Жириновский своими требованиями Фургала, скорее, «закопает»


Несмотря на свое заявление, Владимир Жириновский из Государственной думы, конечно, никуда не уйдет хотя бы потому, что значительная часть партийцев просто не заинтересованы в уходе из Госдумы. Он много чего сказал в своем эмоциональном выступлении, например, собирался выйти из ЦИК, отозвать своих губернаторов из Владимирской и Смоленской областей. Понятно, что это эмоциональное заявление. Чтобы понять, почему он это сделал, надо немного покопаться в биографии Сергея Фургала.

Те, кто занимался выборами два года назад, примерно понимали, кто он такой. Фургал – это технический кандидат, он был согласован с федеральным центром и шел как бы «стоять и отсвечивать». Он фактически не вел кампанию в первом туре, хотя начал ее вести достаточно активно, но после того как ему «настучали по шапке», деятельность свою свернул. Его основная задача заключалась в том, чтобы дать возможность победить действующему губернатору Вячеславу Шпорту, и выиграл Фургал у него только во втором туре.  Даже если бы Фургал тогда просто стоял на месте и ничего не делал, то он все равно бы победил. Я напомню, что он заявлял, что собирается работать в команде губернатора. Кстати, такое же заявление было и у кандидата от ЛДПР во Владимирской области. То есть проблема заключается в том, что это кандидат, который победил на протестном голосовании. Фургал изначально шел техническим кандидатом, его и утвердили, понимая, что он не будет губернатором. Дело в том, что у него специфическая биография, которая может быть в какой-то степени приемлемой для депутата от Хабаровского края (с учетом специфики региона), но она абсолютно неприемлема для губернатора. Поэтому ЛДПР особенно-то и не копалась в его биографии.

Стоит отметить, что Фургал, еще до того как он занял губернаторское кресло,  усилил свои позиции, либо сделав своих экономических партнеров помощниками депутатов, либо проведя их в региональное Заксобрание. Когда Фургал стал губернатором, то получилось, что большинство представителей его, назовем условно, группы как раз непосредственно вошли в ЛДПР. Это и понятно. Он был депутатом от региона, у него были достаточно серьезные позиции, он ресурсный кандидат, то есть у него есть денежные средства (он занимался ломом, кругляком (лесом), так что финансовые ресурсы у него были достаточно серьезные), и это еще одна причина того, почему Жириновский так себя ведет. Изначально именно с ЛДПР были связаны основные ресурсы Фургала.

После того как он стал губернатором, начали разворачиваться его истории. То, что у него проблемы, стало понятно после того, как начали «брать» рядовых партнеров. Самая большая сложность возникла после того, как арестовали его основного партнера. Хотя на самом деле проблемы начались еще в 2011 году. Тогда был задержан так называемый Тимоха (Михаил Тимофеев, один из помощников Фургала в бытность его депутатом). Но то, что у Фургала в ближайший год возникнут проблемы, стало понятно в ноябре 2019-го – именно тогда под стражу взяли его основного партнера Николая Мистрюкова.

Напомню, что его арест был санкционирован на самом высоком уровне: Мистрюкова этапировали в Москву, где и брали показания. Он сдал часть людей и, судя по всему, начал давать показания по линии Фургала. Уже тогда стало понятно, что в перспективе у Фургала большие проблемы. Единственное, что задержало процесс, – это пандемия, во время которой было очень сложно перемещаться. В условиях ограничения авиаперелетов доставка губернатора в Москву была той еще задачей. Также сыграло роль голосование по Конституции, когда арест Фургала мог негативно сказаться на общем фоне. После того как накал прошел, когда сняли ограничения, тогда его и арестовали.

Надо понимать, что большинство таких задержаний происходит по двум уровням. Первый: на место выезжают ФСБ, Следственный комитет в лице следователя, подозреваемого «пакуют» – и в тот же день все вылетают обратно. При этом важно, что все происходит в один день, потому что если в такой ситуации остаться на ночь в субъекте, где у региональной власти очень серьезные позиции, то это может привести к некоторым сложностям. Например, к месту пребывания Фургала могли бы подтянуться люди, его сторонники, что значительно усложнило бы этапирование. Именно поэтому была отработана такая схема.

Теперь к вопросу, почему Фургал так важен для ЛДПР и Жириновского. Понятно, что Жириновский – очень специфический политик, больше других подверженный эмоциям. Но особенность заключается в следующем: для ЛДПР Хабаровский край – крайне важный регион, а Фургал – крайне важный губернатор.

Во-первых, после того, как он победил в регионе, он провел оттуда депутата ЛДПР (вместо себя), используя административный ресурс. И второй важный момент заключался в том, что после этого Фургал начал усиливать свои позиции в регионе (административные и остальные) и, соответственно, распространять их на другие субъекты, например Приморский край, Сахалин.

Жириновский рассматривал Фургала как важный плацдарм, как, например, у КПРФ в Иркутской области до ухода Сергея Левченко. Но самое важное, на мой взгляд, то, что Фургал – один из немногих ресурсных губернаторов. Как все мы прекрасно знаем, выборная система, особенно парламентские выборы, устроена следующим образом: для системной оппозиции (эсеры, КПРФ, ЛДПР) очень важен ресурсный кандидат, ресурсный губернатор. Стоимость прохождения по одномандатным округам, поддержка списка – удовольствие дорогостоящее, поэтому необходим какой-то игрок, который мог бы все это финансировать.

За последнее время ЛДПР потеряла несколько «кошельков», и ей будет очень сложно изворачиваться, особенно с учетом давления новых партий. Это дополнительная финансовая составляющая. Наконец, пандемия привела к тому, что у нас некоторые сферы бизнеса испытали серьезный удар, сейчас мало игроков, которые готовы тратиться на продвижение, особенно в таких объемах, которые требуются. Поэтому для ЛДПР крайне важно оставить всех своих ресурсных игроков. И Фургал в этом плане является принципиальным игроком на дальневосточном направлении. Он был ресурсным кандидатом, идя в Госдуму, сам себе все оплачивал и фактически финансировал все отделение. И он остается ресурсным губернатором. Мало того что у него осталась финансовая составляющая, так он еще получил административный, информационный контроль. Поэтому Жириновскому крайне важно не потерять эту позицию. Это важнее, чем сохранить ее во Владимирской области, а тем более в Смоленской, так как это квотируемая область. И с этой точки зрения становится понятно, почему он так активно борется за Фургала.

Другое дело, что Жириновский выдвигает такие требования, которые Фургала же и «закопают». Какая реакция может быть в отношении Фургала после заявления лидера ЛДПР о том, что он намерен выходить всей фракцией? Реакция одна: его посадят, потому что сейчас любые мягкие действия могут восприниматься как возможность давить на власть по вопросу губернаторов. А значит, следующие действия могут быть предприняты КПРФ, если что-то произойдет в Хакасии. С этой точки зрения это ход на сжигание мостов. Он может очень и очень дорого стоить ЛДПР, которая имеет доступ к информационному и административному ресурсам, а сейчас может перейти в махровую оппозицию.

Многие игроки в ЛДПР против этого решения. Понятно, что у Жириновского «своя волна», что он лидер партии и что формально ему будут подчиняться, но не все к этому готовы.  Поэтому маневры Жириновского понятны, но сомневаюсь, что они в полной мере обоснованны, более того, они могут вызвать больший резонанс по этому делу, но Фургалу лучше не станет. Наконец, против Фургала есть реальные показания, его обвиняют не в коррупции, не в мошенничестве (дела, которые можно разворачивать в разные стороны), а в убийстве. В его окружении у половины есть реальные клички, там очень специфическая стилистика. Фургала потому и допустили к выборам губернатора, понимая, что с такими «якорями» он никуда не уйдет.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: