Драка третьеклассников в элитной школе Москвы: в чем причины?

/

В элитной московской школе № 67 произошла массовая драка учеников третьего класса, в результате которой четырех девочек доставили в детскую городскую больницу. Медики зафиксировали у детей закрытые травмы живота, черепно-мозговую травму и сотрясение мозга. Сейчас угрозы их жизни и здоровью нет. Собеседники «РК», комментируя произошедшее, отмечают, что подобные случаи в школах не редкость, однако и педагоги, и родители предпочитают замалчивать существование в классах скрытых конфликтов. Эксперты считают, что все это – следствие серьезных проблем в образовательной системе. Подробности – в обзоре «РК».

Массовая драка

Днем 26 февраля в столичной школе № 67 конфликт учеников третьего класса перерос в массовую драку. В больницу были доставлены три ученицы. Двух пострадавших госпитализировали, родители третьей девочки отказались от госпитализации. Медики зафиксировали у детей закрытые травмы живота, черепно-мозговую травму и сотрясение мозга.

Директор школы № 67 Андрей Козлов подтвердил РБК информацию об инциденте в школе. Он рассказал, что в драке участвовали пять девочек, четырех после драки доставили в больницу. «Причина – неприязненное отношение друг к другу. Все произошло на перемене после четвертого урока», – пояснил он.

Как пишет «МК», массовая драка в престижной школе на западе столицы произошла с участием не совсем простых детей. По версии СМИ, около семи девочек, среди которых дети судьи и влиятельных чиновников, накинулись на новенькую, которой и нанесли черепно-мозговую травму.

Сам конфликт начался в актовом зале. Там проходил урок музыки, и ученики третьего класса репетировали выступление на общешкольном концерте. В самый разгар номера девятилетняя дочь IT-специалиста крупного банка Алиса (все имена изменены) отказалась петь, заявив, что ее раздражает звук рояля. Девочка демонстративно заняла место на последнем ряду зрительного зала и оттуда якобы стала показывать выступающим неприличные жесты. На протестующую школьницу не обращали внимания, пока она не назвала одну из девочек «жирной». Между детьми началась перепалка, но учитель пресек конфликт на уроке. Однако после занятия третьеклассники отправились в класс, где конфликт продолжился. Ссора быстро переросла в неконтролируемую драку. Около семи девочек обзывали, били Алису и снимали все это на телефон.

На записи видно, как одна из школьниц наносит другому ребенку удары мешком для обуви. При этом данные кадры явно сделаны в школьной раздевалке, а не в классной комнате, где, по мнению директора, происходила потасовка.

По данным СМИ, среди участников драки оказались дочь федерального судьи, внучка высокопоставленного чиновника Роспотребнадзора, а также дети из других влиятельных семей.

Как сообщает RT на русском, в момент потасовки классного руководителя на месте не было. Она прибежала только после криков учеников, когда драка уже закончилось. В ходе проверки будет установлено, по какой причине педагога не было на месте.

Проверки и разбирательства

В разговоре с РБК уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович отметил, что, по предварительным данным, конфликт возник между третьеклассницами именно из-за появления новой ученицы в классе. «Конфликт в связи с появлением новой девочки, но это еще будет проверяться, это предварительная информация. Девочки маленькие, надо разбираться в истоках. Комиссия по делам несовершеннолетних будет разбираться во всем. Мы будем это дело контролировать», – заявил он.

Как сообщил изданию «Московский комсомолец» отец новой девочки, ему начали поступать угрозы от родителей одноклассниц дочери. По мнению мужчины, поведение его ребенка – это не более чем защитная реакция на обстановку.

«В тот же день, когда произошла драка, на телефон отца Алисы поступило множество звонков и сообщений с угрозами. Послания продолжают поступать и в настоящее время. Незнакомец оскорбляет мужчину и пишет, что разобьет ему нос из-за того, что Алиса устроила произвол в школе и пострадал его ребенок. Аноним не представляется и грозится «выцепить» Владимира. В специальном приложении хозяин номера телефона определяется как человек, имеющий одинаковую фамилию с одной из одноклассниц Алисы. Мужчина намерен обратиться с заявлением в полицию и сообщить об угрозах», – пишут журналисты.

Ситуацию с дракой учениц третьего класса в школе на западе столицы взял под особый контроль департамент образования и науки Москвы, сообщил РИАМО в четверг, 28 февраля, сотрудник пресс-службы ведомства. По факту конфликта между детьми в школе проводится доследственная проверка, устанавливаются обстоятельства произошедшего, передает агентство со ссылкой на ГСУ СК РФ по Москве.

Системные проблемы

Собеседники «РК», комментируя инцидент в московской школе, говорят, что конфликт между детьми – это не случайность, а следствие плохо выстроенной работы в образовательной системе. В частности, такую точку зрения высказывает общественный деятель, многодетная мать, руководитель московского отделения ОО «Отличницы», куратор проекта «Женщины за Путина» Надежда Юшкина. По ее словам, подобные случаи в школах – далеко не редкость, однако си­сте­ма за­мал­чи­ва­ет существование в клас­сах скры­тых кон­флик­тов

«Первая причина, по которой данные проблемы в школах замалчиваются, на мой взгляд, заключается в плохой работе школьных психологов или вообще отсутствии таковой. По большому счету, когда происходит конфликт и о нем становится известно хотя бы классному руководителю, первый, кто должен работать с детьми, которые были втянуты в ситуацию, – это психолог, потому что он профессионал. Он может получить от детей данные в игровой форме о том, на какой почве это произошло, возможно, у ребенка проблемы в семье, поэтому он так себя ведет, или его в классе травят, а произошедшее стало его ответной реакцией. Изначальную причину должен выяснять профессионал. Этого не происходит», – заявила Юшкина.

Она подчеркнула, что необходимо проводить психологическую работу в школах, а самим учителям пора научиться признавать, что в классе могут быть какие-либо проблемы. Однако сами педагоги не знают, как решать подобные конфликты, кроме как вызвав родителей в школу.

«То есть пригласили родителей, обсудили произошедшее – и все, на этом работа заканчивается. Если беседы с ними не помогли, дальнейший порядок действий учителям неизвестен. И если родители не нашли между собой решения проблемы, не вышли из конфликта, то на этом все. Дальше уже идет только привлечение комиссии по делам несовершеннолетних, но это происходит тогда, когда детям уже нанесены травмы, они в больнице, зафиксированы случаи воровства или иные противоправные деяния. А до этого никто конфликты не решает, профилактики не ведется», – заявила эксперт.

Между тем президент Всероссийского фонда образования доктор педагогических наук Сергей Комков сообщил, что крайне удивлен произошедшим, так как знаком со школой, где произошел конфликт. Там, по его мнению, и воспитательная, и учебная работа педагогов всегда на хорошем уровне.

В целом, по мнению Комкова, произошло серьезное смещение направленности работы школ с позиции воспитательного учреждения в сторону чисто образовательного, в обязанность которого входит обучить ребенка навыками и умениями, дать знания. «Вопросы воспитательного характера отнесены на второй план», – констатирует собеседник «РК».

Он считает, что учитель должен быть в первую очередь педагогом-воспитателем, а только во вторую очередь – хорошим предметником, дающим какие-то знания. По его словам, он и его коллеги – специалисты, наблюдающие за происходящим в сегодняшней системе образования, давно предполагали, что рано или поздно в школах начнутся подобные конфликты между детьми.

«Там, где дети не представляют собой коллектива и какого-то дружного сообщества, не имеют общей деятельности и задач, единого целеполагания, начинаются конфликты, ссоры, потасовки и выяснение отношений, которые могут привести к серьезным последствиям – вплоть до поножовщины, – подчеркивает Комков. – Если попадается хороший педагогический коллектив, где нормально организуется какая-то воспитательная работа, заполняют детскую деятельность чем-то интересным и полезным, сплачивают его, то все хорошо. А если нет, то все и идет наперекосяк, там уже начинаются разборки, никто не понимает, что происходит. Вроде бы учитель хороший, предмет знает, а понять не может, что в классе происходит. Каждый ученик живет своей жизнью, каждый ребенок сам по себе, они выходят из класса и начинают выяснять отношения».

В свою очередь, директор самарского лицея № 1 «Спутник» Игорь Ермоленко предположил, что массовая драка третьеклассников вряд ли могла произойти из-за перегрузки образовательной программы.

«Я не думаю, что содержание образовательной программы может как-то радикально сказаться на психологическом микроклимате в классе. Конечно, способны оказать влияние на поведение детей те или иные перегрузки, но не факт, что они имели место (а если таковые и были, то как-то повлияли на ход событий). Поэтому я бы не стал увязывать содержание и объем выполняемых заданий в ходе образовательной программы с тем, каким образом случился данный конфликт. Возможно, имели место какие-то недоработки со стороны педагогов на стадии вхождения ребенка в новый коллектив», – сказал он.

Send with Telegram
bookmark icon