Полтора миллиона рублей в год из бюджета будет выделяться на содержание каждого полпреда губернатора в Ставропольском крае. Заявленная задача этих чиновников – стать связующим звеном между главой региона и народом. Назначения семерых полпредов ставропольского губернатора ожидают в крае со дня на день. Впервые идея создания института представителей главы региона была обнародована в конце прошлого года самим же главой Владимиром Владимировым. Необходимость разделения края на округа и назначения в каждом из них «человека от губернатора» он объяснил желанием установить более тесный контакт с территориями, обеспечить прозрачность всех процессов, происходящих в районах и городских округах, повысить эффективность работы муниципалитетов, в том числе и в вопросах расходования бюджетных средств. Другими словами, повысить КПД вертикали власти.

Владимиров – заложник сложной внутриполитической ситуации, которая исторически сложилась в Ставропольском крае. Регион – это центр столкновения интересов многих групп влияния, кланов, этнического бизнеса, криминала. Сторонники цивилизационного подхода проводят здесь условную границу Европы и Азии, мира христианского и мира исламского.

На Ямале Владимиров и его команда работали в совершенно иных экономических, социальных и политических условиях: мегапроекты, вертикальные холдинги, профицитный бюджет, управляемое голосование, почти полное отсутствие оппозиции, государственные СМИ.

Начиная работать в Ставропольском крае, им приходится перестраиваться на ходу, нащупывать новые точки опоры в окружении, в целом враждебном к ним, формировать стратегию развития региона, которой ранее не существовало в принципе. На Ямале губернатору Неелову на построение новой элиты, новой политической системы потребовалось лет пять. Кобылкин, из команды которого пришел в Ставропольский край Владимиров, три года строил новую экономическую модель для Ямала. А ведь там и пространство для маневра шире, и стартовые условия богаче, нежели в Ставропольском крае.

Владимиров для начала пытается нащупать точки опоры, собрать объективную информацию с мест, наладить систему «обратной связи» с территориями. Введение института полпредов в эту логику укладывается. Но сразу же проявились те ограничители, на слом которых этот новый институт и направлен, – корпоративные интересы.

Владимиров находится под влиянием сразу нескольких элитных групп, каждая из которых диктует ему выгодные ей решения в экономике, в кадровой политике. И, возможно, фамилии полпредов тоже. Понимая, какую большую миссию на них возлагает Владимиров. Конечно, найти стопроцентно «чистых» людей, не вовлеченных в коррупционную орбиту более влиятельных сил, в Ставропольском крае практически невозможно. Но если Владимиров действительно ставит перед собой цель что-то начать менять в регионе, то он должен искать. Пока что про людей, которых называют в числе потенциальных полпредов (Андрей Уткин, Алексей Яшкунов) мало что хорошего можно сказать. Может, Владимиров, который всего полгода работает в Ставропольском крае, их биографии не знает? А советам доверять не намерен, предпочитая ориентироваться на собственные ощущения? Что ж, назначит, убедится в бесперспективности – уберет.

Увы, структура нашей политической элиты настолько сложна, что все равно придется идти по пути калейдоскопической смены «governo balneare» («пляжных правительств», как говорили в Италии в послевоенные годы). Главное, чтобы во главе региона оставался профессиональный человек с мандатом доверия, который и будет формировать долгосрочную повестку дня. А будет это Владимиров или кто-то еще, покажут сентябрьские выборы.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...