Выборы губернатора Иркутской области: кампании Игоря Кобзева и Михаила Щапова, позиция элит, оценка вероятности второго тура


В декабре 2019 года в отставку ушел губернатор Иркутской области С. Левченко. Губернатор, выдвинутый КПРФ и опиравшийся на нее, стал объектом критики после разрушительного наводнения с человеческими жертвами, случившегося в конце июля 2019 года и известного как наводнение в Тулуне (по названию наиболее пострадавшего населенного пункта). Претензии касались главным образом действий по ликвидации последствий чрезвычайной ситуации. Это стало непосредственным поводом для его отставки. За отставкой С. Левченко последовали акции поддержки экс-губернатора. В результате врио губернатора Иркутской области назначен выходец из структур МЧС, внешний для региона политик И. Кобзев, имеющий опыт ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций. Назначение И. Кобзева в регион после наводнения имело определенный символический смысл: накануне отставки С. Левченко «чрезвычайная» (в том числе экологическая) повестка начала политизироваться. На эффективной борьбе с чрезвычайными ситуациями делает акцент в своей риторике врио губернатора И. Кобзев: к этому располагают сибирские события последних лет, в особенности масштабные пожары, вырубки лесов. Для Иркутской области особая проблема – ситуация вокруг озера Байкал.

До назначения врио губернатора Иркутской области И. Кобзев занимал пост заместителя министра по чрезвычайным ситуациям – главного государственного инспектора по пожарному надзору, но в этой должности успел поработать чуть больше года с учетом времени, проведенного в статусе врио замминистра. До этого занимал различные должности в федеральных структурах МЧС и в Главном управлении МЧС России по Воронежской области, откуда И. Кобзев родом.

Губернаторская кампания в Иркутской области проходит по конкурентному сценарию. Главная интрига – противостояние между кандидатом федерального центра И. Кобзевым и кандидатом от КПРФ, депутатом Госдумы М. Щаповым. Активность М. Щапова создает риски для врио губернатора И. Кобзева, включая риск второго тура.

Для власти ситуация осложняется такими негативными ситуативными факторами, как социально-экономические последствия эпидемии коронавируса и протестная волна, охватившая регионы Дальнего Востока и Сибири после ареста бывшего губернатора Хабаровского края С. Фургала.

Упрощение конфигурации кандидатов: выгодоприобретатели 

В августе завершилась регистрация кандидатов на выборах губернатора Иркутской области. Изначально были зарегистрированы семь кандидатов:

  • врио губернатора И. Кобзев в порядке самовыдвижения;
  • главный конкурент врио, депутат Госдумы и кандидат от КПРФ М. Щапов;
  • проректор по административно-хозяйственной и производственной деятельности ИРНИТУ Г. Щадов от КПСС (традиционный формат кандидата-спойлера для КПРФ);
  • депутат думы Иркутска Г. Вакуленко от партии «Гражданская платформа»;
  • вице-спикер Заксобрания Иркутской области Л. Егорова от партии «Справедливая Россия»;
  • координатор регионального отделения ЛДПР А. Духовников;
  • председатель регионального отделения партии «Родина» М. Евдокимов.

В середине августа стало известно об отказе от участия в выборах двух кандидатов: представителя партии «Гражданская платформа» Г. Вакуленко и партии «Родина» М. Евдокимова. Евдокимов объяснил свое решение неудовлетворительными данными социологии. При этом оба снявшихся кандидата призвали голосовать за врио губернатора И. Кобзева. Однозначно оценить последствия сужения списка кандидатов затруднительно. Оно интерпретируется и в пользу И. Кобзева, если исходить из того, что сокращение списка кандидатов сопряжено со снижением явки и что это сработает именно на интересы врио. Это может, напротив, повысить вероятность второго тура, так как практически весь оппозиционный электорат будет консолидироваться вокруг фигуры кандидата от КПРФ М. Щапова.

С учетом специфики региона и динамики общественных настроений более вероятным выглядит второй сценарий – вероятность второго тура возрастает. Кроме того, в Telegram-каналах обсуждается вариант со снятием кандидата от ЛДПР А. Духовникова. Отказ А. Духовникова от участия в выборах отвечал бы в первую очередь интересам М. Щапова.

Ранее резонанс вызвал отказ зарегистрировать кандидатом в губернаторы Иркутской области бывшего мэра города Бодайбо Е. Юмашева, который пытался пойти на выборы в порядке самовыдвижения. Формальной причиной отказа стало предоставление кандидатом недостоверных подписей избирателей (превышен допустимый процент брака). При этом Е. Юмашев смог преодолеть муниципальный фильтр. Реальные причины недопуска до выборов, скорее всего, связаны с рисками для действующего врио губернатора И. Кобзева, так как при конфигурации с участием нескольких сильных кандидатов риски второго тура возрастают.

Несмотря на то что решение об отказе в регистрации Е. Юмашев не стал обжаловать в судебном порядке, он уже заявил о поддержке кандидата от КПРФ М. Щапова. Е. Юмашева поддерживает бывший губернатор Иркутской области С. Левченко. На начальном этапе кампании обсуждалась даже возможность выдвижения Е. Юмашева от КПРФ – в этом его поддерживали депутаты Бодайбинского городского поселения. Но в итоге компромиссной фигурой стал депутат Госдумы М. Щапов. Ситуация показательна с точки зрения подвижности партийной лояльности на муниципальном уровне. При этом оценить влияние публичной поддержки Е. Юмашевым кандидата от КПРФ только предстоит. Конфликт с недопуском приобрел определенную известность, и М. Щапов, очевидно, конвертировал его в свою поддержку.

Михаил Щапов: энергичные ходы на фоне инертности КПРФ

Для позиционирования КПРФ в ходе кампании главным вопросом стала реальная готовность к борьбе за власть.

Реальная динамика развития кампании не свидетельствует о серьезной заинтересованности КПРФ в электоральной победе – даже с учетом имеющихся в распоряжении партии ресурсов. Формальные преимущества М. Щапова (иркутское происхождение, голосование против пенсионной реформы, публичная поддержка со стороны экс-губернатора С. Левченко) должны быть подкреплены содержательной активностью в финале кампании.

В случае победы М. Щапова на губернаторских выборах на роль сенаторов называют следующие кандидатуры: бывший губернатор С. Левченко, сенатор-коммунист от Иркутской области В. Мархаев, депутат Заксобрания Иркутской области И. Сумароков.

В начале августа иркутский обком КПРФ выступил с официальным заявлением против присвоения озеру Байкал статуса федеральной территории с выведением ее из-под контроля Иркутской области. Новое понятие «федеральная территория» упоминалось в контексте дискуссии о поправках к Конституции (ст. 67 новой редакции Основного закона). К таким территориям с особой системой управления могут относиться различные военные и стратегические объекты, в том числе это касается природных богатств страны. Предполагалось, что в течение осенней сессии Госумы может быть принят специальный закон о федеральных территориях, но, как стало известно в июле, от концепции единого документа отказались в пользу отдельных законов по каждой федеральной территории.

Инициатива о предоставлении озеру Байкал статуса федеральной территории появилась еще зимой, но вызвала противодействие в Иркутской области и в Бурятии. Как следует из заявления иркутского обкома КПРФ, перевод прибайкальской территории в прямое федеральное подчинение упростит «проведение на ней рубок лесного массива» и создаст «удобный правовой режим для хищнического бизнеса».

В то же время показательно, что еще в феврале против присвоения Байкалу статуса федеральной территории выступил врио губернатора Иркутской области И. Кобзев, назвав существующий федеральный закон «Об охране озера Байкал» достаточным в правовом отношении. Это демонстрирует одну из технологических сложностей для КПРФ в рамках текущей кампании – пересечение партийной повестки, предположительно оппозиционной, с официальной линией региональной администрации, что усложняет позиционирование врио губернатора как главного антагониста в условиях предвыборной борьбы.

