Храм вместо сквера: протесты в Екатеринбурге и их последствия


В Екатеринбурге два дня подряд проходили массовые протестные акции против строительства храма Святой Екатерины на месте сквера в центре города. Протесты завершились столкновениями с полицией и задержаниями, три человека были госпитализированы. 14 мая прошли переговоры конфликтующих сторон, которые инициировал губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев. В итоге власти заявили, что строительство храма продолжится, и предложили организовать новые зеленые зоны для отдыха для горожан. Противники возведения храма выступают за проведение городского референдума по вопросу застройки сквера. По мнению собеседников «РК», к переговорным процессам стороны пришли слишком поздно, и в этом отчасти есть вина местных властей.

Доводы сторон

Вечером 14 мая в Екатеринбурге прошла вторая протестная акция против строительства храма Святой Екатерины на месте сквера возле Театра драмы. В первой несанкционированной акции, которая состоялась днем ранее, приняли участие около 2 тысяч человек. Они повалили ограждение вокруг места будущей стройки и принялись водить хороводы в сквере. Активистов удалось вытеснить после того, как к охране площадки присоединились бойцы Академии единоборств Русской медной компании (РМК; один из спонсоров возведения храма). Полиция поначалу в ситуацию не вмешивалась, а позже задержала двух человек, пишет «Коммерсантъ».

Утром 14 мая губернатор Свердловской области Евгений Куйвашев пригласил конфликтующие стороны на переговоры, по итогам которых вице-губернатор Сергей Бидонько сообщил, что нет никаких правовых оснований для остановки строительства храма. Бидонько также заявил, что администрация готова рассмотреть предложения по организации новых зеленых зон отдыха для горожан. Он также предупредил, что в отношении участников несанкционированных акций будут приняты жесткие меры.

Вечером 14 мая к скверу пришли уже более 2 тысяч человек. Противники строительства храма разрушили временный забор и выбросили его в реку. Собравшиеся кричали: «Мы за сквер!», «Это наш город!», водили хороводы и исполняли песни под балалайку и виолончель. В охрану стали бросать яйца. Вскоре полиция начала задерживать участников акции.

По данным полиции, задержаны 23 человека, правозащитники сообщают, что в отделения увезли от 26 до 28 человек, передает РБК . Сегодня утром, 15 мая, четырех участников акции протеста вызвали в полицию, сообщил в Facebook координатор свердловского отделения «Открытой России» Владислав Постников. По его словам, в устных беседах говорится про «массовые беспорядки».

Как сообщает РИА Новости, во время второй акции протеста в Екатеринбурге пострадали три человека, они госпитализированы.

Храм Святой Екатерины планируют возвести к 300-летию Екатеринбурга. Споры вокруг его строительства идут уже довольно давно. Сначала его хотели построить на площади Труда, но это спровоцировало акции протеста. Затем появился проект храма на воде, однако жители также выступили против. В итоге было решено строить храм на площади возле Театра драмы, но и эта идея не нашла поддержки у части населения. Так, противники строительства заявляют, что ради церкви придется вырубить зеленые насаждения, которых в городе и без того мало. В то же время мэрия сообщила, что большинство участников общественных обсуждений выступили за возведение храма.

Пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, комментируя конфликт из-за строительства храма на месте сквера в центре Екатеринбурга, заявил, что несанкционированные собрания, сопровождающиеся действиями, которые идут вразрез с действующими законами, – это не то, что можно одобрять. По его словам, «это [несанкционированные собрания] то, что делает необходимой определенную работу правоохранительных органов». Высказывание Пескова приводят «Ведомости». Подобные ситуации – прерогатива местных властей, отметил Песков, отвечая на вопрос, не собирается ли Кремль вмешиваться в ситуацию. Местные власти корректно ведут разговор и с населением, и со строителями, они предлагали альтернативные площадки для организации скверов, добавил пресс-секретарь президента. «То есть мы констатируем, что местные власти пытаются разобраться. А с другой стороны, по всей видимости, эту работу надо продолжить», – заключил он.

Глава Синодального отдела РПЦ по взаимоотношениям с обществом и СМИ Владимир Легойда в своем Telegram-канале написал, что протестующих против строительства храма можно разделить на три группы. Первые, по его мнению, «не понимают, что такое храм и чем он лучше сквера или мусоросжигательного завода и крематория». «Нужно с ними работать, разъяснять, что храм не уничтожает парк, но неизбежно благоустраивает территорию, на которой находится. Надеюсь, что в конце концов такие протестующие будут крестить детей в том храме, который некогда им якобы мешал», – пишет Легойда.

Вторая группа протестующих, как полагает Легойда, – это те, кто «просто ненавидят веру – любую – и тех, кто верит, заодно». Третья группа, по мнению представителя РПЦ, – это те, кто считает себя политической оппозицией. «Для них две предшествующие группы – это пушечное мясо, которое нужно, чтобы набрать политические очки. По большому счету им все равно, будет храм или нет. Важно и правильно, что местная власть пытается разрешить конфликт посредством диалога. Верующие люди всегда выступают за диалог, за возможность и необходимость договариваться. Мы ведь храм хотим построить – не казино, не бордель, не свалку», – отмечает Легойда.

Между тем на сайте Российской общественной инициативы (РОИ) собирают подписи под предложением вынести на городской референдум вопрос о застройке сквера возле Октябрьской площади в Екатеринбурге. На момент подготовки материала инициативу поддержали 1191 человек.

В чем суть протеста?

Протесты в Екатеринбурге стали одной из топовых тем в Telegram-каналах.

Так, авторы канала «НЕЗЫГАРЬ» утверждают, что все внутренние соцопросы в Екатеринбурге говорили: при референдуме большинство выскажется за строительство храма.

«Но референдум – это еще и дискуссия. И ее надо уметь организовать и вести.
Но что же вам, Куйвашев и компания, было не организовать этот городской референдум? Региональная власть каждый раз наступает на грабли. «Давайте вступим в диалог», – говорит губернатор Куйвашев после того, как ситуация стала приобретать характер критической. <…> А до этого что?» – недоумевают авторы. По их словам, местные власти хотели решить вопрос «в тишине», в комфортной обстановке, а в результате «все бьют в бубен» и никто не готов предложить правильную модель поведения.

По мнению канала «Кремлевский безбашенник», «глубинная суть протеста в том, что мнением людей в очередной раз пренебрегли». Это, как полагают авторы, позволяет связывать историю в Екатеринбурге с другими масштабными конфликтами в регионах, например, в Архангельской области и Ингушетии.

«Вместо того чтобы улаживать данный конфликт, ведутся попытки разруливания другого конфликта, который существует в глазах власти, но не в глазах протестующих. Отсюда странная аргументация в защиту храма: «Не бордель же». Она, может быть, и сработала бы, если бы в радиусе 2 км не стояло еще больше десятка православных объектов разной величины. Не менее нелепа отсылка к исторической справедливости, которую ищут в воссоздании храма Святой Екатерины, взорванного в 1930 году, правда, стоявшего в другом месте. И даже если бы он возводился на месте прежнего храма – ну и что? На месте здания правительства Москвы на Новом Арбате пару веков назад располагался Новинский Богородицкий монастырь. Почему в таком случае не применить идею исторической справедливости повсеместно? Или все упирается в желание местных олигархов увековечить свою память посредством строительства храма именно в заданной точке, и никак иначе?» – задаются вопросом блогеры.

Между тем канал «Бойлерная» критично оценивает действия участников протестных акций в Екатеринбурге. «История с протестами против храма в Екатеринбурге не имеет ничего общего со здоровой общественной дискуссией и гражданской позицией. Против храма – хамы», – пишет канал.

Иначе характеризует активистов канал местного СМИ Е1.RU news: «В сквере включили гимн России и поют его хором. Мусор за собой убирают. Всем бы таких культурных протестующих, какие достались Екатеринбургу!»

Канал «Пяр во время чумы» считает, что ошибка протестующих в Екатеринбурге – «заигрывание в 2019 году в России с эстетикой и технологиями «майдана». Во время акции протеста ее участники подпрыгивали и кричали «Кто не скачет – тот за храм!». Слоган, который в свое время использовали украинские националисты, – «Кто не скачет, тот москаль».

«Куйвашев дал команду полиции с сегодняшнего момента задерживать участников акций протеста. Никто больше не будет церемониться с теми, кто выходит волноваться за сквер. Ответственность за организацию протестов возложена не на Навального, а на местное оппозиционное СМИ Е1, которое используется для мобилизации протестующих», – пишут авторы.

Свою трактовку событий в Екатеринбурге дает канал «Медиатехнолог». По сведениям блогеров, «за строительством церкви стоит миллиардер Игорь Алтушкин, которому, помимо Русской медной компании, принадлежит сеть бойцовских клубов RCC Boxing.

«С другой стороны, недовольство местных жителей с помощью своих медиаресурсов поддерживает Виктор Шкулев, совладелец Hearst Shkulev Media («дочка» американской Hearst Corporation) и владелец городского портала Е1 – наши коллеги из «НЕЗЫГАРЯ» уже успели «записать» его в некую оппозицию, оперируя тезисами о «стихийных митингах», «мобилизации протестного ресурса» и разгоняя тему о бездействии полиции в таких условиях, подразумевая всевозможные несанкционированные митинги. Но пока протестные настроения Шкулев только поддерживает, а не разжигает, как это и должны делать обычные городские ресурсы, имеющие свое мнение», – отмечает «Медиатехнолог».

Упустили время

Ру­ко­во­ди­тель груп­пы по­ли­ти­че­ско­го кон­суль­ти­ро­ва­ния «Пи­ро­гов и парт­не­ры» Александр Пирогов считает, что к переговорным процессам стороны пришли слишком поздно, и в этом отчасти есть вина местных властей, которые в свое время уходили от диалога по данной теме. Как отмечает Пирогов, непонятно, к ка­ко­му ком­про­мис­су мож­но прий­ти, ко­гда уже вы­да­ны все раз­ре­ше­ния на стро­и­тель­ство и на­ча­лась строй­ка. «А за­пре­тить стро­и­тель­ство, пе­ре­не­сти его в дру­гое ме­сто – это тоже с точ­ки зре­ния вла­сти бу­дет не очень пра­виль­но: это, де­скать, пой­ти на уступ­ки. С точ­ки зре­ния граж­дан­ско­го про­цес­са со­гла­сить­ся на воз­ве­де­ние хра­ма в этом ме­сте с ка­ки­ми-то по­блаж­ка­ми на­по­до­бие вы­са­жи­ва­ния де­ре­вьев тоже уже, ско­рее все­го, невоз­мож­но», – рассуждает Пирогов.

Он подчеркивает, что во время первой протестной акции 13 мая пра­во­охра­ни­тель­ные ор­га­ны и пред­ста­ви­те­ли вла­сти фак­ти­че­ски са­мо­устра­ни­лись от кон­флик­та. «То есть про­те­сту­ю­щие вы­нуж­де­ны были об­щать­ся один на один с ка­ки­ми-то спортс­ме­на­ми и лю­дь­ми бан­дит­ской внеш­но­сти, ко­то­рые эле­мен­тар­но от­ка­зы­ва­лись пред­став­лять­ся. Мно­гие из при­сут­ству­ю­щих даже ста­ли на­зы­вать про­ис­хо­дя­щее «ре­пе­ти­ци­ей неболь­шой граж­дан­ской вой­ны», ко­гда нет вла­стей и ни­кто не в со­сто­я­нии кон­тро­ли­ро­вать кон­фликт», – отмечает Пирогов.

В итоге противостояние в Екатеринбурге, «по­мно­жен­ное на от­сут­ствие ре­ак­ции вла­стей, пра­во­охра­ни­те­лей, под­клю­че­ние «улич­ных бой­цов» и бан­ди­тов, те­перь вы­зы­ва­ет бес­по­кой­ство не толь­ко у ре­ги­о­наль­ной, но и у фе­де­раль­ной вла­сти», продолжает собеседник «РК». «Вы­пус­кать из рук мо­но­по­лию на при­ме­не­ние силы го­су­дар­ство не име­ет пра­ва, а здесь свои по­ряд­ки пы­та­лись уста­но­вить ка­кие-то «улич­ные бой­цы». По­это­му, ко­неч­но, го­су­дар­ство долж­но вме­шать­ся в этот кон­фликт и разо­брать­ся в нем», – говорит Пирогов.

По словам политолога Сергея Мошкина, проблема в том, что каждая из сторон конфликта аб­со­лют­но уве­ре­на, что у нее сто­рон­ни­ков сре­ди го­ро­жан боль­ше, чем у оп­по­нен­тов. «При этом до­сто­вер­ных дан­ных о том, сколь­ко сто­рон­ни­ков и сколь­ко про­тив­ни­ков стро­и­тель­ства, нет. Про­во­ди­лись опро­сы, но они были ан­га­жи­ро­ван­ны­ми. На мой взгляд, это тот са­мый слу­чай, ко­гда сле­ду­ет про­ве­сти об­ще­го­род­ской ре­фе­рен­дум», – считает Мошкин. Он добавил, что одну попытку проведения референдума противники строительства храма уже предпринимали: они сфор­ми­ро­ва­ли ини­ци­а­тив­ную груп­пу, на­пи­са­ли за­яв­ле­ние, сфор­му­ли­ро­ва­ли во­прос, го­риз­бир­ком за­яв­ку при­нял, но де­пу­та­ты го­род­ской думы от­ка­за­ли в про­ве­де­нии ре­фе­рен­ду­ма боль­шин­ством го­ло­сов.

По его словам, обострение конфликта вокруг строительства храма произошло, потому что территорию будущей строительной площадки огородили сеткой. «Рано или позд­но это было бы сде­ла­но – стро­и­тель­ную пло­щад­ку необ­хо­ди­мо ого­ра­жи­вать, но в дан­ном слу­чае за­бор по­ста­ви­ли под по­кро­вом ночи. Еще ве­че­ром го­ро­жане гу­ля­ли в скве­ре, а утром уви­де­ли, что одно из лю­би­мых мест для про­гу­лок ого­ро­же­но за­бо­ром. В те­че­ние дня люди мо­би­ли­зо­ва­лись и вы­шли вы­ска­зать свою по­зи­цию», – рассказал Мошкин.

Напомним, что в ходе акций протестующие ломали ограждение и выбрасывали его части в реку Исеть. По информации региональных СМИ, 15 апреля в Екатеринбурге на месте предполагаемого строительства храма началось возведение капитального забора. «РК» продолжат следить за развитием ситуации в Екатеринбурге.

Send with Telegram
bookmark icon