Выборы прошли, но, как мы видим, волна слухов о «губернаторопаде» на юге России не стихает. Причем список потенциальных отставников постоянно пополняется: так, если в августе в списке аутсайдеров назывались, скажем, Вениамин Кондратьев (Краснодарский край), Рашид Темрезов (Карачаево-Черкесия) и Вячеслав Битаров (Северная Осетия), то сейчас начали активно курсировать слухи о возможном недовольстве в администрации президента работой Бату Хасикова (Калмыкия) и Владимира Васильева (Дагестан).

На фоне ротаций в правительстве ситуативно ослабились (хотя затем вернулись к прежнему уровню) позиции Марата Кумпилова (Адыгея).

Причем Васильеву, например, уже «подбирают» возможных преемников, в числе которых называют сенатора от Ставропольского края Сергея Меликова, замминистра обороны Тимура Иванова и даже мэра Дербента Хизри Абакарова. Сватают на место Васильева и председателя регионального кабмина Артема Здунова.

Крайне любопытно взглянуть на источники происхождения и степень достоверности подобных прогнозов. Так, еще в августе белгородского губернатора Евгения Савченко ставили в число самых «выживаемых» губернаторов. А прошли выборы – и он вдруг ушел в Совфед.

Что касается ситуации на Северном Кавказе, то я полностью соглашусь с выводами коллег из Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК). Минусом Васильева является дистанцирование от местных групп влияния.

В пользу сохранения статус-кво в той же Карачаево-Черкесии говорит (и я опять же согласен с выводами АПЭК) сложная внутриэлитная конфигурация. В условиях хрупкой стабильности в регионе, которая сложилась у «трансферного окна» 2021–2024 годов, любые резкие изменения этой внутриэлитной конфигурации чреваты срывом всех политических и экономических договоренностей.

А я напомню, скажем, обещания кураторов макрорегиона Михаила Бабича и Юрия Трутнева завести в республику крупные инвестиции. Мы же понимаем, что это делается под личные гарантии главы: так, главе КЧР Бабич доверил курирование мегапроекта по созданию овцеводческого кластера.

Все познается в сравнении. И это не фигура речи, учитывая, что в управлении внутренней политики Северный Кавказ курирует один департамент. А если сравнить северокавказских глав, например, Юрия Кокова (Кабардино-Балкария) или того же Темрезова с Васильевым, то в минус последнему играет образ «варяга», поскольку это на длинных электоральных дистанциях критически снижает потенциал взаимодействия главы региона и ключевых групп влияния.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: