ЧС в Норильске: руководство края в первые два дня не получило полный отчет


Российский лидер Владимир Путин ввел режим чрезвычайной ситуации (ЧС) федерального масштаба из-за разлива в минувшую пятницу, 29 мая, 21 тысячи тонн дизтоплива под Норильском. Площадь загрязнения составила 180 тысяч квадратных метров. Глава МЧС Евгений Зиничев констатировал, что информация о ЧП поступила спасателям только спустя два дня, в связи с чем Путин поручил силовикам оценить работу местных чиновников.

Если восстановить хронологию событий, то становится ясно, что информация о происшествии была. Другое дело, что она была в ограниченном количестве, руководство края в первые два дня не получило полный отчет о том, насколько серьезна ситуация и какие негативные экологические последствия для Таймыра несет эта авария. Здесь, безусловно, произошел сбой в управленческой вертикали. В ситуации надо разбираться, и президент уже дал соответствующим органам поручение досконально ее изучить. Имена тех, кто виноват в этом сбое, несомненно, по итогам расследования будут названы.

Для губернатора Красноярского края Александра Усса история крайне неприятна, политических очков она ему не прибавила. С другой стороны, красноярский губернатор относится к числу самых опытных региональных руководителей. Насколько мы можем судить о кадровой политике президента России Владимира Путина, он никогда не рубил сплеча. Как минимум он даст главе региона оперативно ликвидировать последствия разлива дизельного топлива. Уже по результатам, по эффективности проведенной работы будут приниматься какие-либо решения. В этом смысле достаточно характерен прошлогодний кейс Иркутской области с наводнением. Глава государства дал экс-губернатору Сергею Левченко возможность исправить ситуацию, и сразу никаких кадровых решений не было принято. Поэтому сейчас руководство Красноярского края заинтересовано в том, чтобы как можно скорее совместно с МЧС и другими структурами ликвидировать последствия аварии. Ситуация неординарная: руководители практически всех федеральных ведомств признали, что они впервые столкнулись со столь сложной проблемой. Только усилиями всех ведомств можно устранить последствия аварии, которая действительно очень серьезная: разлилось около 20 тысяч тонн дизельного топлива – это не шутки.

Прошлогодняя ситуация с лесными пожарами в Красноярском крае, когда президенту тоже пришлось вмешаться, все-таки немного другая. Пожары бушевали в Сибири всегда. В прошлом году была особенность – сменилась роза ветров. Если раньше задымление относило на северо-восток, в безлюдные регионы, то в этот раз ветер подул на юго-запад – дым донесся до европейской части страны. Конечно, в такой ситуации федеральное руководство должно было как-то отреагировать. Проблема лесных пожаров настолько глобальная и хроническая, что здесь хоть ручной режим управления со стороны президента, хоть любой другой режим не сильно помогут. Единственное, конечно, есть позитивное следствие того, что руководство страны плотно занялось этим вопросом: началось восстановление изрядно порушенной системы лесопожарной охраны. Но лесные пожары все равно были, есть и будут. Другой вопрос – их масштаб, и это глобальная проблема. Нынешняя техногенная авария носит немного другой характер. Это на самом деле форс-мажорная ситуация, с которой, в отличие от лесных пожаров, в крае, да и в стране, никогда не сталкивались.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: