Закон о российской нации: угрозы для Татарстана


Тема законопроекта о российской нации довольно тонкая и сложная, поскольку Россия — многонациональное государство и далеко не всем нравятся идеи трогать крайне хрупкий баланс между людьми разных национальностей. Тем более что Вячеслав Михайлов (завкафедрой Российской академии народного хозяйства и госслужбы), инициатор законопроекта, известен своими, мягко говоря, нетривиальными взглядами на вопрос. Если огрублять, то он относится к числу многочисленных сторонников идей исторической «несправедливости» в отношении русского народа и, соответственно, необходимости устранения таковой. То есть он высказывал вещи, схожие с теми, что любят высказывать русские националисты. Разумеется, уже сам этот факт не может не настораживать представителей национальных меньшинств. Им в этом видится ущемление прав меньшинства в пользу большинства, а не какая-то объединительная инициатива.
Еще важный момент в том, что идея построения нации путем принятия профильного закона и впрямь странная. Есть процессы, на которые исключительно правкой законодательного поля нельзя повлиять в принципе. Нельзя законом установить, что Солнце восходит на Западе, нельзя даже с согласия президента принять закон об отмене закона тяготения. И закон о нации проходит примерно по этому разряду. Таким образом, понятно, что работать такого типа инициатива в объединяющем духе вряд ли способна, а значит она, как минимум, избыточна, как максимум — несет в себе риски.
Что касается реакции Татарстана, то эта республика традиционно очень чутко реагирует на попытки федерального центра влиять на процессы такого типа. Татарстан видит угрозы утраты влияния. За любой «русской» инициативой Татарстану (не без оснований) видится, что завтра придут «отбирать Татнефть». Республика еще со времен парада суверенитетов и ельцинского «берите суверенитета, сколько унесете» занимает особое место в российской государственности. У Татарстана до середины 2000-х был отдельный договор с Российской Федерацией, республика не раз отличалась довольно жестким торгом с федеральным центром (от митингов сельских татар в начале 90-х до периодических призывов ввести латиницу уже в 2000-е и нежелания отменять наименование «президент» для должности главы республики). Причем, из этих локальных стычек Татарстан обычно выходил, по меньшей степени, «при своих», а нередко и в выигрыше.
У Татарстана довольно мощная и влиятельная диаспора в Москве, в том числе, и в федеральном правительстве (министр связи Никифоров — бывший глава аналогичного министерства в Татарстане – такой пример далеко не один). Татары — большой народ, даже если сравнивать их с русскими. Так что протест Татарстана — сильный удар по гипотетическому закону о российской нации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: