,21% против 40,27% голосов соответственно). При этом до кампании многими представителями регионального политического класса в качестве реалистичного рассматривался сценарий, предполагающий возможность выдвижения Лисицына в качестве кандидата от «Единой России» в новый состав Госдумы 2021 года. Конечно, единый день голосования в 2020 году дает и успешный пример взаимодействия представителя региональных элит с оппозицией (уже упоминавшийся успех «Родины» на выборах в гордуму Тамбова, ставший возможным во многом благодаря поддержке этой партии экс-мэром города Максимом Косенковым, впрочем, не выдвигавшим свою кандидатуру в ходе кампании). Тем не менее пример довыборов в Госдуму от Ярославской области может стать более показательным для региональных элит и способствовать существенному росту интереса к участию во внутрипартийных праймериз «Единой России» в 2021 году.

Команды губернаторов и врио глав регионов, а также представители «Единой России» в конкурентных регионах в значительной части случаев продемонстрировали результативную работу по расширению своей электоральной базы, в то время как представители парламентской оппозиции в основном лишь незначительно выходили за пределы электоральных ниш выдвинувших их партий. В этом смысле показательны успешные результаты врио главы Иркутской области Игоря Кобзева по административному центру региона: здесь он получил от 53,38% до 57,31% в зависимости от района (для сравнения: в ходе первого тура губернаторских выборов в 2015 году в Иркутске, напротив, наблюдалось уверенное лидерство представителя КПРФ Сергея Левченко с результатом от 53,56% до 60,79% по разным районам Иркутска соответственно). Это может стать стимулом для более активной работы с городским электоратом и для «Единой России», а также повысить интерес к сотрудничеству с партией со стороны представителей элит, намеренных баллотироваться в Госдуму от административных центров регионов.

«Единая Россия»: центр консолидации новой провластной коалиции

Факторами успеха «Единой России» остаются: успешное реагирование на патерналистский общественный запрос в период пандемии, возрастающее внимание к социальной повестке, а также эффективная кадровая работа.

Безусловно, значимой для результатов региональных и муниципальных избирательных кампаний становится местная проблематика. При этом для объяснения результатов «Единой России» не стоит забывать и о федеральном факторе. Прежде всего ведущие социологические центры зафиксировали тенденции к росту рейтингов партии в последние недели накануне единого дня голосования. Так, по данным ФОМ, рейтинг «Единой России» вырос с 29 до 31% в период со 2 августа по 6 сентября 2020 года. ВЦИОМ фиксирует аналогичную тенденцию: с 16 августа по 6 сентября рост с 30,5 до 31,5%. Для более длительного периода позитивная тенденция отмечалась и «Левада-центром»: с 28% в феврале до 31% в конце августа 2020 года. При этом парламентские оппозиционные партии демонстрировали в этот период либо сохранение показателей рейтинга, либо их незначительное снижение. Например, по данным ВЦИОМ, рейтинг КПРФ в период с 16 августа по 6 сентября 2020 года незначительно снизился (с 13 до 12,8%), у ЛДПР аналогичные показатели по итогам этого временного интервала претерпели минимальные позитивные изменения (с 11,4 до 11,7%), более заметный рост у «Справедливой России» (с 5,8 до 6,4%).

Это еще одно косвенное свидетельство того, что «Единая Россия» продемонстрировала более эффективную работу по расширению электоральной базы и мобилизации потенциальных сторонников, чем основные оппозиционные партии. Одним из факторов этого успеха стала интенсивная работа федерального руководства партии большинства с локальной проблематикой при одновременном продвижении ряда значимых социальных инициатив. Например, комплекс поддержанных, представленных и доработанных партией предложений в сфере здравоохранения мог восприниматься лояльным электоратом не только в качестве ситуативного ответа на «повестку пандемии», но и как важный аспект курса на усиление социальной  политики в более долгосрочной перспективе. Кроме того, в условиях актуализации  защиты интересов регионов партия использовала свои конкурентные преимущества: от максимально разветвленной структуры первичных отделений (развитию которых уделялось серьезное внимание в последние три года) до наиболее многочисленного депутатского корпуса. Важной составляющей законодательной работы «Единой России» в течение весенней сессии Госдумы 2020 года стала поддержка семей с детьми, что могло быть позитивно воспринято избирателями малых и средних городов, а также ряда индустриальных регионов.

Заметной была и работа руководителей партии в период подготовки к избирательным кампаниям – серия предвыборных поездок секретаря Генсовета «Единой России» Андрея Турчака, а также совещания председателя партии Дмитрия Медведева с участием губернаторов, возглавляющих региональные отделения «Единой России».

Вполне результативно показала себя практика избрания губернаторов секретарями региональных отделений «Единой России» и их участия в выборах в качестве лидеров списков партии. Среди конкурентных регионов отметим успешное выступление партии в Новосибирской (ее результат здесь составил 37,8%) и Челябинской (43,67%) областях, а также в обладающей протестным потенциалом Магаданской области (58,55%), где применялась подобная практика. Заметной стала активная работа с социальной повесткой губернатора Челябинской области Алексея Текслера, возглавившего список «Единой России» на выборах в заксобрание, и вполне успешный для партии результат не только по региону в целом, но и по наиболее протестным территориям области. Так, список «Единой России» на Южном Урале опередил ближайших конкурентов из «Справедливой России», в том числе на избирательных участках в Копейском избирательном округе №20, где традиционно сильны позиции этой оппозиционной партии, по ряду традиционно отличавшихся высоким уровнем протестной активности территорий областного центра, например, входящих в границы округов № 13 и 14, по округу №8, включающему часть территорий Златоустовского и Миасского городских округов.

В период подготовки к парламентской кампании 2020-2021 годов можно ожидать:

  • дальнейшее усиление социальной составляющей в деятельности «Единой России»;
  • разработку новых мер поддержки проблемных в социально-экономическом смысле территорий и малых городов (это может найти отражение в «Народной программе» партии, с которой она пойдет на ближайшие парламентские выборы); активизацию работы по укреплению сети первичных отделений партии и повышению престижа деятельности ее функционеров на этом уровне;
  • интенсивное продвижение механизмов рекрутирования новых кадров (в том числе, проекта «ПолитСтартап» и Высшей партийной школы), превращающихся в важное преимущество «Единой России» в конкурентной борьбе за привлечение перспективных деятелей в период смены политических поколений в 2020-2025 годах.

Оппозиция: новые факторы внутренней конкуренции

Итоги единого дня голосования 2020 года могут свидетельствовать об определенной усталости  протестного электората от старых оппозиционных партий, что отнюдь не отменяет имеющихся у них преимуществ в конкуренции с непарламентской оппозицией и пока не гарантирует успеха новым партпроектам.

Характерно, что ряд факторов, ранее становившихся важными преимуществами оппозиционных партий, теперь не всегда оказывает приоритетное влияние на их результаты. Так, консолидация значительной части протестного электората вокруг наиболее успешного оппозиционного кандидата в губернаторы нередко становилась важным преимуществом для его однопартийцев на выборах других уровней (хотя не автоматически – об этом еще будет сказано ниже). В то же время на фоне достаточно успешного выступления кандидата от КПРФ Андрея Митрофаненкова на губернаторских выборах в Смоленской области (второе место и около 25% голосов) «Единой России» удалось удержать лидерство на выборах в Смоленскую городскую думу (33% голосов против 29% у КПРФ). При этом кампания действующего губернатора региона Алексея Островского продемонстрировала пример успешной консолидации заметной части как лояльного федеральным властям, так и оппозиционного электората региона.

