Саратовская область стала лидером среди регионов России по убыли населения. Следом за ней идут Омская, Кемеровская, Волгоградская области и Алтайский край. Таковы данные Росстата. В Госдуме создана рабочая группа, которая будет разбираться в причинах сложившейся ситуации на этих территориях. Эксперты между тем обращают внимание, что за последние годы стало резко увеличиваться количество регионов, где смертность превышает рождаемость, в некоторых субъектах Центрального и Северо-Западного федеральных округов это превышение уже двукратное. Подробности – в нашем обзоре.

Антилидеры

В 2019 году численность населения Саратовской области уменьшилась на 19 тысяч человек, Омской – на 17,6 тысячи, Кемеровской – на 16,5 тысячи, Алтайского края – на 15,8 тысячи, Волгоградской области – на 15,8 тысячи. Данные Росстата 2 февраля опубликовала «Российская газета».

В Госдуме создана рабочая группа, которая изучит причины неблагоприятной ситуации на данных территориях. Об этом сообщил председатель нижней палаты российского парламента Вячеслав Володин. Группу возглавил первый вице-спикер Александр Жуков.

«Надеемся на совместную работу с коллегами из правительства, с тем чтобы изучить ситуацию в регионах, где самая большая убыль населения, отток населения, и выработать предложения, чтобы помочь этим регионам, <…> возможно, подсказать почему это происходит», – приводит слова Володина «Дума ТВ».

Саратовские издания между тем начали проводить опросы о причинах массового отъезда жителей из региона. На сайте «Взгляд-инфо» больше всего голосов набрали следующие варианты: низкие заработные платы, отсутствие перспективной работы и шанса самореализоваться, коррупция и кумовство.

Однако в правительстве Саратовской области заявили, что отток населения из региона по итогам 2019 года снизился: если 2018-м число мигрантов составляло 10 тысяч, то в прошлом году – 5627.

«Сложилась миграционная убыль – 5627 человек, что в 1,8 раза меньше аналогичного периода 2018 года. Это хороший показатель. В соответствии с прогнозом до 2035 года убыль будет иметь устойчивую тенденцию к сокращению. Это хороший тренд», – сказал Валерий Радаев.

Естественная убыль населения Саратовской области в 2019 году составила 13 403 человека (в 2018 году – 11 500 человек).

Губернатор отметил, что в структуре населения Саратовской области удельный вес жителей пожилого возраста выше, чем в среднем по стране.

Радаев также напомнил, что вся Россия вступила в сложный демографический период: семьи создают малочисленные поколения 1990-х годов, снижается рождаемость.

«Надо отметить, что примерно такая тенденция сохранится до 2028 года. Мы на эти процессы обязаны влиять», – цитирует Радаева ИА «Регион 64». По мнению губернатора, реализация нацпроектов поможет исправить демографическую ситуацию в регионе и в стране в целом.

Добавим, что в лидерах по приросту населения оказались Подмосковье (88 тысяч человек), Москва (77,2 тысячи), Тюменская область (31,8 тысячи), Краснодарский край (29,6 тысячи) и Ленинградская область (28,5 тысячи).

Как удержать?

Многие региональные Telegram-каналы прокомментировали информацию Росстата. Канал «Букварь и синюю» приводит данные, согласно которым убыль населения в Волгоградской области с 2014 по 2020 год составила 77 375 человек.

«Это минус два Урюпинска. Впечатляет динамика убыли населения с 2017 года. И если убыль сельского населения вполне понятна и объяснима, то рост убыли городского населения – это приговор», – отмечают авторы.

Канал «ОмГорСовет» подчеркивает, что в Сибирском федеральном округе Омская область – первая по убыли населения и вторая по стране. Авторы полагают, что эта проблема должна быть в топе региональной повестки наряду с экологией и инвестиционной привлекательностью.

«Электорат надо не только завоевать, но и удерживать в регионе», – подчеркивают блогеры.

Канал из Кемеровской области «Кузнецкое кайло» констатирует, что властям региона пока не удается выправить ситуацию с оттоком населения из Кузбасса.

«Даже несмотря на то, что губернатор Сергей Цивилев попросил на Новый год у Деда Мороза, чтобы кузбассовцы перестали уезжать», – иронизируют авторы.

Саратовский канал «Шорохи кумыски» приводит комментарий историка и журналиста Петра Красильникова, который заявляет, что население региона быстро стареет, а люди активного репродуктивного возраста из области уезжают. По мнению Красильникова, «социалка» в миграционной политике носит второстепенный характер, на первом месте стоят занятость, рост доходов населения и доступность жилья.

«Совокупность этих условий будет способствовать замедлению, а в перспективе и прекращению убыли. Необходимы региональные проекты, которые включали бы в себя создание новых высокотехнологичных рабочих мест и увеличение доходов населения. Речь идет именно о региональных проектах, которые должны быть приоритетными и получить поддержку на федеральном уровне», – предлагает свое решение Красильников.

В своем Telegram-канале «Пара слов» депутат Госдумы от Саратовской области Николай Панков пишет, что проблема убыли населения из региона многогранна и возникла не за один год. По словам Панкова, те, кто уехал из области, говорят, что уровень зарплат – это не единственный фактор. Также имеют значение возможность профессионального роста, реализация идей и инициатив, комфортная городская среда и многое другое.

«Что думали жители новостроек, когда видели строительство высоток вместо необходимых им школ и детсадов? Наверное, то, что они и их дети никому не нужны. И нашей области придется еще многое сделать, чтобы убедить людей в обратном. Строить детские учреждения, возвращать престиж профессии учителя, врача, воспитателя. Да и в целом поменять отношение к человеку труда. Чтобы люди не уезжали, им нужно обеспечить достойное качество жизни. То есть обустроенные улицы и зеленые парки, удобный общественный транспорт, хорошее лечение, образование. А главное – слышать их мнение и учитывать в принятии решений», – высказывает свою позицию депутат.

Общая проблема

Научный руководитель Центра по изучению проблем народонаселения экономического факультета МГУ Валерий Елизаров обращает внимание, что в последние годы стало резко увеличиваться количество регионов, где смертность превышает рождаемость.

Как отмечает собеседник «РК», по результатам 11 месяцев прошлого года в 32 субъектах Федерации смертность более чем в 1,5 раза превысила рождаемость. И есть регионы, где это превышение уже двукратное.

«К ним относятся прежде всего регионы Центрального и Северо-Западного федеральных округов. С демографической точки зрения это регионы с худшей ситуацией. Речь идет о Псковской, Тульской, Тверской, Тамбовской, Смоленской, Ивановской, Орловской, Новгородской областях, где смертность в два раза выше рождаемости. А лидируют по размеру естественной убыли населения (превышение смертности над рождаемостью) такие большие по численности населения области, как Ростовская, Московская и Нижегородская», – подчеркивает Елизаров.

При этом число рождений в 2019 году снизилось в 82 из 85 регионов. «И это уже общая проблема, а не только пяти регионов», – добавляет эксперт.

Он напомнил, что в стране реализуется нацпроект «Демография», есть концепция демографической политики до 2025 года и план мер по ее реализации.

«В нацпроекте «Демография» сформулированы цели, задачи, ожидаемые результаты. В ее реализацию за шесть лет будет вложено более 3 трлн рублей. То есть работа идет», – говорит Елизаров.

Директор АНО «Институт демографического развития и репродуктивного потенциала» Руслан Ткаченко убежден, что сейчас демографии в России могут помочь только многодетные семьи. По его мнению, поддержка таких семей не должна быть адресной: помогать нужно всем.

«Адресность – это самое плохое, что можно придумать по поддержке многодетных семей. То есть первое, что нужно сделать, – это принять закон о статусе многодетных семей, который был бы всероссийским, чтобы помощь многодетным семьям не обуславливалась адресностью. Если семья многодетная, она должна получить определенный пакет помощи, как Герой России, чернобылец или донор», – считает собеседник «РК».

По его словам, все демографические инициативы, которые могут помочь выправить ситуацию с рождаемостью и убылью населения в стране, долговременные – это то, что сработает только через 10–15 лет. «Ничего такого, что может сработать прямо сейчас, нет. Поэтому никто за такие инициативы не берется, поскольку чиновники думают примерно так: «Мой срок – четыре года, меня оценивают сейчас, надо делать то, что проявится сейчас, а то, что будет через 15 лет, меня не интересует», – сетует Ткаченко.

Send with Telegram
bookmark icon