Ростов: спокойная сила Голубева, «фактор Чуба» и фактурность Гурбы


Ростовская область входит в две избирательных кампании, пристальное отношение к которым местного политического и экспертного сообщества не только фиксирует повышенный интерес, но и предполагает политическую турбулентность. Это выборы губернатора и городской думы Ростова. О губернаторе: четко просматриваются две версии, мало чем отличающихся от происходящего в других субъектах Федерации.

 

Первая версия — это уверенность, что действующего губернатора Голубева Кремль менять не будет в силу ряда обстоятельств, к которым относят и достаточно спокойную социально-политическую ситуацию и, главное, важность донской земли в условиях конфликта на Юго-Востоке Украины. Вторая версия ориентирована на обновление областной власти — в силу негативных перспектив 2015 года, связанных в ростом потребительских цен и сохранившимся влиянием экс-губернатора области Владимира Чуба, который управлял областью почти 20 лет.

Разноголосица лишь подтверждает турбулентное состояние ростовского политического сообщества, но вот уж с чем не стоит спорить, так это с тем, русский Дон по многим причинам является стратегически важнейшим регионом России. Это, кроме упомянутой «приграничности» с беспокойным украинским Юго-Востоком, и электоральный вес Ростовской области, и значимость региональной экономики, и обширное влияние «Ростова-папы» на очень многие аспекты жизни русского Юга. Обратная сторона большого значения для страны, — высокая цена кадровой ошибки. Поэтому Кремль не будет принимать решение о врио главы региона поспешно: цена ошибки слишком высока.

Некоторые ростовские эксперты излишне драматизируют ситуацию, вбрасывая в информационное поле возможность реванша со стороны экс-губернатора области Владимира Чуба. «Фактор Чуба» действительно присутствует в ростовской политике, но в основном виртуально: руководство областью Василием Голубевым происходит на фоне эпохи Чуба, а потому подобные сравнения вполне объяснимы. 

Когда же дело доходит до деталей (кто из «чубовцев» персонально мог бы составить конкуренцию Голубеву?) то, по крайней мере, мои знакомые ростовчане не смогли назвать ни одной фамилии. Отсюда очевидный вывод — конфликт старой и новой элиты действительно существует, но его материализация в виде выдвижения Владимира Чуба или кого-то из членов его команды не более чем попытка создания угрозы для губернаторской команды, в основе которой лежат чисто меркантильные побуждения: «у тебя есть враг, заплати и мы его уничтожим». Одним словом, «Ростов», в широком смысле этого слова! 

Уверен, что Чуб и не помышляет о реванше в силу своей осторожности в подобных делах, а также потому, что его вполне устраивает членство в Совете Федерации от Мурманской области.

Ожидания грядущей реальной конкуренции в борьбе за ростовское губернаторство видимо, связаны с генезисом Ростовской области: когда крутые электоральные схватки в 90-х захватывали всех жителей Дона, а мятежность была едва ли не главным двигателем развития. 

В те времена в сватке за губернаторство так или иначе участвовали значимые величины российской политики. Тут и Леонид Иванченко, тогда вождь ростовских коммунистов, и Сергей Шахрай, и главный железнодорожник страны Николай Аксененко. В начале нулевых соперничество между Владимиром Чубом и тогдашним полпредом ЮФО Виктором Казанцевым подвигло последнего заявить своего выдвиженца на главу области, но не сложилось. Теперь же, повторюсь, оценка уровня конкуренции как высокого носит надуманный характер, не имеющий отношения к реальности. 

Недавний пример — уход в поста мэра Ростова Михаила Чернышева, который после 20 лет работы покинул эту должность в обмен на вице-губернаторство. Чернышев, человек Чуба, — из «пролетарских», то есть работавший в советское время (как и Чуб) в Пролетарском райкоме КПСС. Реакция на это событие ростовчан — вздох облегчения. Слезы опечаленных горожан не пополнили воды Дона. Вместо него город возглавила Зинаида Непряхина, отношение к которой горожан вполне позитивное.

Ростовская область сильна городами. Тут и Азов, и Новочеркасск, и Таганрог. В последнем пару лет назад стал мэром Владимир Прасолов, выдвиженец от эсеров. Тем не менее после масштабных местных выборов, состоявшихся в этом году, на которых оппозиция не получила желаемых результатов, ростовские эсеры признали, что провалы Прасолова в области ЖКХ и социальной политики Таганрога стали причиной неудачи. Видимо, они не знают, что делать со своим выдвиженцем.

И все же политическая турбулентность в следующем году ростовчанам обеспечена. Элитное бурление в столице Дона будет сопоставимо с весенними разливами великой реки. Ростов — это город с особой ментальностью, с высоким уровенем гражданского самосознания и пассионарности. Ростовчане — граждане «себе на уме», а потому борьба за городскую власть, которая после отмены прямых выборов мэра и относительной ясности с обретением Голубевым приставки врио будет нацелена на гордуму. Очевидно, именно выборы городской власти украсят Ростовскую область. Кстати, ростовчане 

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...