С моей точки зрения, праймериз как инструмент обновления, как инструмент очищения, как механизм поддержания баланса старого и нового, себя оправдали, хотя кое-где были проблемы. Но по этому поводу я всегда говорил, что праймериз без скандалов – это как еда без специй: есть можно, но неинтересно. 
Скандалы были там, где либо была высокая конкурентная среда, либо где возникали проблемы с узнаваемостью и доверием к участникам праймериз. И там, где приходилось каким-то образом натягивать результат. 
С моей точки зрения, явка была весьма приличная. Кстати, если говорить о явке, интересно будет посмотреть потом, как будет выглядеть явка в сентябре, и как она будет коррелироваться с той явкой, которая была на праймериз. Кое-где возникают риски, связанные с тем, что отдельные граждане считают, что они уже проголосовали, и таким образом свой гражданский долг выполнили. На самом деле кампания на явку в сентябре будет необходима, потому что для многих праймериз были не просто квазивыборной темой, а настоящими выборами.
Конечно, интриги и острые ситуации возникают там и тогда, где существуют внутриэлитные конфликты. Очень интересно было смотреть, как на эти вызовы реагируют разные главы регионов. И будет интересно посмотреть на то, как это все будет в дальнейшем выглядеть в сентябре. Я бы выделил Пермский край с ожидаемым успехом местного депутата Дмитрия Скриванова, который все-таки смог уговорить губернатора Виктора Басаргина сделать полшага назад, снять экс-мэра Перми Игоря Сапко. И худо-бедно, не без издержек, но договорная кампания там развитие получила. Потому что по итогам праймериз в заксобрание по двум округам результаты отменили. И как раз отменили в отношении Скриванова. Так что конфликт остался, но он был сглажен.
Любопытно было посмотреть на то, как решал свои проблемы губернатор Ульяновской области Сергей Юрьевич Морозов, которого упрекали в том, что он бывшего главу города не пускает на праймериз (Марина Беспалова провалилась, заняв шестое место).
Любопытно было посмотреть на то, как справятся с праймериз новые губернаторы, и они справились блестяще. Это касается и Светланы Орловой (глава Владимирской области), и Андрея Бочарова (глава Волгоградской области). Серьезная интрига была в Волгоградской области, связанная с участием депутата Госдумы Олега Савченко, который в итоге проиграл в округе ставленнице губернатора. Но проиграл вчистую, тут трудно упрекать кого-то в том, что результат каким-то образом меняли. Он отражает реальный расклад сил.
Интересно то, как показали наши исследования, в некоторых регионах, что данные социологии по поводу реальных рейтингов доверия тех или иных участников и результаты праймериз совпали. Условно говоря, был риск, что побеждать будут не те, у кого больше рейтинг доверия, а те, у кого выше мобилизационные возможности. 
Зачастую у человека могла быть не самая высокая узнаваемость, не самый высокий рейтинг доверия, но высокие мобилизационные возможности. Где-то, наверное, это было, но там, где мне доводилось побывать, побеждали люди, имеющие наиболее высокий электоральный рейтинг. Мобилизационные возможности и электоральный рейтинг где-то как-то совпадали. Это очень важно, всегда у кого-то возникает желание оспорить результат, но больших скандалов, связанных с тем, что данные социологии не совпадают с результатами праймериз я не припомню.
Можно сказать, что праймериз позволили держать в тонусе системообразующую партию и ее кандидатов. Они получили определенные конкурентные преимущества, поскольку наша кампания началась раньше других. Я думаю, что с точки зрения волнового подхода к ведению кампании, первая волна была достаточно удачной. Вопрос: как будет проходить следующая волна, которая, видимо, будет после утверждения списков на этапе выдвижения. Но понятно, что, так или иначе, основные ключевые моменты, связанные с местной региональной повесткой, с повесткой в тех или иных регионах, уже были взяты на вооружение по ходу праймериз. 
Остаётся только эту тему развивать и поддерживать. Условно говоря, будет федеральная, региональная тема. И надо отдать должное, что участники праймериз отдавали себе отчет в том, что главное слово для них – это полезность и результат. То есть в меньшей степени говорили о высоких материях, в большей степени — о проблемах, связанных непосредственно с территорией округа, территорией региона, территорией муниципальных образований, и это было на самом деле интересно. 
Партия «Единая Россия» повзрослела, продемонстрировала способность реагировать на вызовы, развиваться. В этом смысле «Единая Россия» – это живой механизм, у которого могут быть свои болячки и проблемы, но которая способна реагировать на новые вызовы и угрозы.
Если говорить о возможностях, которые праймериз открывает сейчас, то, мне кажется, посмотрев на то, как в регионах освещались их результаты, я бы отметил, что все-таки эта кампания, сопровождающая праймериз, была зачастую более яркой, чем кампания по освещению итогов. Условно, если говорить о приобретении когда-то новых качеств, качеств народных избранников, народных кандидатов, далеко не все регионы уделили внимание тому, чтобы закрепить результаты праймериз. Некоторые вздохнули с облегчением – «слава Богу, праймериз закончены, результаты есть, в Москву отчитали, на этом точка». Но есть как всегда и положительные, и отрицательные примеры.
Я в последнее время много говорил про праймериз в Ярославской области, потому что считаю этот регион в данном случае модельным. Почему? Потому что всем известно, что в Ярославской области всегда были серьезные проблемы у «Единой России». И сейчас рейтинг партии там отнюдь невысок. Но в Ярославской области праймериз сыграл роль перезагрузки, то есть «Единая Россия» могла попробовать перезагрузить свои отношения с избирателями. И, в принципе, с моей точки зрения, достаточно успешно это сделала. Во всяком случае, там все атрибуты реальной кампании присутствовали. Была интрига, конкуренция, было в ночь голосование, когда еще некоторые беспокоились, кто займет второе или третье место. С первым местом было все понятно – это Терешкова. За второе-третье место по спискам велась битва. В двух округах тоже присутствовала интрига. Для регионов праймериз могли сыграть роль новой точки отсчета, то есть инструмент перезагрузки отношений с избирателями. Те, кто это понял и провел все это неформально, как в Ярославской области, могут рассчитывать в дальнейшем на приличный результат. Те, кто относился к этому формально, не использовали те конкурентные преимущества, которые при этом открывались.
Но, так или иначе, если говорить о результате в целом, я думаю, что явка была весьма приличествующая, и победители достойные люди. И если говорить о прогнозе, то думаю, что «Единая Россия» по спискам возьмет больше 50%. То, что сейчас раскручивается там тема Левады, которая нарисовала падение на 7% за последнее время у «Единой России», моим эмпирическим опытом не подтверждается. Условно говоря, если мы проводим исследование в самых проблемных для России регионах, и она там не падает ниже 37-38%, мне очень трудно понять, как она может быть 35% в среднем по стране. Поэтому я думаю, что все-таки если говорить о цифрах прогнозов, и цифры прогнозов ВЦИОМ намного ближе к действительности, то я абсолютно уверен, что «Единая Россия» возьмет больше 50%, и праймериз сыграют в этом не последнюю роль.

Материал подготовлен на основе выступления автора на заседании Экспертного клуба «Регион».

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...