Приедет еще: как Владивосток встретил Ким Чен Ына


Встреча лидеров двух стран во Владивостоке, на мой взгляд, прошла достаточно хорошо. Судя по реакции всех участников, все остались довольны – и президент РФ Владимир Путин, и губернатор Олег Кожемяко, и северокорейский лидер Ким Чен Ын. Как известно, Путин улетел в Китай после встречи с Ким Чен Ыном на встречу по так называемому Шелковому пути, а Ким Чен Ын остался, они вместе с Кожемяко возложили венки к мемориалу «Боевая слава» Тихоокеанского флота, к Вечному огню, проехались по городу. Надо сказать, несмотря на то что меры безопасности, как отмечали наблюдатели, были усиленными по настоянию корейской стороны, особых проблем горожанам визит не доставил, вопреки моим ожиданиям. Возможно, потому, что его поселили на острове Русский, где и состоялась встреча с президентом, поэтому по городу он почти не перемещался. Даже учебу в университете не приостанавливали: студенты занимались в обычном порядке, а встреча в верхах состоялась. В городе можно было заметить необычно большое количество «гаишников», сотрудников правоохранительных органов, дэпээсники стояли практически на каждом углу, на многих улицах в центре города была запрещена парковка. Но пробок тем не менее не было. Может быть, благодаря именно этому!

Кожемяко сопровождал Ким Чен Ына в его поездках, как сообщает пресс-служба администрации края, даже показал гостю, где его дедушка Ким Ир Сен открыл в свое время корейский ресторанчик. Ким Чен Ын пообещал, что в следующий визит обязательно его посетит.

Насколько я знаю, встреча Кожемяко с Ким Чен Ыном произошла впервые, но вообще Кожемяко достаточно давно и плотно занимается Северной Кореей и интересуется ее потенциалом. Я с ним встречался в северокорейском порту Раджин, когда Олег Николаевич был губернатором Амурской области. В Раджине тогда состоялись торжества по случаю ремонтных работ на железной дороге. Ветка, которая ведет в Северную Корею, долгое время находилась в запустении, ею не пользовались. Восстановительные работы проводились в рамках проекта соединения железных дорог Транс-Корейской магистрали с российской железной дорогой. Предполагалось, что грузы из Южной Кореи будут идти в Европу через территорию Северной Кореи и по России. Это должно было увеличить грузопоток, дать дополнительные доходы и Северной Корее, и Приморскому краю. Деньги были вложены, но, видимо, из-за политической ситуации этот проект был надолго заморожен. Вот тогда я и встретился там с Кожемяко. Приморский край в то время возглавлял Владимир Миклушевский, его, кстати, на этом торжестве не было, а вот Кожемяко я с удивлением увидел. Кожемяко не выступал, держался довольно скромно. Я подошел к нему, поинтересовался: Амурская область достаточно далеко и от Раджина, и от Северной Кореи. Мне тогда Олег Николаевич пояснил, что в Амурской области порт Раджин рассматривается как возможный порт для экспорта сельскохозяйственных и иных грузов, и заметил, что его интересуют и природные ресурсы Северной Кореи, которые пока еще мало разведаны, возможно, это будет полезно Амурской области. Это было еще при отце Ким Чен Ына, так что для Кожемяко Корея не новый проект, он достаточно неплохо знает историю вопроса.

Судя по отзывам сторон, визит Ким Чен Ына прошел достаточно успешно. Сейчас вынашиваются планы строительства нового моста. Есть железнодорожный мост между Приморьем и Северной Кореей. С российской стороны это как раз станция Хасан, где встречали Ким Чен Ына. Этот мост был построен очень давно, он устарел и морально, и физически. Теперь вынашиваются планы по строительству нового моста, не только железнодорожного, но и автомобильного. В свое время даже звучали планы по прокладке газо- и трубопровода, потому что газ тянули не в Приморье – слишком мало тут потребителей, – а на экспорт, и Южная Корея рассматривалась как интересный покупатель российского газа. Но проблема в том, что вести газопровод по морскому дну – это дорого, технически сложно, а по берегу пришлось бы прокладывать через территорию Северной Кореи, и тут нужна политическая воля обеих сторон. Идеи такие звучали, но пока практически их реализация не продвинулась. В выступлении Путина я уловил объяснение этому, когда он сказал, что у одного из участников не хватает суверенитета и есть, так сказать, союзнические обязательства перед другими странами. На мой взгляд, это достаточно прозрачный намек на Южную Корею, которая из-за своих отношений с Соединенными Штатами затормозила экономически выгодные для нее проекты: отправку грузов южнокорейских компаний в Европу через Северную Корею и Россию, проект прокладки газопровода по территории Северной Кореи и даже поставки электроэнергии. На Дальнем Востоке избыток электроэнергии, и для повышения рентабельности эти ресурсы нужно использовать на полную мощность. Были планы поставок этой электроэнергии как в Китай, так и в Южную Корею, но вопрос опять упирается в то, что эти магистрали невозможно проложить без учета территории Северной Кореи. Есть надежда, что эти проекты сейчас получат какой-то импульс и начнут реализовываться. Приморскому краю это будет выгодно, да и России в целом тоже.

В ходе рабочей встречи Кожемяко и Путин обсудили проект строительства моста на остров Русский. Хочу заметить, что это очень дорогой проект, впервые об этом заговорил бывший мэр Владивостока Игорь Пушкарев. Он тогда озвучил идею строительства Владивостокской кольцевой автомобильной дороги. Идея этого кольца продолжала витать в воздухе. После Миклушевского край возглавил Тарасенко, и он тоже поддерживал идею строительства ВКАД, а сейчас Кожемяко говорит, что она необходима, с чем я полностью согласен. Есть такое крупное транспортное предприятие, как Владивостокский морской торговый порт, он находится в микрорайоне, который во Владивостоке называется Эгершельд. Оттуда, из Эгершельда, ведет всего одна двухполосная дорога. Микрорайон довольно большой, плюс там торговый порт, таможенные посты, грузопоток, автомобильный поток довольно интенсивный – а всего одна трасса. Но понятно, что весь дорога, которая будет проходить по периметру всего Владивостока, получится очень дорогой, и Пушкарев начал говорить, что мы можем строить ВКАД поэтапно, начиная с самых напряженных участков – это в Эгершельде, например, потом в районе Второй Речки. Мост через остров Елены на остров Русский позволит выходить на Русский, а потом уходить тоже за город, на загородную трассу.

Этот мост, пожалуй, самая дорогая часть проекта ВКАД. Я думаю, именно поэтому Кожемяко затронул в разговоре с президентом строительство моста. Если эту часть проекта удастся реализовать, то остальное можно будет достраивать уже поэтапно.

Send with Telegram
bookmark icon