Сменой власти в Курганской области Кремль перестраховался перед выборами губернатора


Смена главы Курганской области ожидаема и неожиданна одновременно. С одной стороны, там ничего принципиально не ухудшилось, чтобы менять губернатора: там тяжелое социальное положение, практически обнулены социальные льготы, но непростое социальное положение там не первый год и раньше вопросов не возникало. Губернатор Алексей Кокорин экономическое и политическое чудо осуществить не смог, но от него, наверное, этого никто и не ждал, поэтому с такой точки зрения его отставка неожиданна: резкого ухудшения ситуации в регионе, которое бы требовало немедленного кадрового решения, там не было.

С другой стороны, положение в регионе сложное, и в этом смысле отставка губернатора ожидаема: в Курганской области будут выборы губернатора в следующем году, поэтому лучше кандидатом выводить не действующего главу, который будет виноват во всех недоработках и рискует проиграть выборы, а врио. При этом исполняющий обязанности губернатора, кем бы он ни был, не несет ответственности за состояние дел в регионе, поэтому в условиях тяжелой социальной ситуации его позиции лучше, в том числе на выборах. А трудности Курганской области связаны не с тем, что Кокорин – «злыдень»: просто в бюджете нет денег. Ни нефти, ни крупных заводов в регионе нет, поэтому кого туда ни отправь руководить – это тяжелое бремя, и я бы не сказал, что новому врио губернатора Курганской области сильно повезло.

Тем не менее сменой власти в Курганской области Кремль просто решил перестраховаться перед выборами губернатора региона 2019 года: после Хакасии, Приморья, Хабаровского края и Владимирской области, видимо, администрация президента решила убрать тех, на ком может сосредоточиться социальное недовольство. При этом итоги протестных выборов в указанных регионах показали, что Москва не так уж сильно обижается, если проголосовать против ее выдвиженца. И это правильная позиция, тем более что региональные элиты сильно завязаны с московской, поэтому они всегда договорятся, и партийная принадлежность губернатора не имеет большого значения. Да и при нашей бюджетной политике Москва «переломит через колено» любого губернатора: если он будет «выпендриваться», ему не поздоровится, потому что у нас основные бюджетные доходы – у федерации, а основные бюджетные дотации – у местной власти, и это противоречие решается личным приходом губернатора к министру финансов РФ с просьбой вовремя отправить трансферт.

Но в результате личная ответственность избранных губернаторов резко возросла. Хотя, на мой взгляд, федеральный центр слишком перестраховывается в этом вопросе, но, с другой стороны, его тоже можно понять: в нашей системе власти «прокол» двух-трех выдвиженцев Кремля – это удар по Москве, и чем проколов будет больше, тем больше будет ударов.

В этой связи Москва перестраховалась, чтобы нивелировать протестные настроения в регионе, но главное, по причине того, что за губернаторами стоит федеральный центр – «Акела» не может постоянно промахиваться. У нас власть в стране сакральна, абсолютна – другой она быть не может, поэтому не имеет права на ошибку. Если завтра президент поддержит Кокорина, а он проиграет выборы, это будет удар по сакральности власти. Поэтому федеральная власть выбрала разумную тактику: она не стала «закручивать гайки», а начала контролировать тех, кого выдвигает – смогут эти люди выбраться или нет. Хотя еще полгода назад этот вопрос не стоял: все были уверены, что любые выборы выиграют в любом случае. Сейчас уже нет.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...