Челябинская битва — 2016 имеет глубокие корни. Большой Урал во все времена был носителем некой двойственности. С одной стороны, регион исстари славился мощнейшим экономическим потенциалом, с другой — элита Урала была не в чести у придворовой челяди, ибо та усматривала в уральских мужиках, которые позволяли себе появляться при царском Дворе в армяках, угрозу своему праву подавать царю ночной горшок или же присутствовать при его облачении после сна. Более поздние времена мало что изменили. Одного только упоминания о карьере Бориса Ельцина, выпестованного уральской землей, вполне достаточно. Таким был и Россель, другие уральские политики, доставлявшие немало беспокойства Москве. Хотелось напомнить об этой особенности Урала в связи с тем, что происходит в ряде регионов в ходе думской кампании. Выборы в одномандатных округах не могли не сдетонировать во внутриэлитные конфликты. Особенно это сработало в Челябинской области, которая на фоне относительно притихших Свердловской или Тюменской области представляет собой поле боя кланов.

Началось все задолго до старта избирательной кампании, а острота борьбы была запрограммирована еще со времен скандальной отставки экс-губернатора Михаила Юревича, от которого и исходит нынешняя политическая турбулентность. В отличие от некоторых его коллег, оказавшихся в отставниках по утрате доверия, бывший губернатор посчитал для себя возможным побороться не только за кресло депутата Госдумы, но и по крайней мере сохранить былое влияние. С Госдумой не вышло: Партии пенсионеров пришлось лишить Юревича кандидатства, однако несостоявшийся кандидат сменил тактику самопродвижения на поддержку кандидатов, которые могли бы составить оппозицию губернатору Борису Дубровскому. Так или иначе, но в нескольких одномандатных округах, где и развернулась главная битва элитных кланов, чувствуется рука Юревича. Наиболее заметна поддержка Юревичем скандального справоросса Валерий Гартунга.

Гартунг выдвинут по Коркинскому одномандатному округу, где ему противостоит единоросс Анатолий Литовченко. Избранная его командой стратегия не нова: это образ гонимого властями защитника нужд народных — в расчете на банальную человеческую жалость. Впрочем, создается ощущение, что Гартунг несколько заигрался, оброс скандалами и претензиями к СМИ, нарушив тем самым золотое правило для любого политика всех времен и народов: не ссориться с журналистами. Возможно, именно поэтому наблюдатели не были удивлены отказом Гартунга от теледебатов со своим визави Литовченко. Эксперты, более знакомые с личностными характеристиками Гартунга, уверяют, что его уклонение от дебатов в формате «лоб в лоб» вызвано склонностью к истерике. Сам факт неучастия Гартунга в дебатах избиратели могут оценить как слабость и неуверенность. На Урале такое могут не простить.

Челябинские эсеры долго определялись с тем, как можно допустить поддержку от Юревича. В итоге возобладала логика прямой поддержки в виде буклетов и иной агитации. В этом демонстративном «крышевании» Юревичем справороссов проглядывается в том числе и неполная самостоятельность челябинских эсеров. К тому же отношение в экс-губернатору жителей области не столь однозначно, как это представляется стратегам «Справедливой России», избравшим логику «танцуем от Юревича». Впрочем, исход борьбы в Коркинском округе не предопределен — многое определится в конце гонки.

Попытки Юревича сохранить собственное политическое бытие проглядывается в недавнем снятии областного экс-омбудсмена Алексея Севостьянова с выборов по Металлургическому округу. Он представлял партию «Яблоко», но уклонился от борьбы, что, несомненно, стало подспорьем эсеру Василию Швецову в его борьбе с единороссом Владимиром Бурматовым. Местную «Единую Россию» это действительно обеспокоило. Тем не менее, несмотря на такую «морковку», он фактически покинул избирательную кампанию, что делает победу единоросса Бурматова по этому округу несколько менее предсказуемой. Вероятно, в деле самоустранения кандидата-яблочника не обошлось без влияния Юревича.

Есть и иные примеры влияния Юревича на ход борьбы в одномандатных округах. В попытке экс-губернатора повлиять на выборы, поддержав эсеров, — не только его стремление «насолить» «Единой России». За этой попыткой — давняя борьба челябинских и магнитогорских элит за доминирование в регионе. Это началось отнюдь не сегодня, а имело место еще в советские времена, когда Магнитка гремела на всю страну, тогда как Челябинский тракторный завод, где выпускались не только тракторы, порой пребывал в забвении. Эта давно запрограммированная конфликтность не исчезла: ее нынешнее обострение — тому подтверждение. Вопрос в другом. Есть ли или нет польза для региона от этого бодания? Вреда от активности Юревича определенно больше, нежели пользы, хотя бы в силу подпорченности инвестиционного климата региона.

В последнее время губернатор Борис Дубровский демонстрирует усиление своего влияния. Он смог выстроить деловые отношения с федеральным центром, бизнес-элитами (прежде всего с группой Аристова), региональными силовиками, полпредом в УрФО Игорем Холманских, который приложил немало усилий для успокоения страстей, кипевших в Свердловской области. Думаю, что апробированная в соседнем регионе технология могла бы сработать и на Южном Урале. Вопрос в одном — в наличии доброй воли. Дубровский эту волю демонстрирует, Юревич — ставит на конфронтацию. Так что победа губернатора и перемещение Юревича на периферию челябинской политики — лишь вопрос времени.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...