Трагедия в Шереметьеве: факты, версии, выводы


В Мурманской области продолжается траур по погибшим в аэропорту Шереметьево. В результате авиакатастрофы погиб 41 человек, 26 из них – жители Мурманской области. Представители «Аэрофлота» и чиновники называют суммы компенсаций, которые получат пострадавшие и родственники погибших. В Мурманске и Москве люди приносят цветы, свечи и мягкие игрушки к стихийным мемориалам, посвященным жертвам трагедии. Следствие рассматривает различные версии причин произошедшего: недостаточная квалификация пилотов, диспетчеров и лиц, проводивших технический осмотр борта, неисправность самого воздушного судна, а также неблагоприятные метеоусловия. В социальных сетях между тем критикуют самолеты SSJ-100 и предлагают приостановить их полеты. Собеседники «РК» призывают сохранять хладнокровие и дожидаться результатов расследования.

Жесткая посадка

Самолет Sukhoi Superjet 100 авиакомпании «Аэрофлот», следовавший из Москвы в Мурманск, 6 мая совершил аварийную посадку в аэропорту Шереметьево и загорелся. 41 человек погиб, 26 из них – жители Мурманской области. 37 человек удалось спасти.

Президент РФ Владимир Путин выразил соболезнования родственникам погибших и поручил провести тщательное расследование происшествия и оказать необходимую помощь пострадавшим.

Врио губернатора Мурманской области Андрей Чибис объявил трехдневный траур в регионе. В Мурманске и Москве люди приносят цветы, свечи и мягкие игрушки к стихийным мемориалам, посвященным жертвам трагедии.

Как пишет «Коммерсантъ», в ПАО «Аэрофлот» заявили, что выплатят компенсации всем пассажирам рейса SU1492 Москва – Мурманск. Выплаты начнутся с 7 мая. По 1 млн рублей будет выплачено пассажирам, которым не потребовалась госпитализация, по 2 млн рублей – пассажирам, госпитализированным после инцидента, по 5 млн рублей – родственникам за каждого погибшего. Врио губернатора Мурманской области Андрей Чибис заявил, что семьи погибших получат по 1 млн рублей, находящиеся в больницах – по 500 тысяч рублей. «Все организационные вопросы, связанные с трагедией, власти берут на себя, мы оказываем необходимую поддержку семьям, которых коснулось это горе», – заявил врио губернатора. Правительство Мурманской области также открыло специальный счет для пожертвований семьям погибших и пострадавших. Губернатор Московской области Андрей Воробьев, который посетил вместе с Вероникой Скворцовой пострадавших в Центре хирургии имени Вишневского, сообщил, что среди погибших – пять жителей Подмосковья. Он также заявил, что «всем семьям погибших – и из Московской области, и проживающим в других регионах – будет выплачена материальная помощь. Это 2 млн рублей и 1 млн рублей соответственно». Всероссийский союз страховщиков сообщил, что «объем страховых выплат пострадавшим и погибшим при пожаре в самолете в аэропорту Шереметьево, по предварительным оценкам, может достигнуть 100 млн рублей».

Следствием в настоящее время рассматриваются различные причины катастрофы в столичном аэропорту Шереметьево, в том числе техническая неисправность воздушного судна, неблагоприятные метеоусловия, а также недостаточная квалификация пилотов, диспетчеров и проводивших технический осмотр борта работников. Об этом СМИ сообщила официальный представитель Следственного комитета России Светлана Петренко, пишет «Российская газета».

Министр транспорта РФ Евгений Дитрих между тем заявил, что для приостановки полетов Sukhoi Superjet 100 «пока нет оснований».

В СМИ тем временем вспомнили выступление спикера Совета Федерации Валентины Матвиенко, которая за пять месяцев до трагедии сказала, что самолет SSJ-100 «ни для чего не годится». Эта фраза была сказана в ноябре 2018 года во время встречи с главой Минтранса Евгением Дитрихом.

«Мы же великая авиационная страна. Нельзя разработать региональный самолет? Этот Sukhoi Superjet 100 сделали. Ну, кому он нужен? Он не годится для региональных перевозок. Он ни для чего не годится. «Аэрофлот» говорит: «Купили, стоит у борта», – сказала Матвиенко.

«За рубеж никто не покупает. Самолет на самом деле на 80 %, если не больше, зарубежный. И чего мы достигли? А денег сколько закачано!» – отметила глава Совета Федерации. Фрагмент ее выступления опубликован РБК в Twitter.

В СМИ и социальных сетях между тем появилась критика в адрес пассажиров самолета, которые якобы, вопреки указаниям экипажа, тормозили эвакуацию попытками забрать чемоданы и сумки. Однако официальный представитель «Аэрофлота» Максим Фетисов сообщил, что эвакуация заняла 55 секунд при нормативе в 90.

Вопросы к самолету

В Telegram-каналах большинство претензий – к самолету Superjet 100. Так, авторы канала «Глебсмит» заявляют, что «это вообще не самолет».

«Это PR-феномен. Нужный, чтобы показать, что Россия способна производить пассажирские самолеты. А как он летает, как обслуживается и какая у него экономика эксплуатации, производителя не особенно интересует. С этим и связаны все его проблемы как транспортного средства, сводящиеся прежде всего к дороговизне эксплуатации, хроническому недостатку деталей, огромному в сравнении с конкурентами простою, недостаткам в подготовке летчиков и механиков (это ответственность не только авиакомпаний, но и авиапроизводителей)», – пишет канал.

Авторы канала «Шулика» настаивают на необходимости приостановки полетов Sukhoi Superjet 100. «Ни одной причины, кроме жажды денег, для того, чтобы не принять это решение, нет! Ни одной, повторяю! То есть если вам кто-то говорит, что ничего страшного, пусть летают, то это материально заинтересованное в этом лицо». – заявляют блогеры.

По их мнению, главными «виновниками» трагедии будут пытаться выставить пилотов. «Задача главная – вывести из-под удара «Аэрофлот» и Шереметьево, ибо важна их репутация и чиновники будут все делать, чтобы не допустить убытков. Sukhoi Superjet 100 тем более надо выводить из-под удара, ибо там и так горят все иностранные контракты, а ведь могут начать отказываться от этого корыта и в России. Поэтому приостанавливать полеты не будут», – полагает канал.

Канал «Бойлерная», говоря о версии о возможных ошибках пилотов, замечает, что речь идет о крупнейшем авиаперевозчике страны.

«Что можно говорить об остальных ? Каковы вообще стандарты безопасности в российской авиации, если у «Аэрофлота», который обладает гигантскими финансовыми ресурсами, такие пилоты и такая организация полетов? А что тогда говорить про «ЮТэйр», которая считается у банков безнадежным должником? Сколько она тратит на пилотов и кто идет к ней работать? Люди, которых могут каждую минуту сократить, – как они готовятся к полетам?» – задаются вопросом авторы канала.

Между тем, как считает канал «Пяр во время чумы», в заявлении главы Минтранса Дитриха о том, что для остановки полетов SSJ-100 пока нет оснований, ключевым является слово «пока».

«Идет комплексный анализ ситуации. Напомню, на кону – признание провала всей госполитики в авиастроении. Слова Дитриха не последние», – прогнозируют авторы.

Найти причины

Собеседники «РК» призывают отбросить эмоции и дождаться результатов расследования. Ге­не­раль­ный ди­рек­тор Infomost авиа­ци­он­ный ин­же­нер Борис Рыбак напоминает, что в данном случае восстановить картину произошедшего будет проще: 37 выживших расскажут, что произошло на борту рейса Москва – Мурманск.

При этом эксперт отмечает, что Sukhoi Superjet – но­вый са­мо­лет и его есть за что кри­ти­ко­вать. «Кри­ти­ка Superjet раз­да­ва­лась со сто­ро­ны «Аэро­фло­та» в ос­нов­ном по эко­но­ми­че­ским во­про­сам, по си­сте­ме по­сле­про­даж­но­го об­слу­жи­ва­ния, по неко­е­му недо­вы­пол­не­нию ха­рак­те­ри­стик, но пра­ви­тель­ство на­стро­е­но, день­ги туда за­гру­жа­ют ис­прав­но, при­чем огром­ные. От­сту­пать ни­кто не хо­чет – в пра­ви­тель­стве все хо­тят, что­бы у нас была авиа­ци­он­ная про­мыш­лен­ность. При­оста­нов­ка экс­плу­а­та­ции мо­жет про­изой­ти, толь­ко если об­на­ру­жит­ся ка­кой-то кон­струк­тив­ный де­фект, ко­то­рый есть во всем пар­ке. Та­кая ис­то­рия про­изо­шла, на­при­мер, с но­вым Boeing 737 MAX, где вскры­лись имен­но кон­струк­тив­ные недо­стат­ки, ко­то­рые при­ве­ли, к со­жа­ле­нию, к двум ка­та­стро­фам за очень ко­рот­кий про­ме­жу­ток вре­ме­ни. Вот там весь парк на зем­ле сей­час сто­ит – авиа­ци­он­ные вла­сти раз­ных стран при­ня­ли та­кое ре­ше­ние», – отмечает Рыбак.

Лет­чик – спортс­мен Са­мар­ско­го клу­ба ДО­СА­АФ Андрей Соколов считает, что главный вопрос в том, почему скорость во время посадки самолета была повышенной.

«Либо что-то происходило в салоне, и пилоты были вынуждены быстро сажать самолет, возможен отказ систем управления, либо это ошибка пилотирования – при налете 1500 часов экипаж не должен был в таком режиме производить посадку, тем более что это была аварийная посадка. Руководства по летной эксплуатации описывают подобные ситуации, и пилоты действуют, исходя из этих указаний. Поэтому на главный вопрос о причинах катастрофы до окончания расследования ответить точно не может никто», – говорит Соколов.

По его мнению, также есть вопросы к работе наземных служб. «Что касается Superjet, то, по информации сайта Flightradar24.com, после взлета самолет сделал разворот на 360 градусов и попытался зайти на посадку. В этот момент у него полные баки и повышенный вес – очевидно, что после жесткого касания возможно возгорание. То есть времени было достаточно для приведения всех аварийных служб в полную готовность, но тушение пожара происходит слишком поздно. Люди начинают эвакуироваться – а никто не тушит!» – замечает собеседник «РК».

Ру­ко­во­ди­тель са­мар­ско­го об­ласт­но­го аэро­клу­ба ДО­СА­АФ Геннадий Черковский, во­ен­ный лет­чик пер­во­го клас­са, пол­ков­ник за­па­са, напротив, полагает, что наземные службы среагировали оперативно.

«Если эки­паж идет на ава­рий­ную по­сад­ку, все на­зем­ные служ­бы при­во­дят­ся в го­тов­ность № 1, необ­хо­ди­мые на­ря­ды де­жу­рят круг­ло­су­точ­но, рас­че­ты си­дят в по­жар­ных ма­ши­нах и ждут. Но дело в том, что надо учи­ты­вать рас­сто­я­ние, ко­то­рое нуж­но было в рам­ках аэро­дро­ма пре­одо­леть до того ме­ста, где сел са­мо­лет, и ско­рость дви­же­ния на­зем­ных служб. Аэро­дром огро­мен, рас­сто­я­ние от точ­ки до точ­ки мо­жет до­хо­дить до 4 км, что­бы это рас­сто­я­ние пре­одо­леть, нуж­но ка­кое-то вре­мя. Нель­зя же тех­ни­ку дер­жать око­ло по­ло­сы! Она сто­ит в опре­де­лен­ном ме­сте», – подчеркивает Черковский. По его словам, готовность пожарных служб как в сто­лич­ных, так и в ре­ги­о­наль­ных аэро­пор­тах проверяется несколько раз в сутки.

Send with Telegram
bookmark icon