Аналогичная ситуация сложилась с социальными инициативами фракции КПРФ в Заксобрании Иркутской области: предложения коммунистов по поддержке граждан в условиях пандемии неоднократно отвергались. В августе по инициативе КПРФ была созвана внеочередная сессия депутатов Заксобрания, посвященная карантинным выплатам гражданам. На фоне других мер поддержки, введенных федеральной и региональной властью (независимо от того, воспринимаются ли они достаточными), продвижение обкомом КПРФ карантинных выплат не показывает убедительно собственно партийную активность, а принятие новых мер в конечном счете играет
в пользу действующего политического менеджмента.

Так или иначе в ходе текущей кампании КПРФ пока не удается сформулировать уникальную повестку. Возможным решением для коммунистов могло стать повышение степени радикализма в лозунгах и требованиях, в частности в риторике кандидата в губернаторы М. Щапова, но, видимо, на это КПРФ идти не готова.

Кампания М. Щапова не впечатляет нестандартными ходами, хотя некоторые решения заметны, стилистически современны и даже эффектны. С учетом проблем основного конкурента это может оказаться достаточной стратегией для прохождения во второй тур.

Игорь Кобзев: проблемы кампании и лоббистский ресурс

В Иркутской области создан Штаб общественной поддержки врио губернатора И. Кобзева. Его возглавил директор ООО «Саянскхимпласт» В. Круглов. По сложившейся традиции в штаб вошли руководители областных предприятий, медицинских учреждений, школ и университетов, общественных организаций. Центральной инициативой врио губернатора, реализуемой через общественный штаб, стало так называемое Народное правительство. Проект декларирует участие граждан в утверждении состава правительства Иркутской области.

Проблемы для кампании врио заданы изначальными условиями ее проведения, «рамками». Это статус «варяга» и сильные позиции КПРФ даже после ухода С. Левченко. Для части электората вынужденная отставка губернатора-коммуниста стала дополнительным раздражающим фактором в отношении власти.

При этом И. Кобзев обладает очевидным преимуществом – федеральным лоббистским ресурсом. Избиратели нередко отдают себе отчет в том, что политический климат, в котором работают оппозиционные губернаторы, не всегда благоприятствует решению текущих вопросов – в выстраивании отношений как с центром, так и с местными элитами. Возможно, последовавшая за серией побед оппозиции на региональных выборах реакция даст повод для нового формата рационального голосования – сознательного отказа от поддержки оппозиционных политиков из опасений, что в таком случае регион не получит федеральной поддержки. Подобные предположения, в том числе применительно к ситуации в Иркутской области, высказываются на уровне экспертной дискуссии, но пока не в логике электоральных предпочтений.

В конце июля по итогам встречи с И. Кобзева с президентом РФ В. Путиным в формате видео-конференц-связи достигнута договоренность о выделении Иркутской области из федерального бюджета 10 млрд рублей. Эти средства пойдут, в частности, на выплату дополнительных компенсаций пострадавшим от коронавируса, чтобы при этом не повышать нагрузку на региональный бюджет, не отвлекая средства от других текущих проектов. По-прежнему не закрыт вопрос выплат пострадавшим от наводнения в Тулуне, хотя с момента удара стихии прошло больше года. Процесс выплаты компенсаций происходил с нарушениями, ответственность за которые прокуратура возлагает на Министерство социального развития, опеки и попечительства Иркутской области (глава ведомства В. Родионов подвергался публичной критике со стороны врио губернатора И. Кобзева; на этот пост В. Родионов назначен еще в 2011 году; не исключено, что он может покинуть пост в рамках поствыборной кадровой ротации).

