Разговоры об отмене партийных списков на выборах в регионах шли уже давно, и это, кстати, было одним из требований оппозиции, которая говорила: «Не нужны нам партийные списки – муниципальный депутат должен выражать интересы населения конкретной территории, это должен быть одномандатник». Они очень долго в этом убеждали, основываясь на теории политических процессов и псевдокритериях демократии. А теперь, когда власть говорит: «Хорошо, давайте сделаем выборы одномандатников», оппозиция все равно пытается найти какой-то подвох и выстроить на этом критику.

Я считаю, что в данной ситуации такое решение является неплохим выходом. На самом деле внутри страны ничего не происходит (у нас не введено военное положение, у нас нет мобилизации населения), то есть нет законодательных оснований говорить о том, что нельзя что-то менять или это неправильно по отношению к дизайну избирательного процесса. Я не говорю, что это какой-то выход из ситуации, но такой шаг действительно дает возможность органам местного самоуправления, сущность которых заключается в связи органов власти и населения, работать эффективнее. Таким образом, органы местного самоуправления выполняют очень важную функцию. Для этого нужны не партии, которые за большой промежуток времени не смогли в полной мере выполнить все свои функции. В последнее время у нас происходили процессы департизации. В их условиях ориентация на конкретных людей позволяет не окрашивать персоны в политические тона, а оценивать и избирать тех, кто действительно что-то сделал на конкретной территории, кто наиболее сильный политический и хозяйственный лидер, кто деятелен на своей территории.

Система одномандатников сложна. Сказать, что власти это делают в угоду себе, будет неверно. Организация избирательного процесса с персональными стратегиями для, например, 35 кандидатов во Владивостоке – это крайне тяжелый процесс. Сказать, что при таком варианте будет больше шансов у единороссов или у коммунистов, например, я не могу. Шансов будет больше у тех, кто действительно убедит население, что способен работать на территории. В этом смысле будут избраны люди, которые действительно способны работать, а кто они будут по политическому окрасу – это вторично (может, будут одни самовыдвиженцы). Надо понимать, что выборы – это ресурсы: у кого больше ресурсов, тот и победит.

Я считаю, что выборы одномандатников оправданны. У нас нет внешних факторов, которые могли бы помешать это реализовать. У нас есть запрос населения на сильных персон. Конечно, не надо впадать в крайности и думать, что вот сейчас придут новые составы дум и все порешают. Но данный вариант – это возможность создать такую ситуацию, когда сильные персоналии могут переломить ситуацию.

В Приморском крае неодинаковая ситуация по разным муниципальным образованиям. Например, в Большом Камне реально работающий глава городского округа, он хозяйственник с большой буквы, перспективный, конечно, ему понадобится, условно говоря, своя команда чтобы наиболее эффективно решать проблемы территории. А есть другие населенные пункты, которые достаточно слабые в силу специфики глав. Если обобщать, то во многом конкретный результат на территориях муниципальных образований будет связан с эффективностью работы глав муниципальных округов. В Приморье еще продолжается муниципальная реформа по переводу районов в округа, что накладывает дополнительную региональную специфику.

Я не вижу, чтобы введение данного механизма помогало единороссам, или коммунистам, или ЛДПР. Все-таки это принципиально то, что и ждала оппозиция. Зачастую у нас оппозиция поднимает информационный шум, далее года два-три, иногда пять лет этот шум укладывается в систему. Потом принимается решение, а оппозиция говорит: «Нет-нет, власть опять плохая», потому что у оппозиции изначально неконструктивный оголтелый подход – по любому поводу критиковать власть. А данная система выборов персонифицированная, она дает возможность и самим людям ориентироваться в кандидатах. На территории в муниципалитете, если депутат даже просто не ходит на собрания, у него избраться во второй раз не будет никакого шанса: никакая партия его не обелит и не защитит – там люди друг друга очень хорошо знают.

Таким образом, нельзя сказать, что данная система кому-то поможет или создаст удобную ситуацию. Изначально все выравнялись на старте, а победит тот, у кого больше ресурсов. Главным ресурсом будет деятельность конкретного депутата. Нельзя будет победить там, где депутат ничего не делает, а только кидается словами. Если отталкиваться от этого, то получается, что у тех самых оголтелых оппозиционеров как раз становится меньше ресурсов, потому что они способны только критиковать. А что они сами сделали?

Также вижу еще одну причину перехода на выборы исключительно по одномандатным округам. Этот вариант позволяет проблемы территорий локализовать в информационном поле, а региональные и федеральные негативные элементы не популяризировать чрезмерно. То есть получается, что выбор одномандатных округов имеет политическую целесообразность в сложившихся условиях, потому что есть высокие риски того, что с изменением каналов коммуникаций (а они явно поменялись) использование такой формы выборов позволяет говорить в большей степени о местных проблемах, чем о проблемах регионального и федерального уровня. То есть это будут такие местечковые выборы, где победит тот, кто сумеет доказать свою эффективность на местном уровне, а не будет прикрываться какими-то проблемами регионального и федерального уровней.

Когда происходят выборы по смешанному типу, то у политических партий есть возможность заявлять о своей позиции на региональном и федеральном уровне. А когда это выборы на конкретной территории и в конкретных округах (причем зачастую округа равняются одному избирательному участку), то эта проблематика естественным образом локализуется и нисходит до уровня местных проблем. Таким образом происходит сдерживание негативных моментов развития информационного поля.

В целом это способствует консолидации общества вокруг политики президента РФ, формированию позитивных ожиданий, а также борьбе с экстремизмом в социальных сетях. Когда есть местные проблемы, то говорят только о них. А когда есть возможность выхода на другой уровень (региональный и федеральный), то затрагивается проблематика этого уровня. Эта проблематика при изменяющихся каналах коммуникаций имеет сейчас больше рисков уйти в негатив. Мы не выбираем органы МСУ для того, чтобы обозначить свою позицию на международной арене, или для того, чтобы как-то там бороться с политическими партиями. Мы их выбираем, чтобы они решали наши местные проблемы, чтобы на территории были представители, которые выражают интересы конкретного населения.

Реализуемая система в большей степени способствует, во-первых, решению конкретных задач на местном уровне, во-вторых, борьбе с негативными тенденциями на федеральном уровне. Когда представитель какой-либо партии начнет заявлять, что «пармезана не хватает из-за спецоперации», то это не будет интересно людям, потому что это его политическая позиция, а его избирают не для этого. У представительных органов местного самоуправления есть определенные функции, они даже не имеют никакой законодательной компетенции. Они просто представляют интересы населения и формируют бюджетную основу для деятельности органов. Получается, что этим изменением системы выборов в большей степени акцентируется внимание на ее специфике. И это нормально, особенно если учесть, что процессы департизации еще не остановились во многих регионах (то есть процессы потери доверия тем политическим партиям, которые себя не зарекомендовали как деятельные структуры).

bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: