Утвержденный президентом проект метро в Красноярске – чрезвычайно важное достижение Усса


В 2000-е годы Красноярск показывал самые высокие темпы прироста населения среди крупных городов России. С 2007 по 2017 год – 16,8 % (Санкт-Петербург – 15,5 %, Москва – 11,6 %, Омск – 3,8 %, а, например, Нижний Новгород вообще -1,3 %).

В Красноярске на 1000 жителей в 2017 году приходилось 293 личных легковых автомобиля – выше этот показатель только в пяти российских городах.

Решение о строительстве метро в Красноярске еще в 1984 году подписал генсек ЦК КПСС Константин Черненко. В 1990-х годах строительство началось, довольно многое было сделано, потратили тогда 12 млрд рублей. Но потом в Красноярский край пришел губернатором генерал Александр Лебедь, который загубил этот проект. Строительство было заморожено, и возобновить его оказалось очень сложно.

В феврале 2018 года еще в статусе врио губернатора Александр Усс обратился к российскому лидеру Владимиру Путину во время его приезда в Красноярск с просьбой вернуться к рассмотрению вопроса. Путин пообещал. По сути, это было одно из его предвыборных обещаний красноярцам. Прошел год, и дело вроде сдвинулось с мертвой точки. Причем Минтранс до последнего времени упорно сопротивлялся. Там предлагали другие формы решения транспортной проблемы в городе – по существу, ограничиться скоростным трамваем. Компромисс был достигнут буквально накануне Универсиады. Край пошел на сокращение платформы со 100 метров до 60 и, соответственно, на сокращение подвижного состава до трех вагонов (в московском метро – девять), но при этом речь идет о суперсовременных беспилотных поездах. А раз нет машинистов, резко сокращаются расходы на обслуживание (на одного машиниста приходится еще несколько человек обслуживающего персонала). Кроме того, край добился увеличения количества станций с пяти до девяти, продления маршрутов, создания единой транспортной схемы: метро, скоростные бесшумные современные трамваи и скоростные электрички. Президент проект утвердил. Безусловно, это чрезвычайно важное для губернатора Усса достижение – во всех смыслах, в том числе и в политическом, поскольку укрепляет его позиции. Так как основная часть подземных работ давно выполнена, при условии нормального финансирования (стоимость проекта составляет примерно 70 млрд рублей) запустить в эксплуатацию метро вполне реально уже года через три.

Касательно уголовных дел (о хищении бюджетных денег после проведения чемпионата мира по футболу и при подготовке к Универсиаде в Красноярске): после каждого большого дела по старой русской традиции начинается «наказание невиновных и награждение непричастных». Разумеется, после Универсиады будет разбор полетов. Речь идет о довольно серьезных ассигнованиях федерального и краевого бюджетов, а также средств спонсоров. Там, где большие деньги, всегда есть соблазн злоупотреблений. Репутация российского чиновничества и предпринимательского класса в этом смысле далеко не безупречна. Пока известно только об одном уголовном деле – мошенничестве, завышении сносимых во время подготовки к Универсиаде старых домов. И дело это еще прошлогоднее.

Заявление генерала Владимира Колокольцева на коллегии МВД интересно прежде всего временем, в которое оно сделано. Это произошло буквально накануне торжественного открытия Универсиады. Такого уровня праздники не принято омрачать. Возможно, это кому-то сигнал, причем необязательно в Красноярске. Колокольцев говорил об «уголовных делах» в контексте мониторинга деятельности аукционных комиссий, но представляется, что проблема значительно шире. Деньги у нас научились выводить не только на аукционах.

Так или иначе по окончании Универсиады обязательно встанет вопрос о рациональности расходования средств. Эта проблема уже сейчас обсуждается, в социальных сетях, например. В первую очередь она касается властей города Красноярска, речь идет о благоустройстве. Далеко не всем красноярцам нравится, как это происходило и на что тратились деньги. Вопрос в том, были это просто глупости и некомпетентность или где-то присутствовал злой преступный умысел. И все же нерациональное использование средств и их хищение – эторазные вещи. Что последует за словами министра, пока не известно. По ощущениям, вряд ли речь идет о каких-то масштабных делах. Злоупотребления, конечно, были. Их «не может не быть» по определению. Что интересно, в отличие от сочинской Олимпиады подготовка к Универсиаде в Красноярске в публичной сфере практически не обсуждалась общественностью с точки зрения воровства, завышения стоимости строящихся объектов и так далее. А тогда не только общественность что-то подозревала, но и представители власти (куратор олимпийских строек Дмитрий Козак и МВД) говорили о разных расследованиях. В итоге ни одного громкого дела так и не возникло, за исключением дела братьев Билаловых, которое вскоре было закрыто. Все ограничилось несколькими мелкими делами. Возможно, определяющую роль сыграл уровень подрядчиков. В Красноярске все-таки это куда менее серьезные структуры. И все же появление масштабных громких дел после Универсиады маловероятно.

 

Send with Telegram
bookmark icon