Без договора: Москва наносит имиджевый удар по элите Татарстана


Татарстан выстраивал свои отношения на основе договора о разграничении полномочий с Москвой. Договор подкреплялся федеральным законом. И вот срок его полномочий истёк. Последнее время татарстанская элита вела тяжелые переговоры с Москвой. С Путиным встречались и Шаймиев, и Минниханов. В Казани все, затаив дыхание, ждали исторического момента: третьего договора. Первый был подписан ещё при Ельцине в 1994-ом, второй подписали спустя три года после истечения срока действия документа в 2004 году; в 2007 году Шаймиеву удалось убедить Путина поставить свою подпись.
Конечно, это был уже не тот договор. Первый договор 1994 года закреплял за Татарстаном особый статус, статус ассоциированного с Российской Федерацией государства. Понятно, что в условиях вертикали такое было немыслимо. Во второй редакции документа исчезли упоминания о государственности Татарстана, но остались ряд преференций гуманитарного и экономического характера. Но в любом случае Татарстан до последнего оставался регионом, с которым федеральный центр имел такие особые отношения. 
Неподписание Москвой договора — это существенный удар по имиджу и статусу республики и её элиты. Республиканские идеологические конструкты во многом строились на идее исключительного положения Татарстана и его истеблишмента. 
Существует версия, что это позиция первого замглавы администрации президента России Сергея Кириенко. Якобы он затаил обиду на Шаймиева. По этой логике в бытность полпредом президента в ПФО у него не задались отношения с тогдашним президентом Татарстана, а тот через его голову вышел на Путина пролоббировал подписание нового федеративного договора. Факт: их отношения не были простыми. Но с кем в Поволжье у федерального центра были легкие отношения в те годы? Тогда национальные республики Поволжья и Северного Кавказа имели серьезный политический вес. И Рахимов в Башкортостане, и Меркушкин в Мордовии считались «тяжеловесами». Их было невозможно просто взять и убрать: процедуры были другие, политическая ситуация иная, законы не позволяли это сделать. Шаймиев же был самый авторитетным и «тяжеловесным» из всех региональных лидеров. 
На мой взгляд, банковский кризис в Татарстане сильно ослабил позиции Казани при переговорах. Это слабое место. Переговорщики тоже. При Шаймиеве была другая команда – опытная, прожжённая, вгрызающаяся в гранит проблемы.
Впереди выборы президента России 2018 года и чемпионат мира по футболу в этом же году. Это козыри уже в рукаве Казани. Татар в России 6 миллионов. Это второй по численности народ в стране, и все татары ориентированы на Татарстан. Их голоса важны для Кремля. Сама республика давала всегда самые высокие проценты поддержки партии власти на выборах всех уровней. Да и в успешном проведении футбольного мундиаля в Казани Москва заинтересована не меньше. 

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...