Примером поддержки центра, оказываемой врио губернатора, стал визит в Иркутск министра обороны С. Шойгу в активной фазе избирательной кампании. В ходе визита объявлено, что Минобороны построит в Иркутске Суворовское училище – во время последнего разговора с президентом 30 июля врио губернатора И. Кобзев обратился с такой просьбой. Суворовское училище может быть построено на базе бывшего Иркутского высшего военного авиационного инженерного училища (ИВВАИУ). В начале августа регион посетил министр внутренних дел В. Колокольцев. Впрочем, не всеми избирателями явный «силовой оттенок» поддержки И. Кобзева будет воспринят адекватно.

Что касается других кандидатов, то их позиции изначально оценивались как достаточно слабые. Это вполне подтверждает пассивный ход их агитационной кампании. 

Социально-политическая ситуация в Иркутской области. Общественные настроения и структура элиты

Во многих регионах Урала и Сибири в последние годы происходит политизация экологической повестки. Появление выходца из МЧС на должности врио губернатора Иркутской области задает очевидный акцент.

Одна из текущих проблем Иркутской области – ситуация вокруг предприятия «Усольхимпром», расположенного в Усолье-Сибирском и закрытом в 2000-е годы. По-прежнему сохраняются риски утечки ядовитых веществ и заражения жилых районов. По этому поводу в Иркутске в августе прошло заседание штаба по решению вопросов по ликвидации накопленного вреда окружающей среде под председательством врио губернатора И. Кобзева. Принято решение, что полная рекультивация предприятия завершится к 2024 году. Вопрос рекультивации «Усольхимпрома» поднимался в ходе разговора врио губернатора с президентом.

Негативный эффект для популярности врио главы региона в предвыборный период создает модернизация Байкало-Амурской и Транссибирской магистралей, подразумевающая значительные вырубки леса в районе озера Байкал. В конце июля вступил в действие закон, разрешающий такие вырубки для расширения магистралей (формально земля переводится из категории лесного фонда в другую, позволяющую сплошные рубки). Жители региона негативно восприняли это решение, хотя репутационные риски понес скорее федеральный центр, чем врио губернатора И. Кобзев. В регионе формируется протестная волна по этому поводу, пока не слишком значительная.

Несвоевременно с точки зрения восприятия экологических рисков объявлено о планах строительства в Ангарске мусороперерабатывающего завода. Хотя представитель правительства Иркутской области выступил с заявлением о том, что на предприятии будет вестись только сортировка мусора, а о строительстве мусоросжигательного завода речи не идет, население отнеслось к нему скептически.

Уровень протестных настроений в Иркутской области пока достаточно низок. Заметными были акции солидарности в поддержку бывшего хабаровского губернатора С. Фургала, но в силу периферийности повестки для Иркутска они не отличались большим масштабом.

С момента назначения И. Кобзева врио губернатора Иркутской области в конце 2019-го прошло более полугода, чего, в принципе, достаточно для формирования новой команды. Основные кадровые решения были приняты И. Кобзевым сразу после назначения:

  • председателем правительства региона назначен бывший руководитель Управления ФНС по Иркутской области К. Зайцев;
  • первым зампредседателя правительства назначен выходец из МЧС по Воронежской области Р. Ситников;
  • и. о. заместителя губернатора назначен выходец из ООО «Управляющая компания полюс» и ООО «Сибур» А. Козлов.

Большинство министров правительства сохранили свои посты. Новым министром лесного комплекса Иркутской области назначен сотрудник прокуратуры, занимавшийся, в частности, природоохранным надзором, Д. Петренев. Ведомство является одним из ключевых для региона с учетом таких проблем, как незаконные рубки и пожары.

В новых назначениях преобладает «силовая» составляющая – на ряд должностей назначены выходцы из ведомств, сотрудники которых, как правило, имеют военные и прокурорские чины. При этом на некоторых ключевых постах (в министерствах финансов, сельского хозяйства, труда и занятости и других) ротация проведена не была.

Три крупнейших муниципалитета Иркутской области – Иркутск, Братск и Ангарск.

