Выборы в горсовет Орла прошли крайне спокойно и без эксцессов. Единственным официально не названным, но часто фиксирующимся нарушением стали попытки материального стимулирования деклассированных социальных слоев к голосованию за определенного кандидата. Кампания по мобилизации избирателей проводилась с присущей ее организаторам степенью административного восторга, но в целом резкой отрицательной реакции не вызвала, позволив единороссам изменить ситуацию на ряде участков, где экзит-поул показывал минимальную разницу или проигрыш кандидата.

Накануне появилась информация о готовящихся 3-4 демонстрациях протеста у ряда участков, но они не состоялись. Оппозиция даже отменила митинг накануне, потому как предыдущие не собирали значимого для города количества даже традиционных «городских сумасшедших». Попытки использовать в «день тишины» такой ресурс, как встреча с депутатом Госдумы были блокированы проведением на площадях города ярмарок сельхозпродукции с приемлемыми ценами, ассортиментом и качеством.

Сама же кампания прошла в традициях 90-х годов с черным пиаром, переходом на личности, использованием ряда эпизодов личной жизни кандидатов и представителей власти. Обещание продолжить кампанию по разоблачению стало общим трендом оппозиционных СМИ после подведения итогов выборов.

Надо признать, что КПРФ провела крайне слабую кампанию по отбору кандидатов, предложив избирателю малоизвестных политиков, которые не смогли привлечь внимание личностно. Это привело к потере 17 мандатов и победе лишь на одном избирательном округе. Ряд сравнительно известных своей активностью коммунистов в выборах участия не принимали. Вторым слабым местом кампании стала стандартизация агитационных материалов, крайне низкое число так называемых «волн». И последним обстоятельством, не позволившим КПРФ приблизиться к прежним показателям стало участие в кампании группы братьев Рыбаковых, которые за счет массированного применения денежных ресурсов при слабых кандидатах, забрали два места в горсовете.

Примененная практика не помогла не только сохранить результаты предыдущих лет, но и привела к резкому падению популярности партии, набравшей лишь около 26 % голосов, при традиционном уровне в 30-33 % и более чем 4 % на городских округах в последних думских выборах.

Для муниципальных кампаний таких провалов не было, хотя следует учитывать то, что по партийным спискам муниципалитеты давно не голосовали.

Ожидаемым сюрпризом стало блокирование коммунистов с группой предпринимателей Рыбаковых, ведущих системную критику губернатора Вадима Потомского, начиная с середины лета прошлого года. Подобное сотрудничество привело к появлению в коммунистической агитации постмодернистских псевдомолодежных мотивов по типу «Не парься», «Съешь мороженое», «Бюджетники — не рабы» и т.д. Было использовано сочетание черного и красного цветов, отсылающих к символике ряда запрещенных в России организаций украинских националистов.

Впервые в области в пропаганде отсутствовали открытые антивластные мотивы, что связано с принадлежностью губернатора к КПРФ. Однако роль подобного критика выполняла в открытую группа Рыбаковых, а КПРФ критиковало ближайшее окружение.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...