Разбор полетов через 10 дней после ЧП в Можге: власти Удмуртии нашли крайнего


Ситуацию с крупной коммунальной аварией в Можге разобрала межведомственная комиссия под руководством главы Удмуртской Республики Александра Бречалова, пишет Udm-info. На­пом­ним, 13 января в Мо­ж­ге без отоп­ле­ния оста­лись 79 до­мов и 12 со­ци­аль­ных объ­ек­тов. По­дать теп­ло уда­лось лишь на чет­вер­тые сут­ки, а в неко­то­рых до­мах отоп­ле­ния не было и спу­стя неде­лю по­сле ЧП.

Я бы разделил историю с крупной коммунальной аварией в Можге на две части. Первая – то, что касается непосредственно чрезвычайной ситуации и реакции специальных служб. В этой части практически все было сделано по регламенту. Городское хозяйство в Можге действительно находится в не самом лучшем состоянии (особенно сети, коммуникации и так далее). Поэтому к ремонтникам и ответственным лицам вопросов не так много, это отметил и глава Удмуртии Александр Бречалов, сделав акцент, что нужно поощрить тех, кто ликвидировал последствия.

Второй аспект – это реагирование чиновников, управленцев различного уровня, первых лиц республики. На мой взгляд, здесь ситуация действительно странная. Во-первых, отсутствовал на месте глава Можги Михаил Трофимов. По имеющейся информации, он находился в отпуске. Несмотря на серьезное происшествие, отпуск он не прервал, а появился в Можге только на шестой день после аварии. Кстати, его первый заместитель Руслан Галеев, который на время отсутствия мэра исполнял обязанности, уже отправлен в отставку. На мой взгляд, из него сделали крайнего. Во-вторых, что еще более важно, руководство республики запоздало отреагировало на это ЧП – и глава республики, и председатель правительства, и профильный вице-премьер. Причем профильный вице-премьер Игорь Асабин отреагировал первым, но это все равно произошло спустя несколько дней. От главы республики мы что-то услышали только на 10-й день, но это уже скорее не реакция, а разбор полетов.

Не было личной вовлеченности ни у главы республики, ни у председателя правительства (с которого я бы тоже ответственности не снимал). В публичном пространстве все зашевелилось только вчера – ровно через 10 дней. На мой взгляд, это очень странная ситуация. Обычно мы видим примеры эмпатии и личной вовлеченности со стороны губернаторов других регионов. При этом власти республики не утруждаются объяснениями, где они были 10 дней.

Таким образом, я бы отметил два момента: странное поведение первых лиц республики и адекватная работа всех служб. Однако, на мой взгляд, в итоге не совсем корректно ставить вопрос о снижении управляемости в регионе. Бречалов всегда считался открытым руководителем региона, человеком, который не боится сложных вопросов, не боится лично участвовать и объяснять. Но что произошло сейчас? Люди не понимают, задаются вопросы в соцсетях, в СМИ.

Я думаю, ничего не забывается, особенно негативные вещи. И Удмуртия в этом отношении не какой-то уникальный регион. Губернаторские выборы в прошлом году прошли достаточно напряженно для Бречалова, наверное, это была самая конкурентная избирательная кампания в 2022-м. Этот факт уже сам по себе говорит о том, что выборы в республике точно были не референдумного типа. К Бречалову накопились вопросы со стороны жителей, свою оценку главе региона они дали в ходе избирательной кампании: он показал самый низкий результат среди губернаторов. Поэтому данная ситуация – это та капля, которая камень точит, такими вещами точно нельзя пренебрегать. При той системе коммуникации с жителями региона, которая существует у Бречалова (Telegram-канал, соцсети и так далее), 10 дней просто игнорировать произошедшее – это странно. Таким образом, не могу сказать, что конкретно этот момент как-то серьезно отразится на рейтинге Бречалова, но он является еще одним сигналом для всей команды главы республики, что репутация зарабатывается долго и трудно, а растерять ее можно очень быстро.

bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: