Все чаще и чаще меня огорчает председатель ЦИК РФ Элла Памфилова, которую я очень уважаю. Она превращает ЦИК в достаточно политизированную организацию и структуру. Два аргумента. Первый: подчеркивание того, что выборы были высококонкурентные – это всегда звучит лейтмотивом. Но важны методологические нюансы – каким методом мерить высокую или невысокую конкурентность выборов. Это можно было бы определить большим числом кандидатов, которые вышли на старт выборной кампании. Но в данном случае количество не определяет конкуренцию.

Я поддержу очень важный тезис Дмитрия Орлова о том, что легитимность и конкурентность выборов определяются не тем, как анализируют итоги представители победившей партии или эксперты, поддерживающие победившую партию, а тем, как их определяют проигравшие партии. Здесь очень важно, что КПРФ в пяти регионах не признает результаты выборов, потому что их кандидатов не зарегистрировали.

Второе: представитель ЦИК Евгений Шевченко, например, называет все нарушения, которые происходят на выборах, провокациями. Председатель ЦИК в Белоруссии Лидия Ермошина произнесла замечательную фразу: «В Белоруссии оппозиция хотела захватить власть с помощью выборов». Очень грустно, когда наши профессиональные оценки отчасти политизируются за счет стандартных ярлыков.

Очень важный тезис – наличие воли к власти, победе, заинтересованности. В 90-е годы, когда меня спрашивали, какие факторы определяют успех на выборах, я выделял три фактора: личность кандидата, его команда и ресурсы. Они господствовали до 2000-х годов. Затем появился четвертый фактор – административный ресурс, от которого зависит 50% успеха. В узком смысле слова выборы после 2011 года стали конкурентными с момента старта избирательной кампании. Сейчас, если мы говорим про конкурентные выборы с момента начала избирательной кампании, первый фактор – воля к власти и личность кандидата – становится очень важным. Последние конкурентные выборы – это по большому счету договорные матчи среди элит.

Несколько лет назад был случай, когда неожиданно низкая явка стала причиной успеха оппозиционного кандидата. У многих экспертов было ощущение, что чем ниже явка, тем больше приходит голосовать ангажированных бюджетников. Сейчас иначе: низкая явка – знак конкурентных выборов. Уровень политизированности населения был, есть и будет 30–40%, поэтому явка в 30–40% – это нормально. Когда приходит очень много людей – это административная мобилизация. Реальной конкурентности нет, и административная мобилизация проходит легко.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: