От нацпроектов до профилактики домашнего насилия: пресс-конференция Дмитрия Медведева

/

Премьер-министр Дмитрий Медведев дал интервью российским телеканалам. Отвечая на вопросы журналистов, глава кабмина признал, что деньги, выделенные на исполнение нацпроектов, расходуются в регионах медленно, назвал удручающим состояние первичного звена здравоохранения и рассказал, как ситуация будет исправляться, а также напомнил губернаторам о необходимости держать «под неусыпным ежедневным контролем» ход реализации мусорной реформы. Председатель правительства также прокомментировал резонансные темы. Одна из них – законопроект о домашнем насилии, который, по мнению, премьера, нуждается в доработке. Авторы Telegram-каналов и политологи подводят итоги ежегодной пресс-конференции Медведева. Подробности – в нашем обзоре.

«Медленнее, чем мы рассчитывали»

5 декабря премьер-министр Дмитрий Медведев провел ежегодную пресс-конференцию, в которой приняли участие журналисты 20 телеканалов. Подводя итоги 2019-го, глава российского правительства заявил, что в этом году экономика страны развивалась, но не такими значительными темпами, как хотелось бы.

«Максимальный рост, который мы ожидаем, может быть от 1,3 до 1,5 % валового внутреннего продукта», – добавил Медведев.

Также он сообщил, что инфляция в этом году будет в пределах 3,8 %. Премьер подчеркнул, что это самая низкая инфляция с момента образования Российской Федерации.

Кроме того, сообщил Медведев, в 2019 году в стране снизилась безработица с 5 % до 4,6–4,7 %.

Профицит бюджета по итогам года будет около 1,8 % ВВП, привел еще одну цифру глава кабмина.

«Это тоже очень приличный запас прочности, который позволяет нам с уверенностью смотреть в будущее. Это был год старта национальных проектов, начало выполнения национальных целей развития. Что-то получилось лучше, что-то, скажем прямо, получилось хуже, потому что в целом ряде случаев раскрутка осуществлялась медленнее, чем мы рассчитывали», – сказал Медведев.

Он признал, что не все оказались готовы к тому, чтобы быстро «разверстать» деньги, выделенные на исполнение нацпроектов.

«И федеральные структуры мне пришлось довольно активно подгонять, потому что деньги очень большие и федеральные структуры опасались их сначала выпустить из рук, где-то нормативного регулирования не хватало. А потом уже и в регионах – в ряде случаев наши коллеги, которые работают в регионах, они просто не принимали нормативные базы на эту тему, и деньги могли поступить, а расходоваться не могли, потому что не было порядка их использования», – объяснил Медведев и добавил, что из данной ситуации нужно извлечь уроки, а «в следующем году расходовать все стабильно».

Говоря о проблемах регионов, председатель правительства называл «ужасающим» состояние первичного звена здравоохранения.

«В Москве это плюс-минус прилично. Достаточно километров 100‒150 отъехать – это уже совершенно другая история: здания замызганные, грязные», – констатировал Медведев.

По его словам, на реформу первичного звена в ближайшие несколько лет планируется направить 550 млрд рублей, однако не исключено, что эта сумма будет больше. «Нужно строить новые здания или проводить капитальный ремонт существующих, потому что в сарае невозможно лечить людей. Туда же, конечно, нужно будет закупить еще дополнительно медицинское оборудование, хотя мы его и покупали в последние годы, но все равно дозакупить. Это важнейшее направление, и этим нужно будет заниматься всем вместе, поскольку каждый регион должен в это будет тоже вложиться», – отметил премьер.

Также журналисты попросили главу правительства оценить ход реализации мусорной реформы в регионах. Медведев подчеркнул, что в стране с нуля создается отрасль утилизации отходов, а задача регионов и муниципалитетов заключается в том, «чтобы люди понимали, куда им что приносить, чтобы это потом утилизировали».

«Из Белого дома мы не должны принимать решения по каждому мусорному бачку, который находится в регионе, – заявил премьер. – Заниматься этим надо в каждом конкретном районе, населенном пункте, иначе ничего не добиться. Надеюсь, коллеги – губернаторы, руководители муниципальных образований – все это осознали и держат под своим неусыпным ежедневным контролем. Задача эта очень важная. Нам надо жить в чистой стране, а страна у нас прекрасная».

Что обсуждают

В ходе пресс-конференции Медведев прокомментировал и ряд резонансных тем. Например, заявил, что никто не планирует закрывать YouTube, и подчеркнул, что закон о суверенном Интернете не предполагает никаких запретов, а цель его совершенно иная: «Чтобы нас не отрезали от мировой Сети, если кому-то в голову это придет».

Высказался премьер и о законопроекте о профилактике семейно-бытового насилия, который вызвал в обществе много споров.

«Я думаю, что в XXI веке никого не может утешить формула «бьет – значит любит», это вряд ли выглядит серьезно в нынешнем мире. Стало быть, на это нужно как-то реагировать. Форма реакции может быть разная. Сейчас подготовили законопроект (о профилактике семейно-бытового насилия – прим. ред.), естественно, его начали тоже критиковать. Скажу вам прямо, у меня тоже нет пока окончательной позиции по этому законопроекту. <…> Нужно все это самым внимательным образом проанализировать и посмотреть и плюсы, и минусы», – сказал Дмитрий Медведев.

Законопроект о домашнем насилии – одна из самых обсуждаемых тем не только в СМИ, но и в Telegram-каналах.

Канал «Фестивальная» отмечает, что закон о домашнем насилии пытались внести в Госдуму более 40 раз, его текст пишут с 2013 года и только сейчас дело сдвинулось с мертвой точки.

«Сам текст пока сырой и нуждается в доработке. Об этом говорят и те, кто принимал участие в разработке. Нет ничего про преследование, порноместь, да и само определение домашнего насилия неполное. Сейчас, до 15 декабря, у общественности есть возможность повлиять на текст закона и внести поправки. Их можно оставить прямо на сайте Совета Федерации. Давайте не критиковать, а предлагать и работать вместе, пожалуйста», – призывают авторы.

«Адекват» считает, что в законопроекте, который опубликован на сайте Совета Федерации, осталось все, «что с самого начала вызывало вопросы на грани волос дыбом». Автор критикует и само определении домашнего насилия, и меры так называемой профилактики.

«Для потенциальных (немею в восторге) нарушителей предусмотрены профилактические беседы, помощь в социальной адаптации, профилактический учет, защитные предписания и другие меры. Если у выписавшего его сотрудника полиции есть подозрение, что предписание не остановит нарушителя, он может обратиться в суд за судебным защитным ордером. По нему суд может обязать нарушителя пройти специальную психологическую программу, покинуть место совместного жительства или пребывания с пострадавшей или пострадавшим», – перечисляют блогеры пункты законопроекта, которые вызывают у них вопросы.

Они опасаются, что «если сильнодействующий регуляторный механизм допускает возможность запуска по произволу, то в первую очередь по произволу направо и налево запускаться он и будет». «И если этот разрушительный потенциал не обезвредить в зародыше, срезонировать он будет способен так, что мало не покажется никому», – предупреждают авторы.

Руководитель проекта «Знание остановит гендерное насилие: поиск новых решений» Анастасия Бабичева подчеркивает, что жертвам домашнего насилия необходима адекватная законодательная защита, а эффективной мерой профилактики, по ее мнению, может стать «психотерапия насильственного поведения».

«Когда дело в семье дошло до побоев, в абсолютном большинстве случаев это значит, что побоям предшествовала система психологического и экономического насилия, которое, разумеется, также не пройдет само по себе», – считает Бабичева.

Она отмечает, что противники закона боятся манипуляций в связи с тем, что заявление о насилии в семье сможет подать третья сторона, однако сейчас, замечает Бабичева, имеет место огромное количество других манипуляций, когда существующие правовые инструменты не защищают жертв домашнего насилия.

Стабильность позиций

Между тем авторы Telegram-каналов и политологи подводят итоги ежегодной пресс-конференции Дмитрия Медведева. Так, канал «Номенклатура» отмечает, что позиция премьера была «умеренно оптимистичной, которая призвана понравиться всем».

«От экономического блока Дмитрий Анатольевич хотел бы видеть более эффективную работу. Несмотря на то что экономическая и социальная сферы прошли год без потрясений, цели в 3 % роста ВВП не выполнены, хотя они реалистичны. В свою очередь, доходы населения удалось удержать от падения. Возможно, они даже подрастут на 0,2–0,3 %», – выделают авторы главные тезисы из ответов премьера.

«Мейстер» же считает, что в основном глава российского правительства делился планами о развитии медицины, реализации нацпроектов, росте экономике и так далее, а граждане, по мнению авторов, ждали от Медведева более развернутого отчета о том, что уже сделано.

«А рассказу о том, чего правительству уже удалось добиться, его председатель, на наш вкус, уделил слишком мало времени», – высказываются блогеры.

Директор по исследованиям Фонда ИСЭПИ Александр Пожалов полагает, что телеинтервью было призвано продемонстрировать политическому классу стабильность и прочность позиций Медведева как главы правительства, плановый режим работы и наличие четкой программы действий у кабмина.

«И это в целом удалось, – считает Пожалов. – Медведеву были заданы вопросы по большинству действительно острых тем социально-экономического характера (медицина, лекарства, мусорная реформа, экономическая политика), да и он сам напоследок затронул крайне болезненное для общества и рейтингов власти решение повысить пенсионный возраст и взял ответственность за него на себя. Однако каких-то новых инициатив социального плана, заявлений в стиле разбора полетов с нерадивыми чиновниками, которые могли бы повысить личный рейтинг Медведева, не было. Думаю, что эти сюжеты специально оставлены до большой пресс-конференции Владимира Путина».

Send with Telegram
bookmark icon