Хотя и прежнее, и новое поколение губернаторов – это преимущественно выходцы из крупных бизнес-структур, для новой генерации управленцев, к которой относится и губернатор Челябинской области Алексей Текслер, характерны следующие важные черты.

  • Новые губернаторы не только прошли специальные программы подготовки, но и имеют определенный опыт государственной и муниципальной службы. Предполагается, что это позволит им правильно определять приоритеты в пользу государственных интересов, а не различных форм лояльности элитным или финансово-промышленным группам.
  • Опыт государственной службы означает, что новые губернаторы имеют необходимую базу контактов в государственных структурах, что позволяет им выступать в роли эффективных лоббистов интересов региона на федеральном уровне и в случае необходимости привлекать дополнительные средства на развитие или решение оперативных задач.
  • Почти все новые губернаторы делают особый акцент на формировании принципиально иного подхода к выстраиванию коммуникаций с населением. Речь идет о замене привычных жестких административных моделей форматом открытого и прямого диалога, в том числе с использованием возможностей, которые предоставляют современные технологии.
  • Наконец, возраст управленческих кадров также имеет значение в рамках естественного процесса обновления правящей элиты. Этот фактор влияет на трудоспособность, стрессоустойчивость, мотивацию новых руководителей.

Алексей Текслер родился и вырос в Челябинске, но при этом его жизнь и трудовая деятельность прошли вне области. Ни он, ни его ближайшие родственники не имеют бизнес-активов в регионе, что позволило ему занять равноудаленную позицию от основных финансово-промышленных и элитных групп. Появление нового врио губернатора Челябинской области в регионе можно оценить как успешный старт. По словам Эдварда Бернейса, ключевым моментом рекламной, предвыборной или политической кампании является яркая и агрессивная заявка в стилистике неожиданности и блицкрига.

Первое, что продемонстрировал Текслер, – оперативность. Буквально через несколько часов после трансляции беседы с президентом он был в Челябинске. Это создало впечатление, что у него, как у офицеров советского времени, дома всегда лежит собранный дорожный чемоданчик.

Другой очевидный сигнал – современность и открытость. С первых дней его личная страница в социальной сети Instagram стала действенным каналом налаживания обратной связи с жителями области. Затем последовали несколько дней информационного молчания, потраченные на изучение ситуации и установление первичного уровня контроля за информационными и управленческими каналами.

Претензии к новому губернатору, которые звучали в самом начале политического менеджмента Текслера в регионе, были связаны с восприятием врио как «временщика» из федерального центра для успешного решения текущих задач, к которым на тот момент относилось проведение саммитов ШОС и БРИКС, но они довольно быстро потеряли значение. Немаловажную роль сыграло заявление Алексея Текслера о том, что в скором времени его супруга и сын приедут в Челябинск, чтобы здесь «жить, работать и учиться», и обещание было исполнено.

По мере интеграции Алексея Текслера в политическое поле региона стали говорить о феномене «разворота Текслера».

Журналисты так окрестили тактику внешней непредсказуемости маршрутов инспекционных поездок врио губернатора по территории сначала административного центра, а потом и всей области. То, что она отнюдь не случайна, а основывается на тщательном анализе болевых точек и выстраивании иерархии приоритетов, стало ясно позже.

Главное – она так и оставалась непредсказуемой для чиновников всех уровней, что не позволяло им вовремя «подкрасить фасады» в стилистике потемкинских деревень. Более того, с течением времени стало ясно, что кажущаяся спонтанность – это элемент изначально выбранной стратегии. Причем это была даже не предвыборная стратегия, а стратегия долговременного овладения политическим пространством.

Стратегия губернатора Алексея Текслера заключается, на наш взгляд, в следующем.

  • Первыми шагами стали тщательное изучение ситуации, аудит и получение контроля над высшим управленческим звеном области. Постепенно, предварительно получив предложение попытаться перестроить свою работу под новые требования, были удалены наиболее одиозные и вызывающие неприязнь населения представители старой команды. На их место пришли как деятели, пользующиеся полным доверием губернатора и готовые работать по новым правилам и в новом темпе (по 12–14 часов в день, без выходных и в системе максимальной открытости) с прошлых мест работы Алексея Текслера (например, вице-губернатор Виктор Мамин, с которым губернатор работал вместе с Минэнерго), так и относительно не востребованные известные челябинцы вроде экс-сенатора Ирины Гехт, назначенной руководить социальным блоком правительства области.
  • Условный баланс между местными кадрами и назначенцами из других регионов соблюдается довольно последовательно (и не только на высшем уровне региональной власти).
  • Установление контроля над ситуацией в административном центре. Этот процесс потребовал определенных усилий и сопровождался активизацией конфликтов городских элит в связи с параллельной кампанией по выборам депутатов Челябинской городской думы, но в конечном счете ротация на уровне мэрии Челябинска была произведена. Новым мэром стала Наталья Котова – представитель «местных» политических элит и вместе с тем один из ключевых игроков формирующейся «команды Текслера». За короткий срок ей удалось не только выстроить работу мэрии на новых принципах, но и завоевать искреннюю поддержку горожан.
  • На повестке дня давно стоит задача повышения управляемости территорий. Требования и принципы, апробированные в реорганизации управления областным центром, начали применяться и к остальным муниципальным образованиям. Показательна, например, инициатива по созданию Центра общественного мониторинга и проектов Челябинской области – специальной структуры при губернаторе, которая, помимо прочего, будет отслеживать социальные сети региональных чиновников, глав муниципалитетов (они, в свою очередь, обязаны будут завести страницы в социальных сетях и собирать обращения граждан). Предполагается, что главы муниципалитетов должны реагировать на проблемную повестку на своих территориях раньше, чем данные мониторинга будут переданы главе региона.
  • Особый элемент стратегии губернатора Алексея Текслера – выстраивание взаимодействия с элитами и ключевыми финансово-промышленными группами. На первом этапе новый глава региона занял отстраненную позицию, которая даже была воспринята некоторыми деятелями как отказ от диалога, но в действительности это означало попытку выстроить диалог на принципах и условиях новой администрации. Алексей Текслер мог апеллировать, с одной стороны, к поддержке президента, который принял решение о назначении; с другой стороны – к значительному лимиту доверия населения, подтвержденному социологическими данными первых месяцев нахождения врио губернатора у власти.
  • Не менее важной для понимания стратегии Алексея Текслера стала реальная «командность». В данном случае речь идет не только о тщательном отборе членов команды, но и об установке «все делаем вместе». Это заметно даже по мониторингу СМИ и коммуникационных потоков в социальных сетях. Губернатор готов лично отвечать за все действия своей команды. Их позиция, действия и высказывания во многом формируют позитивную повестку, в которой губернатор играет роль главной, но далеко не единственной скрипки.
Send with Telegram
bookmark icon