Победа кандидата на пост губернатора Иркутской области Сергея Левченко во втором туре, безусловно, позволяет сделать несколько принципиальных выводов.

Во-первых, федеральный центр заранее понимал вероятность подобного сценария (рост антирейтинга действующего губернатора под занавес избирательной кампании и противоположные тренд — рост электоральной поддержки Левченко) в первом туре и явно не препятствовал его реализации. Думаю, что на фоне аналогичной ситуации — проблемности преодоления 50-процентной планки сразу у четырех ИО глав регионов — в Иркутской, Амурской, Омской областях и в Марий Эл, первая, ввиду очевидного провала, была, в какой-то мере, принесена в жертву на алтарь легитимности выборов, как в трех выше указанных проблемных территориях (никаких сомнений и пересмотра), так и вообще всего губернаторского корпуса и Единого дня голосования.

Во-вторых, иркутский сценарий — это двойной прецедент в новейшей истории губернаторских выборов в России. Первый прецедент — сам факт второго тура с участием действующего руководителя региона, второй — фиаско ИО губернатора во втором туре и победа оппозиционного кандидата. По сути, это первое практическое подтверждение реализации конкурентного сценария в противовес референдумному, о чем так долго и нудно любят рассуждать представители экспертного сообщества.

В-третьих, политическое значение этого события, особенно в контексте предстоящей федеральной кампании по выборам в Госдуму России. Иркутский прецедент важен и ценен тем, что должен показать международной и внутрироссийской общественной аудитории, что избирательная кампания губернаторского корпуса может и должна проходить в условиях честной и конкурентной борьбы с заранее непредсказуемым результатом.

Вполне вероятно, что это может быть условный месседж для административной вертикали, а также для партийных структур (прежде всего правящей партии) о некой "перезагрузке" привычной электоральной модели в стране, а также о необходимости быть готовым к работе в новых условиях общественно-политической реальности, где выборы это реальная конкурентная борьба, а не ее имитация.

Что касается первых шагов/планов нового губернатора Иркутской области, связанных с созданием коалиционного правительства, то они правильные, поскольку направлены на его политическую выживаемость и стабилизацию ситуации. Иркутская область всегда была сложным регионом в плане электоральной и политической обстановки. В последние годы проигрыш представителей партии власти в ряде муниципальных образований области кандидатам от КПРФ, "Справедливой России" (Братск, Усть-Илимск) которые пытались опереться на административный ресурс, стали сеандальным и частным явлением. 

Все, конечно, помнят чем эти победы по прошествии некоторого времени заканчивались для самих победителей: сменой политической ориентации и переходом в правящую партию, уголовными делами, сложением полномочий… Безусловно, возможности и политический вес избранного губернатора от оппозиции гораздо выше, чем у избранного мэра отдельно взятого города. Левченко сейчас на пике популярности. Важно консолидировать элиты, не допускать роста протестных настроений населения, наладить конструктивный диалог с федеральным центром. 

Одна из ключевых задач нового губернатора — договориться с главой региональной столицы. В современной России есть губернаторы, которые являются представителями системной оппозиции или же беспартийные. Яркий пример — губернатор от ЛДПР Алексей Островский в Смоленской области, который сумел наладить эффективное взаимодействие с другими политическими силами и Москвой, а также выстроить диалог с региональными элитами.

В любом случае, ближайшие несколько месяцев покажут перспективы политической выживаемости нового губернатора Иркутской области.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: