Я думаю, с большой уверенностью можно говорить о том, что компанию «Башсода» все-таки национализируют. Во-первых, выяснилось, что в том организационном виде, который есть сейчас, доход от БСК практически отсутствует. Во-вторых, ее деятельность создает определенное социальное напряжение.

Прецеденты, когда государству приходится вмешиваться, уже есть. Не так давно компания Владимира Потанина «Норникель» «попала» на достаточно серьезные деньги. Экологические штрафы из-за ЧП, которое произошло летом в Норильске, очень большие. И вообще, еще неизвестно, чем это закончится. Я думаю, сотням крупных компаний можно предъявить такие иски по поводу загрязнения окружающей среды.

Здесь есть два варианта: или владельцы таких компаний корректируют свое поведение, или они лишаются собственности.

Собственники своим поведением создают возможности для такого вмешательства. Если уж прямо говорить, то они обнаглели: доходами не делятся, еще и народ страдает. Это все можно рассматривать как основание для необходимости перемен. Если бы они вели себя по-другому, не было такого скандала, то этот разговор вообще бы не возник.

История с «Башсодой» стала слишком медийной. Если бы люди не вышли на улицу, защищая башкирские шиханы, все так же и продолжалось бы. По факту собственники были уверены в том, что можно делать все. Но это уже слишком наглое поведение по отношению к местным сообществам.

Единственный вариант для них – определенная корректировка. Если какой-то диалог состоится и они (собственники и государство) смогут договориться, тогда, конечно, национализации не будет.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: