Коммунальные аварии произошли сразу в нескольких регионах России. За последние дни известия о прорывах на теплосети приходили из Челябинска, Курска, Липецка, Оренбурга, Барнаула, Новосибирска. Несколько тысяч жителей многоквартирных домов остались без тепла и воды. Проблемы отопительного сезона стали главной темой заседания правительства. Российский премьер Дмитрий Медведев возложил ответственность за подготовку к отопительному сезону на региональные власти, сообщают СМИ.

В Новосибирске с коммунальной аварией справились очень оперативно. Прорыв устраняли бригады Сибирской генерирующей компании (СГК), которой принадлежат ТЭЦ. Как правило, механизм действий у них отлажен и эти аварии устраняются всегда в очень сжатые сроки. Что касается аварии, которая случилась 20 ноября, то тогда произошел прорыв на трубе диаметром 400 мм. Труба принадлежит и обслуживается самой СГК, но, когда вскрыли этот прорыв, оказалось, что примыкающая труба, которая ведет к домам, разрушилась на протяжении 20 метров. А это уже плановые работы, и заменить изношенную трубу планировалось в следующем году.

Дело в том, что любая генерирующая компания всегда ограничена в средствах. Средства на ремонт заложены в тарифе, который нельзя бесконечно поднимать для населения. В 2016 году в Новосибирске был прецедент, когда подняли тариф на 15 %, что вызвало массовые протесты, которые в итоге стали одной из причин отставки губернатора.

Есть такое понятие, которое сегодня внедряется, – тариф «альтернативной котельной». Он позволяет энергетикам планировать свои затраты на длительный период. Сегодня тарифы местные власти устанавливают каждый год, поэтому энергетики не знают, какой тариф регулятор им установит, поскольку на это влияет огромное количество факторов, в том числе внутриполитических. Любой руководитель субъекта или муниципалитета думает: «У меня в следующем году выборы», «Я не могу установить тариф 7 %, поэтому довольствуетесь тем, что я установлю повышение тарифа на 4 %». Из-за этого энергетики ничего не могут планировать. Поэтому установление тарифа с помощью «альтернативной котельной» позволяет им прогнозировать и планировать.

Еще один момент. У нас более 50 % сетей принадлежат муниципалитету, который сдает эти сети СГК в аренду и на этом зарабатывает. Возникает вопрос, зачем муниципалитету нужны эти сети. Это закрытая информация, но, по моим данным, около 100 млн рублей из арендной платы муниципалитет тратит не на ремонт этих сетей, а на содержание конторы. Это такая синекура, которая была придумана давным-давно и от которой муниципалитет не отказывается. Возникает еще один вопрос – об эффективности использования муниципальных сетей. Пора уже в этом наводить порядок. Если СГК отвечает за все, начиная от топки своего котла и до батареи в квартире, так передайте эти сети, заключайте концессионное соглашение. Но Новосибирск категорически не хочет заключать концессионное соглашение, потому что «кучка» чиновников – 10–15 человек – потеряет гарантированный доход.

Третья причина – участие государства. В 2013 году сложилась такая же ситуация, когда генерирующая компания попросила значительного увеличения тарифа, но власти на это не пошли и, понимая, что платежеспособный спрос населения очень ограничен, приняли решение сделать щадящий тариф, но при этом дополнительно по 200 млн рублей на ремонт сетей выделили город и область. Какая разница, кому принадлежат эти сети – СГК, муниципалитету или еще кому-то, – если от этого зависят жизнедеятельность региона и физическая безопасность людей? Поэтому тогда власти пошли на то, чтобы сделать четыре источника поступлений: это тариф населения, город, область, СГК.

Сегодня генерирующая компания заявляет, что тепло им поставлять убыточно. При этом генерирующая компания – сверхдоходное предприятие. Жена владельца СГК Мельниченко, как недавно писали, приобрела очередную квартиру в Нью-Йорке. Откуда берутся эти деньги? Когда-то энергетики пролоббировали закон, который фактически играет им на руку: они разделили производство электроэнергии и производство тепла. Естественно, производство электроэнергии, которая попадает на открытый конкурентный рынок, приносит огромную прибыль. Производство же тепла будет всегда убыточным. И то, что энергетики зарабатывают на электроэнергии, почему-то умалчивается. Но самое любопытное, что и тепло, и электроэнергия попадают и производятся на одном тепловом контуре: на том же самом объеме угля или газа, в том же самом котле, тот же самый пар. На большинстве ТЭЦ именно так все и происходит. Если станция генерирует тепло и электроэнергию, то тепло в значительной степени (не полностью, но именно в значительной степени) является побочным продуктом. Здесь масса подобных вещей, за которые давным-давно пора взяться, но никто не берется.

В такой ситуации ответственность по большому счету лежит не на региональной власти, а на муниципалитете, а если говорить конкретно о Новосибирске, то на мэре Локоте. Во-первых, его вина в том, что он не заключает концессионное соглашение. Во-вторых, в том, что фактически саботируется и бойкотируется перевод на тарификацию с использованием альтернативной котельной.

У нас за обеспечение теплом отвечает не губернатор, а мэр, потому что вся инфраструктура принадлежит муниципалитету. Но губернатор был вынужден лично координировать ситуацию, поскольку на Локотя нет никакой надежды. Травников только накануне был вынужден разрешать скандал, возникший с муниципальным театром Сергея Афанасьева, который вот уже 30 лет ютится в подвале, а сейчас его попросили освободить помещение. Оказалось, что еще в 2016-м Локоть публично пообещал, что в течение года театру будет предоставлено новое помещение. Однако ничего не произошло, и Сергей Афанасьев сообщил, что уходит из театра. В разрешение конфликта был вынужден вмешаться губернатор.

Когда огромный микрорайон – более 40 многоэтажных домов – в -30 °C оказался без тепла, Андрей Травников, который присутствовал в это время на важном транспортном форуме, получив информацию из Новосибирска, принял решение вылететь на место, потому что доверия Локотю нет никакого. Мэр приехал в микрорайон уже после аварии, постоял в сторонке – и все. У него нет ни квалификации, ни управленческих навыков, он не мог решить никаких вопросов. Губернатор же вмешался, пообещал жителям компенсировать затраты на электричество, которое они вынуждены были использовать, отапливая свои квартиры обогревателями. То, что Травников озвучил СМИ, – это абсолютно простые управленческие решения, но, к сожалению, для Анатолия Евгеньевича Локотя и эти простые решения оказываются очень сложными. Поэтому губернатор вынужден сейчас фактически управлять и городом в том числе.

Мэра Локотя выбрали жители. Он очень хорошо и красиво говорит, делает замечательные рекламные ролики. На фоне критики «Единой России», пенсионной реформы выглядит вроде бы защитником народа, надеждой, поэтому он имеет свой электорат. Но то, что Локоть уже потерял, – это факт (за него на этих выборах проголосовали на 40 тысяч человек меньше, чем на предыдущих). То есть, конечно, Локоть сегодня имеет какой-то «ядерный» электорат, но вот протестный электорат, который его и привел к власти, он потерял полностью. Поэтому я думаю, что за пятилетку с Локотем очень многие люди, особенно думающие и активные, которые за него проголосовали, лишь бы не допустить кандидата от «ЕР», поймут, что Локоть – это не та фигура.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: