Президент России Владимир Путин провел совещание по вопросам ликвидации последствий паводков в Иркутской области и на Дальнем Востоке. С подробными докладами о состоянии дел с выплатами пострадавшим, строительством и капремонтом жилья, состоянием социальных объектов выступили вице-премьер Виталий Мутко, министр строительства и ЖКХ Владимир Якушев, губернатор Иркутской области Сергей Левченко, а также в режиме видеоконференции главы Приморья, Хабаровского края, Амурской области и Еврейской автономной области.

В Иркутской области по поводу этого совещания были, на мой взгляд, какие-то странноватые ожидания: противники губернатора предполагали, что чуть ли не на совещании произойдет увольнение, а его сторонники на полном серьезе считали, что там будет высоко оценена роль губернатора в ликвидации последствий паводков, а Путин чуть ли не публично выдаст Левченко карт-бланш, то есть объявит, что хотел бы видеть губернатора и дальше на его руководящем посту и даже участником следующих выборов. Мне эти ожидания казались несколько странными.

Что касается предположения первых, то такого никогда не было, чтобы глава региона, приехав на совещание в Москву, по его итогам тут же писал заявление об увольнении или получил документ об утрате доверия. Не было такого никогда. Есть же правила этикета, которые ради Сергея Георгиевича, думаю никто не нарушит. Что касается второго, то и такого тоже не было никогда, чтобы Путин публично выдал какой-то карт-бланш главе региона, у которого, мягко говоря, есть репутационные проблемы. Поэтому это какие-то завышенные ожидания. Их сомнительность была обусловлена еще и тем, что ладно бы начался так называемый осенний губернаторопад, но он же не начался, еще ни один губернатор в отставку не ушел. Поэтому ожидания что противников, что сторонников Левченко были, на мой взгляд, какими-то несерьезными, и, естественно, они не подтвердились.

Это опять же связано с тем, что у президента есть стиль поддерживать ситуацию кадровой неопределенности, чтобы и работали лучше, и стремились доказать свою незаменимость, профессионализм. То есть президент уходит от какой-то определенности в отношении перспектив. Если решения принимаются, то они принимаются сразу.

Что касается самого совещания, то оно носило, выражаясь банально, деловой характер. В принципе, были озвучены болевые точки. Было сказано, что проблем много и не все решаются вовремя, но решаются.

В нашей политической системе совершенно естественно, что пытаются вникнуть в нюансы. Но мне, например, нюанс с видеоконференцией непонятен (губернатор Сергей Левченко присутствовал лично на совещании в Ново-Огареве, между тем на сайте Кремля до сих пор размещена информация об участии иркутского губернатора посредством видеосвязи). На мой взгляд, на совещании прозвучал еще один любопытный нюанс во вступительном слове Владимира Путина, где он сказал, что если люди не справляются, то им надо уйти на другую работу. Дословно это прозвучало так: «Если нет настроя на индивидуальную работу с каждым человеком, значит, те, кто не могут так выстроить свою работу с людьми, не туда попали. Надо заняться другой работой». Но ведь не в адрес Мутко это было сказано. Поэтому я бы сказал, что совещание можно интерпретировать как предложение президента губернатору Иркутской области подумать, поразмыслить на тему того, не оставить ли должность по доброй воле, не создавая проблем ни себе, ни окружающим. Я как-то так понял.

Конечно, стоит отметить неустанную работу нашего президента над восстановлением своего рейтинга. Об этом тоже не следует забывать. И в рамках этой работы прозвучавшая фраза выглядит вполне стратегически уместной. Но если ее «привязывать» к нашей иркутской ситуации, то у нее мог быть только один адресат – это губернатор Сергей Левченко. Хотя в каждом регионе, главы которых участвовали в совещании, есть полное право принять слова президента на свой счет. Опять же, если мы можем вспомниьб, что в Еврейской автономной области губернатор в рейтинге устойчивости глав тоже делит последние места.

Send with Telegram
bookmark icon