Федеральный пост не нужен: месседж иркутского губернатора региону


На «прямой линии» в Клубе публичной политики губернатор Иркутской области Сергей Левченко заверил, что в Москве его ничего не прельщает, что федеральные связи ему нужны для помощи родному региону — не более.

Уверен, что встреча губернатора Сергея Левченко с участниками Клуба – это не то, о чём его хотели спросить. Его и раньше приглашали и хотели спросить о чём-то… Это, скорее, анонс того, что он хотел сообщить публично. Сообщения о реконструкции международного аэропорта Иркутска, возможном изменении тарифов на электроэнергию из-за американских санкций против Олега Дерипаски и о возвращении фигуры Сергея Сокола на политическое поле Иркутской области – это для антуража. К анонсу следует отнести второй срок губернатора Левченко. Это, правда, не значит, что вопросы и анонс не связаны – ещё как связаны. Вот это как раз и интересно.

Прошли три года губернаторства, которые для «назначаемых сверху» предшественников Левченко (Тишанин, Мезенцев, Ерощенко) стали роковым пределом. Есть у него результаты? Наверное, есть. По опыту знаю, что губернаторы, даже если нет существенных результатов, формируют их видимость. Есть перспективы? Есть опыт. Коммунисты нас более 70 лет вели к светлому будущему – коммунизму, и люди верили, шли, погибали. И не стоит забывать, что чем ближе выборы, тем радужнее перспективы. Но не в этом дело.

Если заглянуть в календарь, то обнаружится, что до выборов губернатора два года, до выборов в Заксобрание — три месяца, а «прямая линия» с Владимиром Путиным состоится в четверг, 7 июня. Так что первично: чтобы не всплыли неожиданные вопросы жителей Иркутской области на встрече с президентом (не забудем «роковой предел» и полномочия президента по организации досрочных отставок засидевшихся губернаторов)? Или увеличение количества мест в Заксобрании у коммунистов и тем самым создание предпосылок для победы Левченко на губернаторских выборах? А может, первично создание административных условий для увеличения мест у фракции КПРФ в Заксобрании при активном продвижении артикулируемых успехов губернатора Левченко?

Так или иначе, но Левченко послал в публичное пространство сообщение, что пойдёт на выборы губернатора в 2020 году. Правда, в странной форме, сообщив, что федеральные должности ему не нужны. И странно вот что, если Левченко предлагали федеральную должность, то почему неизвестно — кто, когда и какую? Ведь очевидно, что в формировании правительства в России не лежит коалиционный принцип его формирования – оно однопартийное. Ну если и предлагали, то возможными причинами могли бы стать: первое – убрать из области избранного народом губернатора и освободить место для какого-нибудь очередного ненародного ставленника; второе — Иркутская область «доработалась» до особых успехов, в чём видна личная заслуга Левченко. Ну, не за красивые же глаза или по блату… А например, Иркутская область хотя бы вернулась на второе место по ВРП, после Красноярского края, или в области реализованы уникальные инвестиционные проекты «Креативной индустрии» и «Цифровой экономики», от чего снизилась безработица и утечка мозгов, или уровень жизни граждан Приангарья сравнялся с «московским»…

А если не предлагали, что вероятнее, то губернатор представился эдаким «фейкмейкером», а этот «фейк» просто обострил внимание СМИ к забытому ими губернатору. Что и предполагалось.

Но вот откуда у Левченко уверенность, что его выберут на второй срок? Ерощенко тоже был уверен… Но они оба не знали, кто и что заставили того пойти досрочно на выборы, а этому победить. Так, по наитию и действовали. Левченко не сделал выводов: он не проявил интереса к электорингу (электоральному анализу) или электоральной истории Иркутской области, которые ему предлагали поддержать для издания, а он даже их не рассматривал. И, судя по всему, он не знает откуда произросла его последняя победа на выборах, и стал забывать все проигранные им выборы до этого (губернаторские 1997 года оба тура; 2001 года оба тура; госдумовские 2003 года – и по спискам партии и по одномандатному округу; да и среди назначенцев он не фигурировал). Так вот, проведённые в 2015 году опросы общественного мнения убеждали, что ни в первом туре, ни во втором туре не будет перевеса ни у Ерощенко, ни у Левченко. Но тогда он стал победителем только потому, что сомнительная деятельность на посту, бездарно организованная избирательная кампания, сама фигура Ерощенко и его неэффективное, я бы сказал «вредительское», позиционирование в СМИ, буквально привели к ненависти избирателей. Его рейтинг «антипатий» зашкаливал.

Но и у Левченко с симпатиями было не просто. Избирательская мобилизация на повторном голосовании произошла только по причине, что голосующие шли (явка во втором туре возросла) и голосовали «не за Ерощенко!». А так как кроме них не на кого было даже посмотреть, а не только голосовать, то народ выбрал меньшее зло – коммуниста. Что сказать: «…случай, бог изобретатель». Т.е. наличие в будущем сильного соперника способно сломать у Левченко мнимую убеждённость в своей «чистой победе». И такой соперник есть (он, правда, ещё об этом не знает, но это дело уже за политконсалтингом). Вот у того кандидата в руках будут все проекты инновационного развития Иркутской области, привлечение инвестиций, новые кластеры экономики, экономический рост, повышение качества жизни населения, реструктурирование регионального правительства, антикоррупционная кадровая политика и многое другое, что станет результатом проектирования новой социально-политической реальности «здесь и сейчас» (это не обиходная фраза, а политическая концепция). Иркутской области нужны не слова о лучшей жизни, а прикладные инновационные проекты, их скорая реализация и реальные результаты!

Однако такая смелость Левченко может объясняться и наличием за ним групп влияния, на которые он может положиться. Если это, конечно, не откровенный блеф. Как политконсультант могу сказать: те, кто финансирует выборы, они финансируют не конкретного кандидата, а свои конкретные бизнес-интересы. Чтобы стало понятней: это политические инвестиции коммерческих прибылей в их гаранта. Если им предложить более выгодные условия реализации их интересов, то кандидат им так и останется не важен. А если им предложить реального топ-менеджера инновационных изменений с более высокими шансами, то им Левченко уже будет не интересен. Будет ли он интересен гражданам покажет массовая и качественная социология в ближайшее время. Тогда и станет ясно, что и как с этим делать.

Таким образом, своим выступлением в Клубе публичной политики Левченко не только сделал первый ход «пешкой» своей предвыборной кампании, он передал ответные ходы своим соперникам, а своему потенциальному основному сопернику — обдумать «проход пешки в ферзи», хотя есть все предпосылки поставить детский «мат в три хода».

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...