В ходе региональных и муниципальных избирательных кампаний напряженная борьба за протестный электорат велась между старыми парламентскими партиями. Например, в 4 из 11 регионов, где проходили выборы в заксобрания, по предварительным данным, разница в результатах КПРФ и ЛДПР составила менее 3%. При этом в зоне жесткой конкуренции обеих партий остаются как северные территории (Магаданская область, Республика Коми), так и субъекты Федерации, окружающие Москву (Рязанская область).

Усилению конкуренции в оппозиционной среде способствует прохождение в заксобрания трех недавно созданных партий («Новые люди», «За правду», «Зеленая альтернатива»). Новые партии проходят в парламенты как традиционно протестных регионов (Республика Коми, Новосибирская, Курганская области), так и более политически устойчивых (например, Калужская и Рязанская области). На думских выборах 2021 года эти факторы могут привести, с одной стороны, к более напряженной борьбе за второе место между КПРФ и ЛДПР (что проявилось уже в ходе кампании 2016 года), с другой – к готовности некоторой части ресурсных кандидатов предпочесть выдвижение от новых партий.

При этом, согласно опросу, проведенному «Левада-центром» 20-26 августа, партию «Новые люди» поддерживает лишь 1% опрошенных – она пока уступает даже «Яблоку» и «Коммунистам России». Поддержка других новых партий еще ниже. Результаты новых партий на выборах в региональные заксобрания не трансформируются автоматически в их поддержку на выборах в Госдуму даже по наиболее успешным для них регионам («Новые люди» прошли в региональные парламенты Рязанской, Калужской, Новосибирской, Костромской областей, «Зеленая альтернатива» – в Госсовет Республики Коми, «За правду» – в Рязанскую областную думу). Избиратели, тем более не относящиеся к базовому электорату партий, нередко руководствуются на выборах разного уровня (даже проходящих одновременно) отличающейся мотивацией. Хотя сопоставлять результаты кандидата в губернаторы и списка партии стоит с максимальной осторожностью, все же вновь обратим внимание на ситуацию в Тамбове: на одновременно проходивших выборах губернатора по городу лидировал выдвинутый «Единой Россией» Александр Никитин (с результатами от 37,62 до 41,68% в зависимости от района), а в городскую думу – список партии «Родина». Возможно, как минимум часть избирателей, поддержавших на региональном и муниципальном уровне новые партпроекты, на выборах в Госдуму могут проголосовать за иные политические силы по причине других мотивов для голосования.

Сохраняется и политический потенциал старых непарламентских партий, которые  вполне успешно выступили в ряде регионов, не пользуясь таким вниманием СМИ, как новые партпроекты. Например, в заксобрания Курганской, Калужской, Челябинской областей прошла Российская партия пенсионеров за социальную справедливость, в региональные парламенты Рязанской, Новосибирской, Костромской областей – Партия пенсионеров, в Госсовет Республики Коми – «Родина» (получив, кстати, самый высокий процент поддержки среди непарламентских партий, прошедших в заксобрания по итогам нынешнего единого дня голосования – 9,1%). Не стоит сбрасывать со счетов и фактор партии «Яблоко», набравшей 9,34% на выборах в гордуму Томска.

От единого дня голосования к выборам в Госдуму: базовые тренды

На основе анализа завершившихся региональных и муниципальных выборов можно выделить несколько тенденций, которые могут оказать влияние на парламентскую кампанию 2021 года.

Во-первых, можно ожидать заметного интереса перспективных кандидатов к участию во внутрипартийных праймериз «Единой России» в 2021 году. В ряде регионов вероятен выбор в пользу выдвижения от этой партии со стороны представителей элит, ранее не исключавших возможности баллотироваться от партий системной оппозиции. При этом у этих политиков может снизиться доверие к стереотипу о «токсичности» бренда «Единой России» и дополнительных рисках, которые могут нести кандидаты, баллотирующиеся от нее в условиях пандемии.

Во-вторых, со стороны «Единой России» в ходе парламентской кампании 2021 года, скорее всего, будет выдержан баланс между ставкой на узнаваемые медийные фигуры, часто имеющие дополнительные имиджевые преимущества для работы с патерналистски настроенным электоратом (показателен пример победившего на довыборах в Госдуму Андрея Коваленко, начинавшего спортивную карьеру еще в позднесоветский период), и новых политиков, нередко являющихся выходцами из сферы НКО и волонтерских движений (включение на выборах в заксобрание Челябинской области в первую тройку списка «Единой России» уполномоченного по правам ребенка в регионе Елены Майоровой, до прихода на этот пост получившей известность в качестве руководителя Совета движения помощи онкобольным детям «Искорка»).

В-третьих, можно ожидать усиление конкурентной борьбы за протестный электорат на оппозиционном фланге, вероятно, с особым вниманием к северным территориям, а также регионам Центрального Нечерноземья. При этом появление новых партпроектов становится дополнительным вызовом, но не отменяет преимуществ старых парламентских партий. Например, даже «Справедливая Россия», перспективы которой накануне парламентских выборов традиционно обсуждаются в скептическом ключе, в сентябре 2020 года прошла в 10 заксобраний из 11, включая регионы, где была высока активность новых партий, как и эсеры, работающих с социальной повесткой (в том числе в Рязанской области и Республике Коми). При этом активизация старых непарламентских партий и появление новых партпроектов пока несет больше вызовов для работающих с социальной повесткой КПРФ и «Справедливой России», чем для ЛДПР.

В-четвертых, вероятна более напряженная конкуренция между оппозиционными партиями за известных и ресурсных кандидатов. В 2021 году, кроме 4 парламентских партий, право выдвигать своих кандидатов без сбора подписей будут иметь также 12 непарламентских. При этом при определенных преимуществах сотрудничества таких кандидатов с новыми непарламентскими партиями (например, низкий антирейтинг), сохраняются и сильные стороны парламентской оппозиции (больше возможностей для защиты интересов баллотирующихся от них кандидатов с использованием лоббистских возможностей парламентских фракций; большая вероятность внутриэлитных договоренностей, которые позволят провести собственную предвыборную кампанию в более благоприятной для кандидата обстановке – вспомним одержавшего победу по Лермонтовскому округу №147  выдвиженца «Справедливой России» Александра Самокутяева).

В-пятых, вполне вероятно, что у новых непарламентских партий по мере приближения думской кампании будет наблюдаться смещение стратегических и тактических приоритетов: от работы на более высокий результат по партийным спискам (что является проблемной тактикой при минимальных шансах преодоления ими проходного барьера на выборах в Госдуму по пропорциональной системе) к борьбе за победу в наиболее перспективных для них одномандатных округах (что будет предполагать концентрацию заметных ресурсов с целью решения именно этой задачи).

В-шестых, постепенно повышается легитимность новых механизмов и процедур, применяемых для проведения голосования. Ключевые среди них – практика электронного дистанционного голосования и введение дополнительных двух дней для волеизъявления избирателей. К началу парламентской кампании 2021 года скептическое отношение к этим механизмам умеренно-оппозиционного электората может сохраниться, но с высокой вероятностью станет менее ярко выраженным. 

Вызовы, вставшие перед властью в 2020 году, сработали не на рост протестного голосования, а на поддержку ответственных политических сил. Это проявилось в высоких результатах «Единой России», традиционно позиционирующей себя в качестве партии президента. Запрос на изменения в партийной системе пока больше затронул оппозиционные партии и может создать новые вызовы для старой парламентской оппозиции. Итоги единого дня голосования в 2020 году демонстрируют серьезный общественный запрос на стабильность, который может стать важным преимуществом «Единой России» во взаимодействии как с населением, так и с элитами в ходе парламентской кампании 2021 года. При этом именно «Единая Россия» будет формировать обновленную общественную коалицию в поддержку власти и станет ее основой.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: