Изменения в конституции Татарстана: 2020 год – это крайняя дата существования второго президента в России


С созданием рабочей группы, которая будет работать над изменениями в конституции республики, в том числе над переименованием должности президента республики, не все так однозначно и просто. Наверное, это проявление особого восточного менталитета, когда «да» не всегда означает «да», а объявление о начале каких-то работ, не означает, что эти работы начаты.

Здесь так же.

С одной стороны, есть ответ прокуратуры Республики Татарстан на запрос депутата горсовета Набережных Челнов Сергея Яковлева, где сказано, что в Государственном Совете республики создана рабочая группа по разработке закона «О Конституционной комиссии Республики Татарстан».

С другой стороны, в официальном сообщении пресс-службы республиканского парламента говорится иное. А именно, что в Госсовете ведется регулярный мониторинг и анализ законодательной базы Татарстана (в том числе и вопросов конституционного регулирования) на соответствие республиканских законов федеральным. «Данная работа осуществляется в рамках парламентской Комиссии по мониторингу законодательства и правоприменительной практики, которая наделена соответствующими полномочиями. На этом этапе работы Комиссии по совершенствованию норм правового регулирования не требуется принятия каких-либо специальных законов».

То есть, никаких новых комиссий нет, и подготовка никаких новых законов не ведется. При этом сам факт необходимости приведения регионального законодательства в соответствие с федеральными нормами не оспаривается. Здесь есть несколько важных моментов.

Во-первых. Это участие прокуратуры в данном вопросе.

Это уже не первый случай в последнее время, когда именно органы прокуратуры выступают инициаторами приведения нормативных требований, действующих в Республике Татарстан в соответствие с федеральными. Вспомним хотя бы ситуацию с обязательным преподаванием татарского языка в школах.

Здесь тот же подход. Запрос в прокуратуру – оттуда оперативная реакция в фарватере общегосударственной политики. Руководство прокуратуры не зависит от избирателей, и может не обращать внимания на националистические настроения. Парламент же вынужден заигрывать и с этой частью общества. Отсюда разница в высказываниях.

Во-вторых. Это общий рост активности по законотворческой работе в республике. Так, в начале февраля по инициативе председателя Госсовета Татарстана Фарида Мухаметшина стартовал парламентский проект «Пишем законы вместе!», призванный привлечь население к законотворческому процессу. И это очень симптоматично. Теперь инициаторами непопулярных у части общества законопроектов (в частности, переименования должности главы региона с «Президент» на какой-то иной вариант) может быть не тот или иной конкретный депутат, а представители широких масс общественности. Это очень удобно и политкорректно.

Таким образом, процесс можно считать запущенным, но запущенным «по большому кругу». Происходящее является последовательной политикой по выравниваю юридических основ взаимодействия федерального центра и регионов. Для Татарстана она означала и приведение в соответствие с федеральными нормами региональных правил преподавания национального языка в школах, и отказ пролонгировать договор о разграничении полномочий с федеральным центром, срок действия которого истек летом 2017 года. Республика Татарстан была последним субъектом федерации, где такой договор сохранялся. В свое время, при Борисе Ельцине, и его политике: «Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», таких договоров было подписано несколько десятков. Постепенно их количество снижалось. До 2017 года дожил один – с Республикой Татарстан. Теперь и он ушел в историю.

То есть работа идет достаточно давно и последовательно. Это никак не связано ни с выборами президента Российской Федерации, ни с событиями в северокавказских республиках, ни с возможной новой региональной экономической политикой. Это же касается и вопроса названия должности главы республики и высшего должностного лица, возглавляющего систему исполнительных органов государственной власти субъекта Российской Федерации – Республики Татарстан.

Есть сформулированная позиция, что называться эта должность «Президент» дальше не должна. Но произойти данное изменение должно максимально бесконфликтно. Конечно, настолько, насколько это возможно в данной ситуации. Удобнее всего это сделать при проведении новых выборов главы республики.

И у федерального центра есть все рычаги, чтобы настоять на таком сценарии. Рычаги и экономические. Институты экономической самостоятельности Татарстана все более и более ослабевают. Рычаги и политические. Все меньше и меньше остается юридических основ для политической исключительности элиты Татарстана. Пока что новые выборы главы республики намечены на 2020 год. И в этих условиях президентская должность в Республике Татарстан просуществует еще два года.

Но никто не отменял в нашей стране возможность досрочных выборов. По этому пути уже пошли ряд не менее значимых субъектов РФ. К таким прогнозам подталкивает и начавшаяся в СМИ кампания по обсуждению приемников Рустама Минниханова. Так что 2020 год – это крайняя дата существования в Российской Федерации второго президента. Но все может произойти и раньше.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...