Если говорить о тратах на борьбу с пандемией, то убежден, что никакая экономия здесь не является правильной. Вообще, к таким тяжелым ситуациям, как пандемия, нельзя подходить с точки зрения экономической целесообразности, поскольку жизнь и здоровье граждан являются главными приоритетами для любой власти.

Я думаю, что в данном случае даже речи не может идти о том, что эти средства  оказались чрезмерными и их можно было бы потратить на иные цели. Вопрос о размере трат я считаю не совсем корректным, нет смысла это анализировать с точки зрения масштаба средств.

Что касается политики московской власти в отношении пандемии, здесь необходимо подчеркнуть, что московская власть, так же как и все государства мира и региональные власти, впервые столкнулась с таким вызовом. У человечества не было опыта подобного рода борьбы, пандемия оказалась внеплановым вызовом. Тот опыт, который был, является давним и отличается от современных реалий (например, испанка), он не дает рациональной почвы для того, чтобы строить какой-то анализ и делать выводы.

Каждое государство и каждый регион в данной ситуации, во-первых, нарабатывали собственные практики, во-вторых, опирались на опыт других стран. Поэтому я думаю, что нельзя сказать, что кто-то не совершал ошибок: все двигались путем проб и ошибок. Мы видели разные практики: от тотального карантина, как это было в Ухани в Китае, до абсолютной свободы, как в Швеции на первом этапе.

Что касается московской политики, тут пошли по пути сложного комбинирования разных инструментов противодействия пандемии. При этом был выработан собственный позитивный опыт, который был распространен на другие регионы России. Фактически Москва в этой связи была флагманом — отчасти потому, что есть соответствующий управленческий и научный потенциал, отчасти потому, что именно на Москву пришелся первый удар и в рамках первой, и в рамках второй, и в рамках третьей волны пандемии. Москва первой отвечала на удар, первой принимала решения, совершала те или иные действия, а потом уже эти решения анализировались и экстраполировались на практику других российских регионов.

И кстати, не только российских: сейчас во всех странах Западной Европы вводятся QR-коды, а ведь Москва в этом отношении была первой, именно здесь произошел первый масштабный переход к QR-кодированию — и этот опыт оказался более чем успешным. Сейчас этот российский опыт используют в других странах и крупных городах Западной Европы. Это яркий пример, как те или иные практики формировались в Москве, а потом транслировались даже не в рамках нашей страны, а в рамках стран мира.

В целом необходимо признать, что Москва  успешно справилась со всеми волнами пандемии. Ни на один день не был потерян контроль над ситуацией. Есть, к сожалению, множество примеров того, как были переполнены больницы, людей не успевали хоронить, не хватало лекарств, но это все не про Москву. Столица в этом смысле занимает одну из лучших позиций в мире. Те меры, которые применялись, были, с одной стороны, успешными, с другой стороны, не вызывали серьезного коллапса московской экономики.

Результатом стало то, что глобально москвичам удалось с минимальными потерями выйти из этой тяжелой ситуации, система здравоохранения Москвы и система власти в целом выдержали эти удары, власть продемонстрировала эффективность, рациональность, быстроту, своевременность принятия решений.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: