Самовыдвиженцы на губернаторских выборах в 2019 году: сиюминутная мода или технологический ход?


Решение Сергея Морозова идти самовыдвиженцем на выборы губернатора Астраханской области представляется более чем логичным. И здесь вопрос не только в актуальной политической конъюнктуре, как ее представляют в целом по стране после сложностей на выборах в четырех субъектах (из 23 субъектов, где были прямые выборы, и еще четырех, где выборы шли через региональный парламент). Говоря о поддержке или неподдержке партии власти в том или ином субъекте Федерации, нужно опираться не на общие представления, а на корректные данные региональной социологии, которых практически нет в открытом доступе. Далеко не факт, что «Единая Россия» имеет такой уж низкий рейтинг в каждом из 16 регионов, где на 8 сентября 2019 года намечены выборы главы субъекта РФ. Еще раз: это очень ситуативно. Смотреть нужно и политический межпартийный расклад, и на фигуры потенциальных оппонентов.

Немаловажную (как мне представляется, ведущую) роль здесь играет и сама фигура кандидата от вертикали власти. Одно дело, когда потенциальный кандидат имеет собственную партийную историю: был депутатом регионального законодательного органа или Государственной думы от «Единой России» или в настоящий момент возглавляет региональное отделение партии власти. Тогда отказ от партийного выдвижения действительно может рассматриваться как дань сиюминутной моде, подверженность внешним тенденциям, даже как слабость и неуверенность. Но когда кандидат на губернаторское место не имеет ни к какой партии прямого отношения, партийное выдвижение – это, скорее, технологический ход с преодолением организационных процедур. Выдвижение же в качестве независимого кандидата, когда есть уверенность в технологических решениях, в данном случае выглядит логичнее, тем более что такое выдвижение более честное.

Как раз такой случай мы видим в ситуации с Сергеем Морозовым, который на протяжении всей своей административной карьеры был далек от партийных дел. Да, он может опираться на различные политические ресурсы, в данном случае не только одной «Единой России». Он может собирать вокруг себя коалицию из партий и общественно-политических движений. Он вправе рассчитывать на поддержку широкого электорального слоя, который может в итоге оказаться гораздо больше, чем ядерный электорат «Единой России». Все это и логично, и законно, и морально оправданно.

В нынешней избирательной кампании основному кандидату главное – не набрать отрицательных очков, не вызвать голосование от обратного, по принципу «за кого угодно, только не за него». Именно это и было зафиксировано в ряде мест прошлой осенью.

Но действующий исполняющий обязанности губернатора Астраханской области не сделал еще никаких негативных шагов, не набрал отрицательный рейтинг, не стал неприемлемой политической фигурой для подавляющего большинства астраханцев.

Здесь, конечно, нельзя говорить об электорате непримиримой оппозиции. Всегда будут те, кто в принципе идет голосовать только против действующих властей (как справедливо и обратное, когда часть электората голосует только за нынешнюю власть, независимо от того, как она сейчас называется). Непримиримые всегда будут против, но их количество модерируется процессами, выходящими далеко за пределы Астраханской области. Возможное разрастание внешнеполитических проблем, усугубление экономического кризиса, падение уровня жизни в стране, рост социальной напряженности – все это имеет определенную вероятность, и никто не скажет со стопроцентной уверенностью, рванет где-то или нет. Конечно, все критические проявления будут играть на руку оппозиции.

Исходя из сегодняшнего видения ситуации, ничего критического для Сергея Морозова в астраханской кампании нет. Конечно, кандидат от «Справедливой России» Олег Шеин – это серьезный конкурент, но и его партия в последние годы только теряла поддержку избирателей, а его имидж вечного оппозиционера еще не гарантированно может трансформироваться в образ успешного управленца. Борьба с ним – вполне решаемая задача для предвыборного штаба Морозова. То же касается и возможных кандидатов от многочисленных оппозиционных партий второго и третьего эшелонов.

Отдельно можно сказать о представителях КПРФ и ЛДПР. Конечно, они будут играть договорной матч. Единственный случай, которому их кандидаты вряд ли рады, – это победа при голосовании от противного. Но на ошибках учатся. Не сумев грамотно проиграть там, где этот проигрыш был согласован заранее, в 2018 году, на 2019-й сделаны соответствующие выводы (и внутри партий, и среди их кураторов). Все будут очень стараться не повторять совершенных ошибок (а сделанные – по возможности безболезненно нивелировать).

Что же касается выборов в других субъектах Федерации, то, конечно, мы увидим и кампании с яркой политической окраской, и кампании, где основной кандидат пойдет через сбор подписей у населения.

Про конкретный расклад в каждом из 15 оставшихся регионов сейчас говорить рано. Во-первых, еще не везде ясно, кто же в итоге в избирательном бюллетене будет олицетворять властную вертикаль. На местах возможны варианты. Во-вторых, еще не определено количество регионов, где осенью состоится избрание глав исполнительной власти. Досрочные выборы, возможно, еще увеличат данный список. И в этом случае нужно вернуться к началу обсуждения. Какой будет политическая и социальная обстановка в стране к началу лета? Кто будет этими кандидатами? Технократы и управленцы без партийного прошлого или активные партийные лидеры, плоть от плоти своих организаций? Во многом выбор между этими двумя вариантами карьерной лестницы и даст расклад по моделям выдвижения.

Send with Telegram
bookmark icon