Весной произошла смена главы административного центра – новым мэром Иркутска стал Р. Болотов, ранее занимавший должность председателя правительства Иркутской области. Бывший мэр Иркутска С. Бердников находился в конфликте с депутатами административного центра. Конфликт перешел в активную фазу после назначения И. Кобзева врио губернатора, так как возросли ожидания скорого транзита власти в Иркутске, которые в конечном счете оправдались. Важным элементом повестки бывшего губернатора С. Левченко было возвращение прямых выборов мэра Иркутска, но незадолго до его отставки Законодательное собрание региона приняло закон о выборах мэра специальной конкурсной комиссией. КПРФ поддержала законопроект, чем вызвала недовольство жителей региона.

В сентябре 2019 года в явно неблагоприятных для власти условиях прошли выборы в гордуму Иркутска. Ранее, в 2018 году, «Единая Россия» потеряла большинство в региональном Законодательном собрании (КПРФ получила 19 мандатов из 45, «Единая Россия» – 17). На выборах депутатов административного центра «Единая Россия» одержала верх над коммунистами, но при этом Компартия увеличила представительство по сравнению с предыдущим созывом («Единая Россия» получила 14 мандатов, КПРФ – 8, ЛДПР, «Справедливая Россия» и КПСС – по одному мандату, еще семь мест отошли самовыдвиженцам, три – партии «Гражданская платформа»).

Ситуация с назначением Р. Болотова, занимавшего ключевые посты в правительстве региона при экс-губернаторе С. Левченко, на первый взгляд труднообъяснима. Однако Р. Болотов близок к так называемой строительной группе элиты Иркутской области (А. Красноштанов), которая поддержала С. Левченко на губернаторских выборах, но со временем этой поддержки его лишила. В этом случае вхождение Р. Болотова в команду врио губернатора И. Кобзева означает переход «строительной» группы на сторону врио главы региона.

Во втором по величине муниципалитете – Братске – в сентябре 2019 года прошли выборы мэра, на которых победил действующий градоначальник, представитель партии «Единая Россия» С. Серебренников. В этом году также пройдут выборы мэра Ангарска. Позиции действующего главы С. Петрова («Единая Россия») оцениваются как достаточно прочные. Контроль «Единой России» над важнейшими муниципалитетами является позитивным для И. Кобзева фактором.

Второй тур: оценка вероятности 

Электоральная и политическая ситуация в Иркутской области связана с очевидными проблемами для врио губернатора И. Кобзева. До отказа ряда кандидатов от участия в выборах реальная возможность второго тура казалась преувеличенной, несмотря на социально-экономический кризис, вызванный развитием эпидемии коронавируса и отставку губернатора-коммуниста С. Левченко. Более того, ликвидация последствий эпидемии включается в политический капитал власти, а не оппозиции, которая развивает эту тему, но не создает альтернативную содержательную повестку. Однако аннулирование выдвижения нескольких оппозиционных кандидатов создает предпосылки для консолидации протестного голосования вокруг фигуры главного оппонента врио губернатора И. Кобзева – М. Щапова.

В то же время КПРФ как политический бренд и электоральная машина в регионе ослаблена, а выдвижение М. Щапова кандидатом в губернаторы выглядит как попытка компромисса. С. Левченко занимал пост губернатора Иркутской области почти целый срок (притом что ни один губернатор в регионе не продержался более одного срока) и вызвал усталость, которая не позволяет КПРФ в текущих условиях стать мощным центром притяжения недовольства. При этом коммунистам нечего противопоставить федеральному лоббистскому ресурсу, которым обладают назначенные центром врио губернаторов, в том числе И. Кобзев.

Вероятность второго тура выборов губернатора в Иркутской области АПЭК оценивает как среднюю, вероятность победы кандидата КПРФ М. Щапова во втором туре, если он состоится, – ниже среднего. Развитие ситуации будет зависеть от активности основных игроков, позиции федерального центра и перетока электората в последние дни кампании.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: