Национальные языки малых и средних этносов без поддержки обречены на исчезновение


Тема сохранения национальных языков очень щепетильна и потенциально конфликтна. С одной стороны, языки титульных этносов — важнейший инструмент национальной идентификации, а с другой — могут стать в некоторых обстоятельствах и проблемой в межэтнических отношениях. Мы это видим на примере ряда регионов с высокой долей русского населения и с сильными процессами социальной ассимиляции титульного населения национальных республик. Подразумевается, что изучение и поддержка языков и культур титульных этносов будет способствовать гармонизации национально-культурных отношений в регионах, но, когда это касается школьного образования, это не всегда встречает понимание у родителей. Их в целом можно понять, если рассматривать изучение национальных языков школьниками в прикладном значении. В большинстве случаев знание языков и культуры титульных этносов, в общем, не дает никаких преимуществ в использовании социальных лифтов и (или) успешной профессионально-карьерной социализации. В этом случае драйвером успеха служит принадлежность к тому или этому этносу, местности проживания или происхождения, семейные обстоятельства. Но язык и культура в такой схеме социализации, в общем-то, вторичны.

А что касается реализации политики на поддержку национальных языков со стороны федеральных и региональных властей, она в целом совершенно осмысленна и оправдана. В условиях глобализации и культурной унификации языкам малых и средних этносов уже не остается места в социокультурном пространстве, и без поддержки они обречены на исчезновение. Насколько эта политика придает этим языкам жизненной силы, оценивать сложно. Но, в любом случае, она дает им какое-то время на существование. Очевидно, что там, где языки титульных этносов не используются или их использование сокращается в повседневном обиходе все меры господдержки лишь оттягивают неизбежное исчезновение. Ну, а там, где языки могут существовать без «костылей» господдержки и школьного образования, их витальность не требует доказательств.

Искусственная обязательность присутствия «слабых» или исчезающих языков раздражает родителей школьников, и, в общем, не дает дополнительных ресурсов самим школьникам.

Сами по себе меры господдержки национальных языков не содержат в себе ничего дурного, если это не ухудшает повседневность обывателей.

Но можно уверенно прогнозировать, что места для «слабых» языков, уходящих из повседневной жизни, остается все меньше и меньше. На фоне обвального падения тиражей печатной литературы и СМИ, на фоне развития интернет-медиа и социальных сетей национальные языки не могут найти опору и в секторе полиграфической продукции. В том, насколько тот же интернет и сети станут точкой ренессанса национальных языков можно увидеть несколько сценариев: для каких-то языков они станут пространством живого общения и возрождения, для каких-то — «гетто», а для каких-то ничего не изменят на их печальном пути к исчезновению.

Само существование национальных языков в тех или иных регионах без кооперации с развитием или повышением узнаваемости, условно, национальных кухонь, музыки, одежды, аутентичных ремесел никак не влияет на привлекательность той или иной территории.

Но также очевидно, что чем больше национальных языков сохранится, тем многообразнее и интереснее будут проявления человеческой цивилизации.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...