Нефтепродукты в реках: ЧП в НАО и Коми


Разлив нефтепродуктов на Ошском месторождении в НАО (разработку ведет  «Лукойл-Коми») стал причиной загрязнения трех рек: Колвы, Усы и Печоры. В городе Усинске (Республика Коми) объявлен режим ЧС, жителей просят не использовать воду из загрязненных рек. Власти заявляют, что последствия аварии устраняются полным ходом, общественники считают принимаемые меры недостаточными. Собеседники РК полагают, что существующая информация о нефтеразливах в России – это только верхушка айсберга. Почему экологические ЧП повторяются с пугающей регулярностью? Разбираемся в обзоре РК.

Авария на трубопроводе

11 мая на реке Колве в Усинске (Коми, граничит с НАО) образовалась радужная пленка. В муниципалитете был объявлен режим ЧС. Администрация города предупредила жителей, чтобы они не использовали воду из реки Колвы для бытовых и иных нужд. Позже общественники и СМИ сообщили, что загрязнение обнаружилось также в реках Усе и Печоре.

Источником загрязнения стал нефтесборный коллектор одной из скважин Ошского месторождения (разрабатывает «Лукойл-Коми»). По данным компании, произошла разгерметизация трубопровода, предприятие остановило перекачку нефти по нему.

Глава Росприроднадзора Светлана Радионова в своем Instagram написала, что площадь загрязненных земель из-за аварии составила порядка 1,3 га, на грунт попало около 100 тонн нефтесодержащей жидкости, из них 9 тонн попало в реку.

По факту разлива Росприроднадзор возбудил два административных дела по ст. 8.13 («Нарушение правил охраны водных объектов») и 8.16 («Порча земель») КоАП РФ. Следственный комитет возбудил уголовное дело по ст. 246 УК РФ («Нарушение правил охраны окружающей среды при производстве работ»).

Ростехнадзор установил, что аварийный нефтесборный коллектор на объекте «Лукойл-Коми» не удовлетворяет требованиям безопасности, прочности, коррозионной стойкости и надежности с учетом условий эксплуатации. Закрытая система сбора, полная герметичность и сохранность продукции не были обеспечены. По итогам осмотра Ростехнадзор оформил протокол по ч. 1 ст. 9.1 КоАП РФ («Нарушение требований промышленной безопасности или условий лицензий на осуществление видов деятельности в области промышленной безопасности опасных производственных объектов»). Материалы направлены в Нарьян-Марский городской суд Ненецкого автономного округа для принятия решения о приостановке эксплуатации опасного производственного объекта.

К ликвидации последствий нефтеразлива были привлечены сотрудники ООО «Лукойл-Коми», специалисты ООО СПАСФ «ПРИРОДА», специализированные аварийно-спасательные отряды и спецтехника. 13 мая глава Коми Владимир Уйба вылетел в Усинск. На заседании оперативного штаба он заявил, что работы по ликвидации последствий нефтеразлива осложняются тем, что сейчас идет ледоход.

«Все средства, которые применяются обычно на чистой, открытой воде, сейчас под напором льда теряют свою эффективность. Тем не менее сбор нефтесодержащей жидкости продолжается», — цитирует Уйбу пресс-служба главы Коми.

13 мая место разлива в НАО осмотрел глава региона Юрий Бездудный. По его словам, работы по устранению последствий аварии ведутся полным ходом: людей и техники хватает.

«На реке установлены боновые заграждения. Мы будем очень жестко контролировать недропользователя. На ум приходит цитата из послания президента, когда он сказал: «Получил прибыль от природы – убери за собой». Вот мы будем жестко требовать, чтобы здесь был наведен порядок. А дальше уже прокуратура, следственные органы будут определять, кто виновен, какой ущерб нанесен природе», — сказал Бездудный.

Какой будет позиция власти?

Общественная организация «Комитет спасения Печоры» между тем считает недостаточными меры, принимаемые для устранения последствий разлива нефтепродуктов на границе НАО и Коми. В Telegram-канале организации сообщается о начавшихся пикетах в селах, пострадавших от ЧП.

Анализируя встречу Владимира Уйбы с жителями села Колва 13 мая, общественники пришли к выводу, что глава Коми «прикрывает спину «Лукойла».

«Мы уже знаем, что утечка значительная, раз произошло загрязнение трех крупных рек. И вопрос, почему автоматика не фиксирует прорывы на трубе 325 мм, когда нефть льется в течение шести часов на особо уязвимые притундровые леса, за загрязнение которых предусмотрены максимальные штрафы, – этот вопрос надо ставить перед «Лукойлом» очень жестко, без сюсюканий и расшаркиваний. А этого мы не увидели. Мы увидели, как Уйба прикрывает тыл нефтедобывающей компании, которая, значительно сэкономив на средствах автоматики, в очередной раз загрязняет нашу природу», — возмущаются общественники.

Канал KomiLeaks заявляет, что ситуация с нефтеразливом вблизи Колвы обнажила кадровые проблемы главы Коми Владимира Уйбы. По мнению авторов, первоначальные действия главы региона правильные: он выехал на место происшествия, дал комментарии журналистам и успокоил местных жителей. Однако встает вопрос о дальнейшей позиции руководителя республики: жестко потребовать от «Лукойл-Коми» полной оплаты нанесенного ущерба либо «прикрыть нефтяную компанию».

«Никто из окружения губернатора не может подсказать, как поступить в этом случае. Раньше на себя всю эту работу брал министр природных ресурсов Роман Полшведкин, который был уволен несколько месяцев назад. Действующий руководитель ведомства Алексей Кузнецов из «лесников» и даже понятия не имеет, как реагировать на подобные инциденты», — отмечает канал.

Между тем «НЕЗЫГАРЬ» считает, что экологическая катастрофа в Коми и НАО может стать катализатором для запуска процесса создания единого государственного экологического регулятора.

«Сейчас экологический контроль фрагментирован и разделен между ведомствами, что приводит к снижению эффективности из-за нехватки узкоспециализированных сотрудников, а также не позволяет оптимизировать численность инспекторов. Кроме того, необходимо сосредоточить полномочия, чтобы полностью обуздать экологическую повестку, которая за последние годы не раз становилась триггером протестных настроений», — пишут авторы.

Верхушка айсберга

Одна из причин разлива нефтепродуктов на границе двух регионов – использование технологий советского времени без необходимой модернизации производства. Такой точки зрения придерживается представитель Агентства политических и экономических коммуникаций в Архангельской области  Вадим Трескин.

«Поскольку речь идет о докачке старых месторождений, то их модернизация зачастую связана с тем, что экономика станет отрицательной. Фактически стоит вопрос либо о закрытии, либо о продолжении эксплуатации с возможными негативными последствиями.  Решающую роль при этом, по всей видимости, играет жадность», — рассуждает Трескин.

По его словам, менее масштабные ЧП в регионе повторяется с регулярностью в несколько месяцев. Собеседник РК подчеркивает, что непрекращающиеся мелкие аварии – это более страшная ситуация.

«Основная проблема заключается в том, что во избежание подобных ЧП необходимо ликвидировать большое количество месторождений. То есть действовать надо не выборочно, применять санкции придется даже не к десяткам, а к сотням объектов», — утверждает Трескин.

Он считает, что республиканская система управления не адекватна существующим вызовам.

«Если правы источники экологов, согласно которым утечка продолжалась на протяжении нескольких недель, то получается, что республиканские власти не обладают инструментами для выявления таких опасностей, допуская выход нефти в большие реки и превращая инциденты в чрезвычайные ситуации. Это как раз больше всего и настораживает», — добавил Трескин.

Пред­се­да­тель цен­траль­но­го со­ве­та Рос­сий­ской зе­ле­ной лиги кан­ди­дат био­ло­ги­че­ских наук Сергей Симак уверен, что существующая информация о нефтеразливах – это только верхушка айсберга. Эксперт убежден, что подобных ЧП происходят тысячи каждый год.

«Но компаниям все сходит с рук, потому что где-то контролирующие органы просто не добираются до них, где-то с ними договариваются. В природоресурсных регионах подобные компании являются регионообразующими, градообразующими. Они там хозяева, мэры и губернаторы – их ставленники. Естественно, власти заинтересованы в том, чтобы минимизировать огласку таких происшествий», — заявляет Симак.

По его словам, предприятия-недропользователи в течение десятилетий стремились максимизировать получаемую от природы прибыль с минимальными затратами. При этом устаревшие производственные фонды не удастся обновить за короткий промежуток времени.

Вместе с тем эксперт констатирует, что не существует абсолютно безаварийных технических систем.

«Даже в странах, где с технологическим и экологическим контролем все в порядке, тоже происходят подобные случаи. В этом плане Россия не может быть исключением», — сказал Симак.

Добавим также, что 17 мая утечка топлива произошла из резервуара нефтебазы в Красноярском крае. ЧП произошло на объекте АО «Таймырская топливная компания» («дочка» «Норникеля»). По данным «Норникеля», речь идет о 20 литрах, в компании исключают возможность ущерба для окружающей среды. При этом в МЧС заявляют о 200 литрах, передает РИА Новости.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: