Данные «Левада-Центра» (организация включена в реестр НКО, выполняющих функции иностранного агента, по решению Министерства юстиции РФ от 05.09.2016) от 13 мая: если в январе заявили, что внимательно следили за протестными акциями, 21% респондентов, в апреле – только 11%. Кроме того, выросла доля опрошенных, считающих, что в их местности протестных акций не будет. При этом в июне – июле, несмотря на ограничения, связанные с пандемией, вполне вероятна определенная активизация социального протеста в регионах, например, по экологической или градостроительной проблематике. Выше вероятность таких резонансных акций в крупных городах с протестным потенциалом, в том числе в Москве, Петербурге, Новосибирске, Екатеринбурге и Красноярске. При этом мы отмечаем, что власти, правящая партия, вполне работают с этой повесткой – и более плотно, чем в 2016 году.

Вообще, прогноз АПЭК, который был высказан в начале года, относительно того, что протестный потенциал не будет преимущественно политическим, а будет социально-экономическим, подтверждается в значительной степени. Кстати, наш мартовский прогноз о более вероятной четырехпартийной Думе, о более вероятном консервативном сценарии развитии кампании тоже подтверждается.

Очевидна позитивная динамика уровня поддержки «Единой России», по данным ряда социологических исследований. По данным ВЦИОМ, 9–14 марта – 28,7%, 10–16 мая – 30,4%. Есть данные ФОМ, в соответствии с которыми рейтинг составляет 33%. Таким образом, плато сохраняется. На наш взгляд, необходимость роста обеспечения поддержки партии выше границ коридора 28–33% является значимым вызовом для нее в период избирательной кампании. При этом и существующее плато позволяет надеяться на достаточно благоприятный результат.

Сохраняется конкуренция ЛДПР и КПРФ за второе место. Причем рейтинги этих партий тоже в довольно узком коридоре, более ограниченном, чем у «Единой России». Диапазон: КПРФ весной 12,1–13%, ЛДПР – 10,2–11,2%. При этом рейтинги партий максимально сближались в период 26 апреля – 2 мая: 12,2% у КПРФ против 11,2% у ЛДПР. Основные риски у КПРФ – игнорирование избирательной кампании колеблющимся оппозиционным электоратом крупных городов, который обычно примыкает к Компартии в ходе больших протестных кампаний. Потенциальная проблема для ЛДПР – возможное снижение интереса к выборам протестного избирателя в малых и средних городах.

Третий тренд – укрепление позиций «Справедливой России» и повышение уверенности политического класса и медиа к высокой вероятности прохождения этой партии в Госдуму. Рейтинги действительно растут. В прошлом году и 5% у нее бывал рейтинг, сейчас все-таки 7%, в феврале – конце марта и 8% был. По нашему прогнозу, «Справедливая Россия» превращается из полупроходной в проходную партию, и это реально сейчас происходит.

Итоги регистрации на праймериз «Единой России» свидетельствуют о достаточно высоком интересе как кандидатов, так и избирателей к предварительному голосованию. Активность выше, чем в 2016 году. Заявок больше в 2,3 раза – более 7600 против чуть более 3000. Намерение принять участие в голосование уже выразили более 6 млн избирателей, и я думаю, цифра еще вырастет. Полюса наибольшего интереса избирателей к праймериз – с одной стороны, это патерналистские территории, где лидер, как ни странно, Краснодарский край. Здесь принять участие в предварительном голосовании выразили 315 тысяч человек. Еще Тува. С другой стороны, субъекты Федерации с серьезным протестным потенциалом, в том числе Москва – 623 тысячи, Свердловская область – 302 тысячи. Словом, мы видим мобилизационный потенциал в разных регионах, в том числе сложных для «Единой России».

Нередко внутри регионов высокий конкурс наблюдается именно в наиболее протестных округах. Множество округов, где есть конкуренция – 13–15 человек. Например, в одномандатном округе Магнитогорска № 192 11 человек. Здесь состязаются бывший глава Магнитогорска Бахметьев и известный Наумов. В Сочинском округе № 50 в Краснодарском крае – Затулин, бывший гендиректор ТАСС Игнатенко, в Красноармейском одномандатном округе № 47 – известный депутат-аграрий Ломейкин, депутат Заксобрания Кузнецов – тоже вполне известный политик. Давление элиты, правящей элиты, близкой к правящей, лояльной, давление на входе в этот самый «социальный лифт», как она воспринимает «Единую Россию», сохраняется и даже растет. Существенное влияние на расширение кадровой базы ЕР оказало сотрудничество с организациями волонтеров и социально ориентированными НКО не в связи с выборами, а в период борьбы с пандемией прежде всего. Этот фактор консолидации различных сил, которые боролись с пандемией, сыграл свою роль в процессе усиления партии после пандемии и сейчас, в ходе праймериз. Треть участников праймериз – представители малого и среднего бизнеса. Вследствие этого образ партии существенно корректируется, расширяются ее возможности в борьбе с колеблющимся избирателем, с бюрократической повесткой. Партия, конечно, дифференцированно подходит к работе с одномандатными округами.

Несколько слов о Народной программе и об отчете ЕР. В этом году отчет будет существенной частью программы. Хотя, в принципе, надо сказать, что «Единая Россия» никогда от ответственности не бежала, от консолидированной логики ответственности с правительством, вообще с исполнительными органами власти. Одномандатники всегда отчитывались. Но политический отчет, с которым, очевидно, в этом году выступит Дмитрий Медведев, – это впервые. Запуск программы вообще впервые, это некий демонстративный и проактивный шаг партии. Предложенный Медведевым на старте обсуждения программы принцип оставаться в мейнстриме, чтобы получать всю необходимую информацию от людей, сопрягает два процесса: обсуждение программы, как всеми активными гражданами, так и независимыми экспертами. При этом говорилось еще осенью, что самые различные оценки, в том числе критические, для партии важны. Конечно, я думаю, будут заметны социальные акценты – и в отчете, и в программе партии, потому что с проведением социальных форумов и вообще с теми заявками и с той логикой, которая партией заявлена еще прошлой осенью, совершенно очевиден некий сдвиг к социальным акцентам в деятельности «Единой России». Я думаю, здесь будет множество историй, тем, от поддержки семей с детьми и пожилых граждан до развития системы здравоохранения и образования, но и с инфраструктурой это тоже связано – с концепцией инфраструктурного рывка, с благоприятной природной средой. Здесь, конечно же, речь идет и об обратной связи и теме социальной справедливости, что, думаю, тоже будет заявлено в программе и в отчете.

Кроме того, в ходе обсуждения программы, я думаю, будет сформирован баланс или должен быть сформирован баланс между крупными инфраструктурными проектами международного, межрегионального масштаба, с которым обычно ассоциируется руководство страны, и целями территориального развития на уровне муниципальных образований. Я вообще очень рассчитываю на то, что логика равенства возможностей и логика территориального развития для всех активно прозвучит в программе и в отчете.

О непарламентских партиях. В нашем докладе от 9 марта мы говорили о вероятности различных сценариев: 50% мы отдавали четырехпартийной модели, 35% – пятипартийной, далее шли периферийные сценарии. Сейчас четырехпартийная модель продолжает остваваться более вероятным сценарием. Мы фактически говорим о том, что этот прогноз постепенно реализуется на фоне слабых стартовых позиций непарламентских партий. Слабая представленность повестки, за исключением, может быть, нескольких сюжетов: известный сюжет с Сарданой Авксентьевой у «Новых людей», обращение председателя «Яблока» Рыбакова к руководству ЦИК о необходимости вернуться к однодневному голосованию, требование «Коммунистов России» начать уголовное преследование Михаила Горбачева. Это три очень заветных инициативы, которые тем не менее никак не дают непарламентским партиям выйти за пределы их 1%-ного проклятия, я бы так сказал. «Яблоку» на фоне противостояния с Навальным и значительной медийной активности по этой теме удалось нарастить свой рейтинг до 2%. Это было примерно полтора месяца назад. Удержались они на этой условной высоте порядка 20 дней, и рейтинг снова упал до 1%. Сейчас ФОМ констатирует наиболее высокий рейтинг из однопроцентников у Партии пенсионеров, «Новых людей» и «Яблока». Но это все равно 1%.

Мы также считаем, что укрепление позиций «Справедливой России» приводит к ослаблению возможностей для новых партий. Протестный, проблемный электорат, который мог бы быть, подтягивает к себе «Справедливая Россия» в ходе своей предизбирательной кампании. Мы также констатируем проблемы с массовой общественной поддержкой. Кроме того, происходит постепенная мобилизация электората старых непарламентских партий. Если судить по исследованию «Левада-Центра», которое опубликовано 17 мая, в Москве очень значительный рост поддержки «Яблока». Возможно, это станет триггером их повторного роста. Мы не исключаем, что будут факторы, которые позволят одной или двум непарламентским партиям выстрелить и попасть в Думу, но это должны быть и политические ходы, и содержательные, и технологические. Здесь именно логика – не исключаем. Все-таки рывок от 1 до 5% – это очень серьезный рывок. Даже преодоление 3% для тех трех партий, о которых я уже говорил, лидирующих среди непарламентских, является серьезной проблемой, и мы не можем сегодня с уверенностью прогнозировать, что хотя бы одна из этих партий это осуществит. Им нужно серьезные прорывы, разные – политические, технологические, содержательные.

Предварительные прогнозы – четырехпартийная модель, реалистично получение «Единой Россией» от 305 до 320 мандатов с учетом одномандатников. Региональные приоритеты: при низком уровне политической активности возможно определенное смещение оппозиционных игроков от крупнейших игроков – территорий с потенциально низкой явкой – к малым и средним городам, ряду регионов Центрального и Северо-Западного округов. Там есть некие позиции у «Единой России» и в послании Владимира Путина тоже фактически, можно сказать, этим территориям уделяется всяческое внимание. Тем не менее этот интерес мы будем замечать.

Высокий общественный интерес к выборам, в свою очередь, может стать фактором дополнительного внимания оппозиционных игроков к крупнейшим городам и ведущим агломерациям. Поэтому сохраняется дополнительная политическая актуальность ряда продвигаемых руководством страны и «Единой России» инициатив по развитию первичного звена системы здравоохранения и благоустройства. Предварительно можно предполагать, что после сентябрьских выборов Госдума может обновиться минимум на 20–25%. При этом обновление оппозиционных фракций будет происходить медленнее, чем в «Единой России», в силу праймериз и других факторов. Думаю, что фракция ЕР обновится не менее чем на 40%, а возможно, и более чем на 50%. Одними из факторов, которые сдерживают обновление оппозиционных партий, становятся отсутствие у этих партий института регулярного проведения праймериз и консервативные элитные группы, которые в них определяют погоду и политическую волю. Этот процесс может привести к усилению конфликтов внутри парламентских оппозиционных партий, но уже на горизонте 2022–2024 годов. Посмотрим, каким будет уровень поддержки непарламентских партий, новых партпроектов. Я думаю, что в целом он будет относительно невысоким.

Завершая, хотел бы сделать небольшую ремарку. 27 декабря этого года политологу Орлову исполняется 50 лет. В связи с этим я анонсирую грантовую программу в 1 млн рублей. Прежде всего это касается молодых наших коллег, участников политического рынка и людей, связанных с политическими исследованиями. Но никаких эйджистских ограничений мы не предполагаем. Будет опубликован формат грантов, в соответствии с которым они будут предоставляться. Победитель будет определен 27 декабря на праздновании.

 

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: