Регионы: инвестиции как политический ресурс


Инвестиционный потенциал становится важным политическим ресурсом российских регионов, за который разворачивается серьезная конкуренция. В рамках тренда на технократизацию российской административной системы недавно были уточнены критерии оценки эффективности деятельности органов исполнительной власти субъектов Федерации. Согласно этим критериям, оценивается не только уровень фактических инвестиций, но и усилия по созданию соответствующего климата, позиции в рейтингах инвестиционной привлекательности. Инвестиционная привлекательность – сложный феномен, требующий системной оценки.

Факторы дифференциации

Существует три ключевых рейтинга:

· Национальный рейтинг состояния инвестиционного климата в субъектах РФ; разрабатывается Агентством стратегических инициатив (АСИ); последняя версия представлена на Петербургском экономическом форуме-2018;

· Рейтинг инвестиционной привлекательности субъектов РФ; разрабатывается национальным рейтинговым агентством (НРА); последние данные учитывают ситуацию на конец 2017 года;

· Инвестиционный рейтинг регионов России; разрабатывается РА «Эксперт»; последние данные – конец 2017 года.

Позиции субъектов в рейтингах различаются, хотя в начале списка неизменно столичные регионы (Москва, Санкт-Петербург), регионы с развитым ресурсным сектором («Большая Тюмень» с учетом ХМАО и ЯНАО, Республика Татарстан), крупные сельскохозяйственные центры (Белгородская область, Краснодарский край и др). В то же время географически удаленные регионы, как правило, во всех рейтингах представлены слабее: за исключением отдельных крупных центров (Свердловская и Новосибирская области), регионы Урала, Сибири и Дальнего Востока традиционно имеют более низкие показатели, что отчасти объясняется недостаточными усилиями руководства по повышению инвестиционной привлекательности. С другой стороны, сохраняются предубеждения инвесторов по отношению к географически удаленным регионам, зачастую с плохой логистической сетью и отсутствием сырьевой базы. Тем не менее инвестиционные перспективы не ограничиваются вложениями в ТЭК — хотя бы потому, что для этого сектора характерна высокая степень монополизации и государственного регулирования. А это накладывает определенные ограничения, особенно на иностранных инвесторов.

Уровень инвестиционной привлекательности потому имеет особое политическое измерение, что не увязывает позиции регионов в рейтингах с наличием развитого ресурсного сектора или даже с фактическими объемами привлеченных инвестиций. Речь идет преимущественно о способности регионального руководства принимать своевременные меры, которые повышают доступность и эффективность административной системы, снимают лишние бюрократические барьеры; формировать особую институциональную среду. Поэтому умение формировать правила игры представляет собой критерий скорее политический, чем экономический. Прямой зависимости между позициями регионов в «инвестиционных» рейтингах и фактическим уровнем социально-экономического развития, за исключением особых статусных регионов, нет.  

Меры прямые и косвенные  

Механизмы создания благоприятного инвестиционного климата можно условно разделить на меры, направленные непосредственно на привлечение капитала (например, снятие административных барьеров и формальных ограничений по определенным процедурам), а также на косвенные меры, к котором можно отнести различные инструменты поддержки малого и среднего бизнеса, развитие инфраструктуры, логистической сети – то, что создает условия для прихода инвестора. Наконец, к косвенным факторам относится уровень политической стабильности и устойчивость региональной власти, что является своего рода гарантией соблюдения договоренностей.

Кластерный подход вполне успешно применяется в регионах, в которых отсутствует развитый ресурсный сектор. Например, он востребован в Калужской и Ярославской областях, обеспечивая приток инвестиций и развитие инновационных отраслей. Кластерный подход подразумевает создание определенных производственных групп, взаимодействие компаний в рамках которых позволяет снижать риски и повышать конкурентоспособность продукции за счет объединения усилий и формирования новых производственных цепочек. Кластеры обычно организовываются по отраслям, а их функционирование сопровождается мерами государственной поддержки. Успешная кооперация в рамках кластера может стать основой более эффективного межотраслевого сотрудничества. На территории Калужской области, например, создано несколько кластеров: автомобильный, фармацевтический, логистический. Фармацевтический кластер на территории Ярославской области объединяет около 15 компаний и образовательных учреждений, что позволяет проводить перспективные исследования.

В Тюменской области (регион возглавил последний рейтинг состояния инвестиционного климата субъектов РФ, составляемый АСИ) большое значение придавалось мерам, облегчающим положение инвестора и снижающим риски входа на региональный рынок: льготное налогообложение, кредиты и субсидии, помощь и содействие властей в вопросах получения земельных участков и недвижимости. В регионе действуют различные программы поддержки малого и среднего бизнеса, подразумевающие софинансирование и возмещение части процентной ставки. Экс-губернатор В.Якушев упомянул в качестве факторов успеха работу с муниципалитетами, развитие системы контрольных закупок и инфраструктуры, меры поддержки малого и среднего бизнеса. Дополнительными факторами можно считать федеральную поддержку и поддержание внутриэлитного баланса в рамках региона.

Высокие позиции в «инвестиционных» рейтингах занимают регионы с прочными позициями региональной власти (Тульская, Белгородская области). Рост инвестиционной привлекательности регионов с развитым сельскохозяйственным сектором в последние годы может объясняться потребностями импортозамещения и закрытием рынка для западных экспортеров продовольствия. В этом смысле внешняя конъюнктура также может служить благоприятным инвестиционным фактором. В условиях искусственных ограничений инвестирование становится чуть ли не единственным методом входа на рынок.

Попыткой решить проблему развития отдаленных или изолированных регионов, а также моногородов с устаревающей производственной базой стало создание территорий опережающего развития (ТОР, или ТОСЭР), то есть особых экономических зон, в которых действуют различные льготные режимы для привлечения инвесторов. Такая политика приносит результаты, подтверждение чему — попадание Калининградской области и Хабаровского края в топ-20 рейтинга АСИ.

Таким образом, получается своего рода взаимозависимость: сильные политические позиции губернатора позволяют ему формировать благоприятный инвестиционный климат, в том числе при поддержке федерального центра, что в конечном счете становится показателем эффективности регионов. Ключевым является не изначальная ресурсная обеспеченность региона, а политические и управленческие навыки его руководства (в том числе по созданию стабильной внутриэлитной обстановки), которые позволяют преодолевать естественные ограничения. При этом немаловажное значение придается различным формам промышленной кооперации и мерам финансовой поддержки бизнеса, без которых снятие административных барьеров может оказаться недостаточным.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...