Губернаторы новой волны — это люди с эмпатией и развитым эмоциональным интеллектом


Хождения в народ губернаторов — это хоть и пиар, но содержательный пиар, не искусственный. Дело в том, что это губернаторы второй волны, яркими примерами которых можно назвать врио губернатора Белгородской области Вячеслава Гладкова, губернатора Севастополя Михаила Развожаева, Эта вторая волна пришла на смену первой, в которой были технократы, но они отсутствием эмпатии вызывают отторжение у населения. Наиболее яркий образец губернаторов первой волны – это бывший глава Севастополя Дмитрий Овсянников. С технократической точки зрения они хорошо работали, принимали грамотные управленческие решения, одновременно с этим для федерального центра не представляли никаких проблем ввиду отсутствия политических амбиций, но у них был недостаточный диалог с населением, из-за этого работа срывалась.

Администрация президента поставила конкретную задачу – формирование вот такой новой губернаторской волны, подбор людей с эмпатией, с развитым эмоциональным интеллектом. То есть, с одной стороны, перед губернаторами поставлены конкретные задачи, с другой стороны, набирают людей, способных к этой эмпатии, способных искренне воспринимать проблемы отдельных людей. Губернатор-технократ видит боль отдельных людей, но не сочувствует ей. Он принимает вполне рациональные управленческие решения, которые урегулируют в итоге эти проблемы. Но людям этого недостаточно, они хотят чувствовать, что губернатор вкладывает душу.

Во всем мире распространяется это понятие – “новая искренность”. Эмоциональный интеллект тоже является новым концептом, он, конечно, развивается уже несколько лет, но сейчас это стало наиболее заметно. Недавно на Восточном экономическом форуме Герман Греф говорил именно о важности эмоционального интеллекта.

Получается, что эта эмпатия одновременно соответствует тем запросам, с которыми столкнулась российская власть, и глобальным трендам (которым как раз и хочет соответствовать российская власть). То есть под этот запрос и набираются люди.

Любой адекватный человек иногда может переиграть, а иногда может недоиграть. При этом способность политика совершать ошибки – это живая характеристика, которая очень востребована населением. Когда политик все делает совершенно и безошибочно, то люди в нем считывают некий автомат, программу. Им не нравятся политики, которые не совершают ошибок. Характерный пример тут – Владимир Путин: иногда он может что-то такое сказать, но это хорошо, его рейтинг от этого может сразу подпрыгнуть, как это произошло в свое время с “мочить в сортире” и вошло в политическую историю.

Если человек не способен совершать ошибки, это означает, что он не способен совершать поступки. Люди в ошибках считывают способность совершать поступки. Есть такое правило для лидеров: они не должны быть слишком идеальными, в них должны присутствовать человеческие слабости. Вплоть до того, что сильному лидеру советуют перед вступлением споткнуться, так как это вызывает сочувствие у людей. Поэтому способность людей с этой “новой искренностью” что-то где-то и переиграть или недоиграть может восприниматься позитивно. Я считаю, что эта новая волна искренности значительно более эффективна, чем политика технократической волны.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: