VIII рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации в 2020 году


 1.    Основные результаты VIII рейтинга эффективности управления

VIII рейтинг эффективности управления в субъектах Российской Федерации,  подготовленный Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК), – уникальный интегральный аналитический продукт, основанный на синтезе экспертных оценок и специальным образом обработанных статистических и рейтинговых данных. В представленном рейтинге даны оценки эффективности ныне действующей региональной власти и высшего должностного лица субъекта Федерации по итогам 2020 года.

Общая динамика результата  

Проведенный нами анализ эффективности управления в российских регионах продемонстрировал небольшое улучшение среднего балла – с 0,595 до 0,597. При этом, как будет показано ниже, тенденции по разным направлениям оценки могли существенно отличаться друг от друга.

Неоднозначность результатов 2020 года очевидным образом связана с социально-экономической и политической ситуацией. С одной стороны, условия пандемии стали тяжелейшим вызовом для региональных властей, с которым они справились по-разному. Очевидно выросла нагрузка на социальную сферу, находящуюся в прямом ведении региональной исполнительной власти, отмечались проблемы в экономическом развитии и привлечении инвестиций. Эффективность региональной власти в этих условиях подвергалась большим испытаниям. С другой стороны, положение в общественно-политической сфере оказалось – с поправкой на пандемию – вполне благоприятным и управляемым. Об этом свидетельствовали и высокие результаты голосования за поправки к Конституции РФ в подавляющем большинстве субъектов Федерации. Протестная активность сводилась главным образом к точечным акциям, а региональные власти нередко (хотя и не везде) старались наладить диалог с протестными группами, возникшими в связи с социальными и экономическими вызовами 2020 года.

Примечательно, что итоговый балл лидера, которым осталась Тюменская область, в этих условиях даже вырос и составил 0,802 (в прошлый раз – 0,796). Число наиболее успешных регионов, получивших не менее 0,7 балла, осталось прежним – девять. В то же время несколько выросло число проблемных регионов со средним баллом менее 0,5 – их стало 16, тогда как в 2019 году было 14. Впрочем, наихудший регион – Хакасия — все-таки получил 0,416 балла, в то время как в 2019 году у региона-аутсайдера, Архангельской области, было  менее 0,4 балла.

Поляризация российских регионов, которую мы уже отмечали в 2019 году, продолжила расти, выражаясь главным образом в расширении группы аутсайдеров, получающих менее 0,5 балла. Иными словами, пандемия в самом деле показала существенное расслоение регионов: успешные губернаторы продемонстрировали умение работать в сложных и неожиданных условиях, тогда как в других регионах ситуация была явно упущена.

По отдельным направлениям заметно снижение эффективности в рамках социального блока, что неудивительно, учитывая перегрузки, с которыми столкнулись сферы здравоохранения и образования. В результате средний балл по социальному направлению существенно снизился – с 0,608 до 0,581. Менее существенным, но тоже заметным оказалось уменьшение среднего балла в рамках финансово-экономического блока показателей – с 0,576 до 0,572. В целом этот блок уже традиционно остается самым проблемным для губернаторов, которым в последние годы с трудом удается решать вопросы экономического роста, привлечения инвестиций и проведения сбалансированной бюджетной политики. Причем по обоим направлениям снижение эффективности происходило и в 2019 году, а в 2020-м ситуация усугубилась. Однако все это снижение было успешно компенсировано ростом политико-управленческой эффективности – с 0,603 до 0,638 балла; это несколько выше, чем в 2018 году, когда состоялись президентские выборы. В результате средний балл по всем направлениям оказался немного выше, чем в предыдущем году.

Позиции лидеров  

По итогам 2020 года с учетом замен ряда губернаторов в группе регионов-лидеров произошли некоторые изменения. Лидером осталась Тюменская область, у которой к тому же отмечается повышение среднего итогового балла. В то же время из первой тройки выбыли Калужская и Белгородская области, где произошли замены губернаторов. В этих двух случаях наш рейтинг в значительной степени основывается на экспертных оценках, что может приводить к существенной коррекции позиций. Впрочем, резких сдвигов все равно не было: Белгородская область осталась в первой пятерке, а Калужская область – в десятке. По итогам 2021 года с учетом новой статистики можно будет сделать более уверенные выводы по поводу эффективности новых глав этих регионов.

В то же время в первую тройку наряду с Тюменской областью в этот раз вошли Тульская область и Ямало-Ненецкий АО, которые ранее находились в топ-5. Перераспределение мест в верхней части рейтинговой таблицы привело также к тому, что в первую пятерку попала Чеченская Республика, ранее занимавшая шестое место. Но все эти перемещения не имели резкого характера, позволяя, скорее, говорить о том, что лучшие регионы России остаются теми же, что и прежде.

Не произошло крупных изменений и во второй пятерке рейтинга. В ней сохранили позиции Москва, Ленинградская и Сахалинская области. Не удержалась в первой десятке только Башкирия, где в течение года отмечались проблемы в экономике и общественно-политической сфере. Напротив, вошла в первую десятку Ростовская область, где, в частности, прошли успешные губернаторские выборы.

Ожидаемо менее стабильный характер носит вторая десятка, где изменений значительно больше. В связи с ухудшением позиций выбыли из второй десятки Татарстан, Магаданская область и Ненецкий АО. Татарстану не помогло успешное переизбрание главы региона на очередной срок, а Ненецкому АО – смена главы с последующим утверждением нового руководителя региона окружным парламентом. Несмотря на активность этих региональных лидеров, им не удалось полностью справиться с обострившимися финансовыми и в целом экономическими проблемами. Более успешными оказались власти Якутии, Липецкой области и Ханты-Мансийского АО, которые, наоборот, улучшили свои позиции, войдя во вторую десятку. Сохранили устойчивые позиции во второй десятке Санкт-Петербург, Подмосковье, Воронежская, Самарская и Челябинская области, а также Камчатский край, где произошла смена главы и заметно выросла активность нового губернатора.

Позиции аутсайдеров 

По итогам 2020 года на позицию худшего региона вернулась Хакасия, занимавшая это место в 2018-м. Очевидно, губернатору-коммунисту В. Коновалову так и не удалось решить насущные проблемы территории. Напротив, Архангельская область, где губернатор сменился, покинула последнее место, хотя о радикальных переменах говорить рано. В целом в нижней топ-6 (регионы, занимающие места с 80-го по 85-е) изменений очень мало: в этой группе остались самые проблемные республики: помимо Хакасии, это Бурятия, Ингушетия, Северная Осетия и Карелия. К ним присоединилась Калмыкия, но ее позиции и прежде были лишь немногим лучше. Архангельская область выбралась из группы откровенно проблемных, но пока не смогла подняться выше 78-го места.

Из проблемной группы «70–79» удалось уйти, улучшив свои позиции, только двум регионам: Кабардино-Балкарии и Ульяновской области. Для последней это неплохой знак, учитывая предстоящие губернаторские выборы. При этом ухудшился рейтинг Карачаево-Черкесии, где у главы в 2021 году истекают полномочия. Также в процессе неуклонного ухудшения позиций на протяжении уже ряда лет вошла в эту группу Владимирская область, что вновь свидетельствовало о низком качестве работы губернатора от ЛДПР В. Сипягина. Сохранили позиции в нижней части рейтинговой таблицы Республика Алтай, Республика Тыва, Волгоградская, Иркутская, Курганская и Новосибирская области, Еврейская АО. Новым главам Иркутской области и Еврейской АО пока не удалось изменить ситуацию качественно, хотя позитивные сдвиги в этих регионах уже отмечаются.

Динамика региональных результатов 

Для более точного и полного анализа динамики эффективности регионального управления стоит обратить внимание на наиболее заметные изменения в положении регионов в двух вариантах его оценки – на основе изменения рейтинга (то есть места региона) и изменения среднего балла.

Заметное повышение рейтинга происходило у регионов, находящихся в совершенно разных частях таблицы. Среди регионов, где произошла смена главы, наиболее существенную позитивную динамику продемонстрировали Дагестан, Чувашия, Архангельская область и Еврейская АО (хотя два последних региона и остались пока среди аутсайдеров). Из регионов, где глава поменялся несколько ранее, показательно продолжающееся улучшение позиций традиционно отстававшего Забайкальского края. Существенный рост демонстрируют еще целый ряд регионов, где смена губернаторов произошла в последние годы: Кабардино-Балкария, Якутия, Ивановская, Калининградская, Липецкая и Новгородская области. Но есть и примеры позитивной динамики у регионов с более опытными главами – в Вологодской, Свердловской и Ульяновской областях.

С другой стороны, налицо множество примеров заметного снижения рейтинга. Среди них оказалась Калужская область, но, как мы уже отмечали, этот регион все равно остается среди лучших в России. Кроме того, в условиях смены губернатора ухудшились позиции Пермского края и Ненецкого АО. Не очень помогли в ряде регионов и губернаторские выборы, поскольку на их фоне рейтинг эффективности управления ухудшился у президента Татарстана, губернаторов Краснодарского края и Брянской области. В основном на ухудшение позиций этих регионов влиял комплекс нерешенных социально-экономических проблем. Обращает на себя внимание продолжающееся снижение рейтинга во Владимирской и в Орловской областях, где у власти находятся представители оппозиции. Из регионов, где полномочия главы истекают в 2021 году, падение не в первый раз продемонстрировала Карачаево-Черкесия. Наконец, по разным причинам происходило ухудшение позиций Башкирии, Мурманской и Нижегородской областей, Оренбургской области, ряда регионов Сибири и Дальнего Востока: Приморского края, Кемеровской, Омской и Магаданской областей.

Еще более точным индикатором региональной динамики является изменение среднего балла. Всего по стране рост среднего балла эффективности отмечался в 47 регионах, то есть в численном большинстве (в прошлом году в большинстве регионов балл, наоборот, снижался). Наиболее значительным образом он вырос у аутсайдера прошлого года – Архангельской области, на которой позитивно сказалась смена губернатора. Напомним, что по итогам 2019 года этот регион демонстрировал наиболее серьезное снижение балла, а теперь восстанавливает свои позиции. Другими примерами заметного роста стали регионы-лидеры: Тульская область и Ямало-Ненецкий АО. В остальных регионах рост показателя был не таким заметным.

Не так много оказалось и регионов с существенным уменьшением среднего балла. Примечательно, что самая значительная негативная динамика в данном случае характеризовала два региона с «оппозиционными» губернаторами – Владимирскую и Орловскую области, а также Карачаево-Черкесию, где еще не решен вопрос о продлении полномочий Р. Темрезова.

Анализ результатов по направлениям 

Ситуация с эффективностью региональной власти в рамках политико-управленческого блока выглядела по итогам 2020 года вполне позитивной. Так, число регионов с высоким баллом, превышающим 0,8, выросло с двух до пяти. В целом субъектов Федерации с показателем более 0,7 оказалось 29. В подавляющем большинстве случаев (72 субъекта Федерации) в рамках политико-управленческого блока произошел рост среднего балла.

В первой тройке при этом изменений немного. Первые два места по-прежнему занимали Чеченская Республика и Тюменская область, к которым добавилась Белгородская область, ранее занимавшая четвертое место. При этом осталась в первой пятерке Тульская область (ранее она занимала третье место), тогда как Крым ухудшил позиции и оказался на этот раз во второй десятке. Зато вошла в первую пятерку Московская область, которая и прежде находилась в первой десятке. Кроме того, в первой десятке сохранили позиции Воронежская область и Якутия. За счет улучшения своих позиций поднялись в первую десятку Татарстан и Ростовская область (как раз на фоне успешных для власти губернаторских выборов), а также Ярославская область. Напротив, немного ухудшив позиции, перешли во вторую десятку, помимо Крыма, Калужская и Ленинградская области, хотя результаты выборов глав там были вполне благоприятными.

За счет роста рейтинга вошли во вторую десятку по данному направлению Москва и Астраханская область. При этом в связи с более низким рейтингом выбыли из второй десятки Красноярский край и Липецкая область. Остались же во второй десятке Башкирия, Курская, Нижегородская и Самарская области, Ямало-Ненецкий АО.

Примечательно, что последняя шестерка аутсайдеров (места с 80-го по 85-е) в 2020 году осталась совсем без изменений. Как и прежде, ее составили Республика Алтай, Бурятия, Карелия, Северная Осетия, Архангельская и Владимирская области. В этих регионах при общем довольно спокойном общественно-политическом фоне в субъектах Федерации в 2020 году существенно улучшить положение дел губернаторам не удалось, что свидетельствует о слабости региональной управленческой элиты, а также местных кураторов внутренней политики.

Важные изменения произошли с политически чувствительными трансфертами, предоставляемыми федеральным центром (в данном случае мы учитываем субсидии и дотации, за исключением дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности). В условиях пандемии центр резко нарастил финансовую помощь регионам. В итоге только в двух субъектах – Мурманской области и Ненецком АО – ее объем (в той части, которая учитывается в нашем исследовании) сократился. Для сравнения: в 2019 году позитивную динамику демонстрировал 51 регион, то есть далеко не все. В 2020 году в некоторых регионах рост помощи – кратный: так, в Санкт-Петербурге он составил более шести раз, в Московской области – почти шесть раз. Более чем в четыре раза выросла помощь Татарстану, Пермскому краю и Ямало-Ненецкому АО.

В этих условиях стали еще более заметными межрегиональные различия по показателю доли выделенной нами группы трансфертов в межбюджетных трансфертах в целом. Лишь в двух «богатых» регионах эта доля является очень низкой – в Москве (1,15%) и Ямало-Ненецком АО (3,7%). Напротив, более 70% она достигла в бюджете Крыма и более 60% — в бюджете Севастополя. Еще в 17 регионах доля этих трансфертов составила не менее половины. В предыдущие годы такого масштаба данных показателей не наблюдалось.

По доле бюджетных расходов на общегосударственные вопросы в консолидированных бюджетах субъектов Федерации лидер и аутсайдер не поменялись. По-прежнему самой высокой (что мы считаем индикатором низкой эффективности) эта доля остается в Еврейской АО (где она еще и выросла до 10,4%), а самой низкой – в Калининградской области (3,2%).

В условиях пандемии, впрочем, губернаторы стали сдерживать расходы на содержание органов власти, что вполне адекватно ситуации. Рост доли этих расходов в региональных бюджетах произошел только в 14 субъектах Федерации, причем лидерами прироста оказались уже упомянутая Еврейская АО и Чукотский АО. Напротив, ряд регионов продемонстрировали сильное сокращение данного показателя, особенно Кабардино-Балкария. Кроме того, заметно снизилась доля бюджетных расходов на общегосударственные вопросы в Калмыкии, Туве, Забайкальском крае, Волгоградской и Ивановской областях.

В рамках социального блока тенденции, напротив, были преимущественно негативными. Продолжало сокращаться число регионов с высоким средним баллом (более 0,7). В этот раз оно упало всего лишь до четырех субъектов Федерации. Значительно снизилось и число регионов с ростом балла – с 24 до 15.

В первой тройке сохранила свои позиции только Тюменская область, хотя она и перешла с первого места на второе. Вошли в первую тройку Белгородская область и Ямало-Ненецкий АО, тогда как покинули ее, оставшись в первой десятке, Москва и Чеченская Республика.

В то же время улучшили свои позиции, попав в первую десятку, Тульская область и два удаленных дальневосточных региона: Камчатка и Чукотка. Они присоединились к Магаданской области, сохранившей свои позиции в первой десятке, и к Санкт-Петербургу. Напротив, выбыли из первой десятки Сахалин, Ханты-Мансийский АО, Краснодарский край и Новгородская область. Из них Краснодарский край и Новгородская область оказались хотя бы во второй десятке, а Сахалинская область опустилась существенно ниже.

Во второй десятке перемен было несколько меньше. За счет улучшения позиций в нее вошли Дагестан, Липецкая и Челябинская области. Напротив, ухудшили  рейтинговые показатели и выбыли из второй десятки Башкирия, Кировская область и Севастополь. Остались же в этой группе, как и в прошлый раз, Костромская, Ленинградская, Омская, Ростовская и Тамбовская области.

Группа аутсайдеров несколько обновилась. В нее в 2020 году вошли Карачаево-Черкесия, Еврейская АО, а также Волгоградская область. В то же время удалось немного улучшить свои позиции и выйти из этой группы Туве, Хакасии и Курганской области. По-прежнему остаются в нижней шестерке рейтинговой таблицы в рамках социального блока Ингушетия, Архангельская и Новосибирская области.

В условиях пандемии особое внимание привлекают показатели сферы здравоохранения, хотя не по всем регионам имеются данные 2020 года. Однако по данным 2019 года можно делать выводы о степени подготовленности регионов к форс-мажорным обстоятельствам. Так, по обеспеченности врачами на 10 тыс. жителей среди лидеров находились оба столичных региона: Москва и Санкт-Петербург, а также ряд дальневосточных территорий: Якутия, Сахалин, Чукотка, Магаданская область. К ним примыкала и Северная Осетия. Напротив, наихудшие показатели (на уровне около 35 или меньше врачей на 10 тыс. жителей) демонстрировали некоторые регионы Северо-Запада (Вологодская и Псковская области), Центральной России (Владимирская область) и Урала (Курганская область), к которым примыкает Чеченская Республика.

Различия по ожидаемой продолжительности жизни при этом были достаточно привычными – от 83,4 года в Ингушетии до 67,6 года в Туве. Сохранялся значительный разброс по показателю младенческой смертности – от 1,9 в Чувашии до 8,7 в Ненецком АО.

Особый интерес привлекает расходная политика региональных властей в сфере здравоохранения. Еще в 2019 году подавляющее большинство регионов демонстрировало рост расходов, но в 2020 году этот тренд принял тотальный характер. Единственным регионом, где эти расходы сократились (с учетом необходимых поправок при расчетах, см. методику), оказался Ненецкий АО. Напротив, в большой группе очень разных регионов рост расходов на здравоохранение более чем удвоился. Среди них оказались Москва, Челябинская и Саратовская области, но больше всего было небольших и экономически отстающих регионов. Такими примерами стали южные республики: Дагестан, Ингушетия, Кабардино-Балкария, Калмыкия, а вместе с ними Тува, Мордовия и Карелия. Вошли в эту же группу Смоленская, Ивановская, Кировская области и Севастополь.

При этом Москва и Санкт-Петербург оказались абсолютными лидерами по уровню расходов на здравоохранение на душу населения. В Москве показатель составил 33 тыс. руб. (с учетом поправок при расчетах, см. ниже), а в Санкт-Петербурге превысил 20 тыс. руб. В то же время различия между регионами огромны. Аутсайдер, Курганская область, направила на сферу здравоохранения всего 3,4 тыс. руб. на душу населения. В большой группе регионов расходы не превысили 5 тыс. руб. В нее вошли Дагестан, Ингушетия и Кабардино-Балкария, а также  Якутия и Марий Эл. Весьма умеренными оказались затраты на Камчатке и Чукотке, в Забайкальском крае, Кировской и Тамбовской областях, а из более крупных регионов – в Алтайском и Ставропольском краях. В ряде этих регионов отмечался существенный рост расходов на здравоохранение (см. выше), но сам их уровень все равно остался низким.

При этом регионы повсеместно сохранили более высокий уровень заработной платы врачей в отношении к средней по региону, но и здесь отличия были существенными. Так, наименьшее превышение (1,6 раза) отличало как «богатую» Москву, так и отстающий Забайкальский край. Лидером же оказалась Псковская область (превышение в 2,2 раза), где, однако, осталось просто мало врачей. Кроме нее, значительным превышением зарплаты (более двух раз) отличались преимущественно бедные регионы: Чеченская Республика, Дагестан, Мордовия, Республика Алтай, Севастополь, Пензенская и Курганская области. При этом в некоторых из них высокий уровень зарплат врачей был явно достигнут в условиях оптимизации численности персонала.

В сфере образования ситуация с зарплатами оставалась гораздо хуже. В 32 субъектах Федерации она оказалась ниже средней (причем число этих регионов опять выросло, поскольку в 2019 году их оставалось всего 18). Наихудшая ситуация (уровень зарплат ниже среднего по региону более чем на 10%) отличала ряд республик, причем находящихся в очень разном экономическом положении: Ингушетию, Мордовию, Коми и Башкирию. К ним примкнула и Пензенская область. Напротив, наилучшие результаты продемонстрировал на этот раз Севастополь. Кроме того, зарплаты учителей превышали средние по региону более чем на 10% в Крыму, Московской области, Ханты-Мансийском АО, Свердловской области, Приморском и Камчатском краях. Московская область была при этом лидером в прошлый раз, а в остальном списки лучших и худших регионов заметно изменились.

Примечательно, что рост расходов на общее образование также оказался заметным позитивным трендом, хотя и не столь ярко выраженным, как в случае со здравоохранением. Он отмечался в 50 регионах (в 2019 году – в 21). При этом максимальный рост характеризовал Чукотский АО, а спад оказался наибольшим в Чеченской Республике.

Напротив, в 2020 году серьезно поменялся тренд с расходами на дошкольное образование, которые выросли только в 22 регионах (в 2019 году рост происходил в подавляющем большинстве регионов). При этом максимальный прирост и здесь показала Чукотка, тогда как лидером спада стала Адыгея (она же была лидером прироста в 2019 году, что имело явно конъюнктурный характер).

Впрочем, несмотря на рост расходов, Чукотка остается российским аутсайдером по их объемам на душу населения (опять же, с учетом поправок, вызванных особенностями региона, см. методику). Ее расходы на общее образование на душу населения составили 36,2 тыс. рублей, а на дошкольное образование – 16,7 тыс. рублей. Остаются прежними и абсолютные лидеры. По общему образованию это Москва (181,7 тыс. рублей), а по дошкольному – Санкт-Петербург (176,7 тыс. рублей). При этом в Москве произошел рост показателя, а в Санкт-Петербурге – сокращение.

Наконец, число учителей на 1 тыс. учащихся не отличалось в 2020 году существенными различиями между регионами России. Лидером на этот раз стала Якутия (118,7 учителя), тогда как аутсайдером оказался Краснодарский край (56,1 учителя).

Несмотря на все трудности, 62 региона России нашли и возможность нарастить бюджетные расходы на ЖКХ в расчете на душу населения, что примерно соответствует результатам 2019 года. Почти повсеместно отмечается рост расходов на дорожное хозяйство (они сократились только в 15 субъектах Федерации). При этом лидером роста расходов на ЖКХ стала Кабардино-Балкария, а по расходам на дорожное хозяйство – Амурская область. Напротив, максимальный спад расходов на ЖКХ затронул Мурманскую область (она была лидером роста в 2019 году), а в случае дорожного хозяйства – Севастополь (также лидер роста 2019 года).

В то же время лидеры по уровню расходов на эти сферы не поменялись. В случае ЖКХ наибольшие расходы на душу населения отличают Москву (26,3 тыс. рублей, с тенденцией к сокращению), а в случае дорожного хозяйства – Крым (31,5 тыс. рублей, с небольшим снижением). Аутсайдером по расходам на дорожное хозяйство осталась Якутия (менее 2 тыс. рублей), а в случае ЖКХ последнее место в этот раз заняла Брянская область (1,4 тыс. рублей).

В финансово-экономическом блоке тенденции оказались разнонаправленными, соответствуя разного рода проблемам, с которыми регионы столкнулись в период пандемии. В итоге, например, рост среднего балла отмечался в меньшинстве, но все же в значительной части регионов – в 39 (это практически совпадает с 2019 годом, когда балл вырос у 40 регионов). Увеличилось число регионов с баллом более 0,8 (с двух до четырех). Вся первая десятка при этом получила баллы выше 0,7.

В первой тройке остались два региона «тюменской матрешки» – собственно Тюменская область и Ямало-Ненецкий АО. Выбыли из первой тройки, оставшись в десятке, Калужская и Сахалинская области, а на их место пришла Тульская область (в 2019 году в связи с одинаковыми баллами первая «тройка» состояла из четырех регионов).

В первую десятку в условиях улучшения результатов в 2020 году удалось войти Амурской и Воронежской областям. Напротив, не удалось в ней удержаться Башкирии и Ненецкому АО, где происходило особенно заметное осложнение финансово-экономической ситуации. Остались в первой десятке Москва, Ленинградская область и Камчатский край.

Во второй десятке за счет роста рейтинга по итогам 2020 года оказались Калининградская, Самарская области и Ханты-Мансийский АО. Выбыли же из этой группы в связи с ухудшением рейтинга Татарстан, Мордовия и Чукотка. Сохранили позиции в этой части рейтинга Красноярский край, Белгородская, Ростовская, Челябинская области и Санкт-Петербург.

Группа аутсайдеров в рамках финансово-экономического блока – без значительных изменений. Остались в ее составе Ингушетия, Северная Осетия, Калмыкия и Карелия. Покинуть эту группу удалось Архангельской области и Еврейской АО, на что могла повлиять и смена их глав. Напротив, вошли в число аутсайдеров Хакасия и Бурятия.

В этом разделе рейтинга мы используем особый набор статистических показателей, уделяя особое внимание бюджетной статистике и инвестициям. Например, учитывается уровень долговой нагрузки, но здесь коренных изменений не произошло: долгов по-прежнему не было у Сахалинской области и Севастополя, а самый высокий уровень долговой нагрузки оставался в Мордовии.

Однако неудивительно, что сбалансировать бюджеты в 2020 году регионам стало сложнее, хотя они и предпринимали усилия для этого. Тем не менее число субъектов Федерации с дефицитными бюджетами выросло с 10 до 35. Максимальным дефицитом при этом отличалась Республика Коми. Показатели дефицита на уровне более 10% отличали также Архангельскую, Кемеровскую, Томскую области, Башкирию и Удмуртию.

Что касается инвестиционной политики, то проводимая РА «Эксперт» оценка управленческих рисков (которую мы и учитываем в рейтинге) привела к некоторой смене лидеров. Лучшим регионом вместо Санкт-Петербурга стала Ленинградская область, а худшим – Ингушетия (вместо Чеченской Республики).

Анализ инвестиций в основной капитал на душу населения (за исключением бюджетных средств) вновь показал и огромный разрыв между регионами, и прежних лидеров и аутсайдеров. Этот показатель составлял 1,4 млн рублей в Ненецком АО и всего 4,3 тыс. рублей в Ингушетии (где он к тому же ухудшился).

В то же время по региональным бюджетным инвестициям на душу населения лидером в этот раз стала Москва (34,9 тыс. рублей), а последнее место заняла Курганская область (всего 644 рубля).

При этом динамика инвестиций из регионального бюджета на душу населения показала рост в 61 регионе, что свидетельствовало о попытках региональных властей удержать экономику от спада в период пандемии. Максимальный прирост – более трех раз – отмечался в Кемеровской области. Но были и регионы, где бюджетные инвестиции сократились в разы: аутсайдерами стали Тува и Ненецкий АО.

Ситуация с инвестициями в основной капитал ожидаемо была гораздо более сложной, в связи с чем регионам и приходилось тратить бюджетные средства. В 2019 году эти инвестиции выросли в большинстве регионов, а в 2020-м – только в 19. Максимальный прирост показала Калмыкия, но там очень малы сами объемы инвестиций. В то же время наибольший спад инвестиций продемонстрировала на этот раз Якутия.

На положение регионов в рейтинге влияют и показатели общей экономической динамики, но мы придаем им меньший вес, считая, что они меньше зависят от усилий губернаторов. В промышленности рост показали только 32 региона (в прошлом рейтинге – 74). Наибольший рост на уровне свыше 20% характеризовал Тюменскую область и ряд республик – Карелию, Северную Осетию и Республику Алтай (в прошлый раз Алтай был одним из лидеров промышленного спада). Самый глубокий спад промышленного производства характеризовал в 2020 году Республику Тыва.

В сельском хозяйстве, напротив, тренды остались позитивными. Рост произошел в 54 регионах, тогда как в 2019 году – в 52. При этом наибольший спад продемонстрировала Волгоградская область, оказавшаяся в прошлый раз лидером роста. Самую позитивную динамику в 2020 году в сельском хозяйстве показала Тверская область.

Замены губернаторов и их влияние на эффективность власти

В нашем рейтинге мы традиционно уделяем отдельное внимание новым губернаторам, но с оговоркой: для тех, кто был назначен врио в период с декабря 2019 года по июль 2020 года, мы не принимаем во внимание статистику 2019 года (но при этом учитываем динамические показатели 2020 года). В итоге для этих губернаторов больший вес приобретают экспертные оценки.

Наилучшие позиции в рейтинге новых губернаторов занял глава Калужской области В. Шапша, оказавшийся на девятом месте. Впрочем, его предшественник А. Артамонов был в 2019 году на втором месте, поэтому некоторый спад все-таки имеет место. Во второй десятке – новый губернатор Камчатского края В. Солодов (19-е место), хотя и в данном случае произошел незначительный спад. Более существенный спад случился в Ненецком АО у Ю. Бездудного, который занял 23-е место (его предшественник А. Цыбульский, ставший губернатором Архангельской области, был в 2019 году на 12-м месте). Однако во всех трех случаях речь идет о губернаторах, находящихся среди лучших в стране.

Все остальные новые губернаторы, напротив, пока располагаются в нижней половине рейтинговой таблицы. На 50-м месте оказался новый глава Пермского края Д. Махонин, причем его позиции хуже, чем у его предшественника М. Решетникова. Напротив, новый руководитель Чувашии О. Николаев, заняв 52-е место, существенно улучшил результат своего предшественника, ныне покойного М. Игнатьева. Не произошло пока заметных изменений при смене власти в Республике Коми, Хабаровском крае и Иркутской области: В. Уйба занял 61-е место, М. Дегтярев – 68-е, И. Кобзев – 71-е.

В то же время среди аутсайдеров происходят позитивные сдвиги. Новый глава Еврейской АО Р. Гольдштейн занял только 72-е место, а А. Цыбульский в Архангельской области – 78-е. Но в обоих случаях произошел все-таки заметный рост, поскольку позиции их предшественников были плачевными.

В целом новым губернаторам еще предстоит приложить усилия для того, чтобы улучшить ситуацию в своих регионах. При общей обоснованности губернаторских замен экспертные оценки «новых» губернаторов пока нельзя назвать высокими.

Наконец, в отношении глав, назначенных в конце года, мы могли опираться только на экспертные оценки. Пока они демонстрируют позитивное отношение к новому руководителю Дагестана С. Меликову, который вышел на 49-е место. Практически осталась на тех же (высоких) позициях Белгородская область, но и в этом случае нужно, чтобы прошел минимум год, чтобы получить возможность провести более комплексный анализ эффективности ее нового руководства[1].

Перспективы региональных выборов 2021 года

В 2021 году, помимо думской кампании, ожидается проведение ряда избирательных кампаний в субъектах Федерации. Среди тех губернаторов, которые баллотируются уже не на первый свой срок, наиболее сильными выглядят позиции А. Дюмина в Тульской области (второе место в рейтинге) и Р. Кадырова в Чеченской Республике (пятое место). Положение остальных глав менее однозначное. Но достаточно благоприятные позиции (34-е место) занимает тверской губернатор И. Руденя. Наиболее слабыми выглядят позиции С. Морозова (Ульяновская область) и Ш. Кара-оола (Республика Тыва), занимающих 65-е и 70-е места соответственно. Впрочем, в их случае утешает некоторый рост их рейтинговых позиций.

Проблемными оказываются позиции глав еще двух кавказских республик, в которых предстоят непрямые выборы. Особенно очевидно снижение рейтинга Р. Темрезова в Карачаево-Черкесии, который занял 75-е место. Впрочем, В. Битаров в Северной Осетии занимает еще более низкое место (82), но у него не отмечается ярко выраженная отрицательная динамика.

Наиболее позитивной из «новых» глав выглядит пока ситуация в Белгородской области для В. Гладкова. На довольно высоких позициях находится Мордовия, но, поскольку в нашем исследовании учитывались результаты ушедшего в отставку В. Волкова, важно, чтобы новый глава региона А. Здунов обеспечил позитивные сдвиги, что, учитывая его активность, вполне вероятно. Весьма неплохо с точки зрения динамики стал выглядеть Дагестан, где выборы являются непрямыми: эксперты ставят достаточно высокие оценки С. Меликову.

На общем фоне в худшую сторону выделяется только Хабаровский край: оценки эффективности даже немного упали в сравнении с прошлым рейтингом, в котором учитывался С. Фургал. Врио губернатора М. Дегтярев находится только на 68-м месте, и ему придется приложить немало усилий, если он намерен остаться во главе субъекта Федерации по итогам выборов.   

2.    Методика рейтинга эффективности управления

Рейтинг делится на три блока, по каждому из которых проводится своя оценка: политико-управленческий, социальный и финансово-экономический. Каждый из этих блоков делится на несколько направлений, каждое из которых также оценивается отдельно. Итоговый (интегральный) рейтинг представляет собой обобщение рейтингов по политико-управленческому, социальному и финансово-экономическому блокам (среднее арифметическое трех соответствующих показателей).

В рейтинге оценивается деятельность региональной исполнительной власти и ныне действующих высших должностных лиц субъектов РФ. В этой связи используются данные, которые имеют отношение к действующему руководителю региона, и по этой причине рейтинг показывает эффективность его работы, а также работы возглавляемого им органа исполнительной власти субъекта РФ[2].

По каждому из трех блоков, составляющих итоговую оценку, рассчитывается собственный рейтинг. Он получается путем усреднения оценок регионов по нескольким направлениям блока. Итоговые оценки по каждому направлению, как правило, представляют собой среднее арифметическое: а) усредненной совокупности нормированных статистических и рейтинговых показателей и б) средней экспертной оценки. В случае проведения математического анализа эффективности расходования бюджетных средств по определенному направлению, итоговая оценка по этому направлению представляет собой среднее арифметическое не двух, а трех оценок – средней оценки по статистическим и рейтинговым показателям, средней экспертной оценки и показателя эффективности расходования бюджетных средств (по методу DEA).

Используемый набор показателей почти идентичен тому, который использовался в рейтинге прошлого года. Немногочисленные исключения вызваны изменениями в российской статистике, а также актуальной доступностью статистики только за определенные промежутки времени.

Показатели политико-управленческого блока

Рейтинг по политико-управленческому блоку складывается из четырех направлений:

  • общественная поддержка главы субъекта Федерации;
  • эффективность консолидации элиты / урегулирования внутриэлитных конфликтов;
  • эффективность отношений с федеральным центром: а) продвижение региональных интересов и поддержка региональных инициатив в федеральном центре; б) реализация требований федерального центра в регионе;
  • эффективность работы бюрократического аппарата.

На наш взгляд, перечисленные выше направления исчерпывают наиболее важные аспекты политико-управленческой деятельности. Первые три направления призваны описать успешность губернатора в выстраивании отношений с ключевыми акторами политической среды: населением, региональными элитами и федеральным центром. Последнее направление даёт возможность оценить, насколько эффективно выстроена внутренняя деятельность региональной власти.

Для расчета оценки региона по направлению «Общественная поддержка главы субъекта Федерации» используются электоральная статистика и экспертные оценки. В качестве основы для формирования оценки по этому направлению используются следующие электоральные данные:

  • результат главы на прямых выборах в сентябре 2020 года; для регионов, где прямые выборы проходили в сентябре 2019 года, данные тоже считаются нами актуальными и используются. В случаях более ранних последних выборов такого типа данный индикатор не применялся;
  • результат «Единой России» в регионе на выборах регионального законодательного собрания в сентябре 2020 года, а в отсутствие данных выборов в 2020 году – на выборах в сентябре 2019 года (в случаях более ранних последних выборов такого типа данный критерий также не использовался, равно как и в случаях, если глава не является членом или сторонником «Единой России», либо пришел к власти уже после данных выборов).
  • голосование за поправки в Конституцию РФ, которое мы считаем важнейшим показателем общественной поддержки власти по итогам 2020 года.

Ранжирование губернаторов по направлению «Эффективность консолидации элиты / урегулирования внутриэлитных конфликтов» осуществляется на основании экспертного опроса. Использование каких-либо объективных данных для оценивания этого показателя невозможно по причине их отсутствия.

Для составления рейтинга по направлению «Эффективность отношений с федеральным центром» в качестве статистических данных использовались объемы безвозмездных поступлений в консолидированные региональные бюджеты из федерального бюджета, которые потенциально чувствительны к политическим решениям и лоббизму. Потенциально чувствительными к политическим решениям мы посчитали дотации — за вычетом дотаций на выравнивание бюджетной обеспеченности — и субсидии[3]. В рейтинге мы использовали два связанных с этим показателя:

  • доля «политически чувствительных» безвозмездных поступлений среди всех трансфертов в доходах консолидированного бюджета субъекта Федерации за январь – октябрь 2020 года;
  • динамика объема этих поступлений (отношение объема за январь – октябрь 2020 года к объему за январь – октябрь 2019 года, с поправкой на инфляцию).

В рамках этого направления нами также был использован рейтинг влияния глав субъектов РФ, составляемый Агентством политических и экономических коммуникаций (АПЭК). В связи с тем что данный материал готовится ежемесячно, никаких ограничений его применимости для всего ныне действующего губернаторского корпуса нет. Для губернаторов, деятельность которых оценивалась в этом рейтинге более одного раза, в качестве итоговой оценки считается среднее арифметическое оценок за январь – ноябрь 2020 года.

Экспертная оценка по данному направлению формировалась на основе усреднения двух экспертных оценок: а) эффективности продвижения региональных интересов и поддержки региональных инициатив в федеральном центре и б) эффективности реализации требований федерального центра в регионе.

Ранжирование губернаторов по «Эффективности работы бюрократического аппарата» осуществлялось посредством экспертных оценок и использования четырех статистических показателей:

  • Отношение заработной платы госслужащих органов региональной исполнительной власти к средней по региону в 2018 году (последние доступные данные). При интерпретации данного показателя мы считали, что неэффективными являются как слишком низкие, так и чрезмерно высокие зарплаты чиновников. В результате мы приравняли к нулю случаи, когда зарплата чиновников оказалась ниже средней по региону, а также случаи, когда зарплата чиновников превышает среднюю более чем в два раза. В интервале превышения от 1 до 2 мы исходим из гипотезы о повышении стимулов к эффективной работе пропорционально материальному поощрению[4]. Показатель эффективности в этом интервале мы определяем, вычитая единицу из отношения заработной платы чиновников к средней заработной плате по региону.
  • Численность государственных гражданских служащих в органах исполнительной власти субъекта РФ на 10 тыс. жителей за 2018 год (последние доступные данные). Регион с наиболее компактным управленческим аппаратом «на душу населения» считается нами наиболее успешным.
  • Доля расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на общегосударственные вопросы в общем объеме расходов за январь – октябрь 2020 года. Мы исходили из того, что эта доля должна быть ограниченной, и считали менее эффективными случаи, когда она велика.
  • Динамика доли расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на общегосударственные вопросы в общем объеме расходов за январь – октябрь 2020 года в сравнении с январем – октябрем 2019 года. Мы считали эффективным снижение этой доли.

Показатели социального блока

Данный тематический блок состоит из четырех основных направлений социальной (социально значимой) сферы, ответственность за которые так или иначе лежит на региональной власти:

  • здравоохранение;
  • образование;
  • межнациональные и межконфессиональные отношения;
  • развитие социально значимой транспортной инфраструктуры и ЖКХ.

Формирование оценки деятельности губернатора по направлению «Здравоохранение» проводится с использованием статистических данных, результатов математического анализа эффективности по модели «затраты – результат», экспертных оценок.

В качестве статистических показателей были использованы следующие.

  • Обеспеченность региона врачами на 10 тыс. жителей (последние доступные данные за 2019 год).
  • Обеспеченность региона больничными койками на 1 тыс. человек (последние доступные данные за 2018 год).
  • Младенческая смертность за январь – июль 2020 года.
  • Ожидаемая продолжительность жизни при рождении (последние доступные данные за 2019 год).
  • Отношение заработной платы врачей к средней по региону (по данным за январь – июнь 2020 года).
  • Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на здравоохранение на душу населения за январь – октябрь 2020 года.[5]
  • Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на здравоохранение на душу населения за январь – октябрь 2020 года в сравнении с январем – октябрем 2019 года, с поправкой на инфляцию.

Для математического анализа в качестве выходного показателя, демонстрирующего состояние сферы здравоохранения в регионе, использовалась средняя оценка по пяти первым указанным выше показателям (то есть без показателей бюджетных расходов). В качестве входного показателя использовались расходы консолидированного бюджета субъекта на здравоохранение в расчете на душу населения за январь – октябрь 2020 года (с поправкой на индекс бюджетных расходов).

Оценка по направлению «Образование» рассчитывается аналогичным образом на основе средней оценки по статистическим показателям, результата математического анализа и средней экспертной оценки. В качестве статистических показателей использованы следующие.

  • Численность учителей на 1 тыс. учащихся (данные за 2020 год).
  • Отношение заработной платы педагогических работников образовательных учреждений общего образования к средней по региону (по данным за январь – июнь 2020 года).
  • Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на общее образование в расчете на одного учащегося за январь – октябрь 2020 года.
  • Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на общее образование в расчете на одного учащегося за январь – октябрь 2020 года в сравнении с январем – октябрем 2019 года, с учетом инфляции.
  • Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на дошкольное образование на одного ребенка, посещающего детский сад, за январь – октябрь 2020 года.
  • Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на дошкольное образование на одного ребенка, посещающего детский сад, за январь – октябрь 2020 года в сравнении с январем – октябрем 2019 года, с учетом инфляции.

Для математического анализа в качестве выходного показателя, демонстрирующего состояние сферы образования в регионе, использовалась средняя оценка по двум первым указанным выше показателям (то есть без показателей бюджетных расходов). В качестве входного показателя использовались расходы консолидированного бюджета субъекта федерации на образование в расчете на душу населения за январь – октябрь 2020 года (с поправкой на индекс бюджетных расходов).

Оценка по направлению «Развитие социально значимой транспортной инфраструктуры и ЖКХ» рассчитывается на основе средней оценки по статистическим показателям и средней экспертной оценки. В качестве статистических показателей использованы следующие.

  • Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на ЖКХ на душу населения за январь-октябрь 2020 г.
  • Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на ЖКХ на душу населения за январь-октябрь 2020 г. в сравнении с январем-октябрем 2019 г., с учетом инфляции.
  • Расходы консолидированного бюджета субъекта Федерации на дорожное хозяйство на душу населения за январь-октябрь 2020 г.
  • Динамика расходов консолидированного бюджета субъекта Федерации на дорожное хозяйство на душу населения за январь-октябрь 2020 г. в сравнении с январем-октябрем 2019 г., с учетом инфляции.

Оценивание эффективности деятельности главы региона по направлению «Межнациональные и межконфессиональные отношения» проводится на основе экспертных оценок.

Показатели финансово-экономического блока

Итоговая оценка по финансово-экономическому блоку получается из среднего арифметического оценок, полученных по следующим направлениям:

  • эффективность экономического управления;
  • улучшение инвестиционного климата;
  • эффективность бюджетной политики.

Такие общеэкономические показатели, как динамика промышленного и сельскохозяйственного производства образуют статистические данные для оценки по направлению «Эффективность экономического управления». Нами были использованы следующие доступные статистические данные.

  • Индекс промышленного производства в январе-октябре 2020 г.
  • Индекс производства продукции сельского хозяйства в январе-июне 2020 г.

Однако вклад губернатора в экономическое развитие региона ограничен внешними факторами, такими как тип экономики, ресурсообеспеченность, стартовое состояние производственно-материальной базы и др. Понимая это, мы в данном случае придаем больший вес экспертным оценкам в сравнении с усредненными статистическими показателями (в отношении два к одному).

Улучшение инвестиционного климата больше зависит от деятельности главы региона. При анализе данного направления, наряду с экспертными оценками, используются следующие статистические данные.

  • Объём инвестиций в основной капитал за исключением бюджетных средств на душу населения (за январь-сентябрь 2020 г.).
  • Индекс физического объема инвестиций в основной капитал за январь-сентябрь 2020 г. в сопоставимых ценах к январю-сентябрю 2019 г.
  • Объем инвестиций в основной капитал из консолидированного бюджета региона на душу населения за январь-сентябрь 2020 г.[6]
  • Динамика объема инвестиций в основной капитал из консолидированного бюджета региона на душу населения за январь-сентябрь 2020 г. в сравнении с январем-сентябрем 2019 г., с учетом инфляции.

Кроме того, учитываются данные рейтингового агентства «Эксперт»управленческий риск, как составляющая инвестиционного риска, непосредственно связанная с работой региональной власти (данные за 2020 г.).

Эффективность бюджетной политики рассчитывается на основе экспертных оценок и трех показателей.

  • Уровень долговой нагрузки на региональный бюджет (на 1 ноября 2020 г.)[7].
  • Дефицит консолидированного бюджета субъекта Федерации по состоянию на 1 ноября 2020 г.[8] Профицит условно считается эталонным показателем эффективности – все значения эффективности в его случае приравниваются к единице (без различения размера профицита, который может иметь ситуативный технический характер), а в отношении регионов с дефицитом применяется процедура линейного масштабирования (см. ниже).
  • Качество бюджетного управления (данные мониторинга качества бюджетного управления в 2019 г., проводимого Министерством финансов, согласно которому регионы делятся на три группы[9]). Данный рейтинг имеет всего три градации (1 – 2 — 3, где 1 – высокое качество управления региональными финансами), которые были переведены в шкалу 1 — 0,5 — 0.

Стандартизация данных

Очевидно, что использованные показатели имеют неодинаковую размерность, то есть измерены в разных единицах. Поэтому необходимо было привести их к сопоставимому виду. С этой целью в данном проекте использован метод линейного масштабирования[10]. Его суть состоит в том, чтобы отобразить значения каждого показателя в интервале от 0 до 1, сохраняя все пропорции между отдельными значениями. Таким образом, сохраняются все структурные характеристики исходного показателя.

В применяемой формуле масштабированное значение

получается  в результате деления разности наблюдаемого и минимального значения переменной 

на ее размах:                                                                                                                 (1)

В том случае, когда непосредственно измеряемый показатель отрицательно связан с высокой эффективностью (например, уровень младенческой смертности с эффективностью системы здравоохранения), применяется обратное линейное масштабирование: полученный в линейном масштабе показатель вычитается из единицы:

(2) 

Тогда распределение масштабированного показателя становится «зеркальным отображением» исходного показателя, если его высокие значения свидетельствуют о неэффективности.

В отношении показателей динамики и показателей, имеющих как положительные, так и отрицательные значения, применялась процедура линейного масштабирования отдельно для положительных и отрицательных значений (или значений больше или меньше 1 (100%), в случае вычисления динамики как частного) с последующим объединением в интервал [0;1] посредством линейного сжатия рядов[11]:

— для негативной динамики (интервал оценки [0;0,4])      (3)

— для позитивной динамики (интервал оценки [0,4;1])       (4)

В расчете итоговой оценки мы считаем принципиальным различение двух типов показателей: показатели, полученные в ходе экспертного опроса (первичные данные) и показатели, взятые из других источников (официальная статистика, мониторинги, рейтинги). Итоговые экспертные оценки по каждому из направлений получены как средние арифметические всех полученных по данному направлению экспертных оценок. Итоговые оценки неэкспертного происхождения получены как средние арифметические всех показателей, входящих в данное направление (после их линейного масштабирования). Общая оценка по направлению получена как среднее общей экспертной и общей неэкспертной оценки[12] (а по таким направлениям, как здравоохранение, образование и ЖКХ, как среднее арифметическое общей экспертной оценки, общей неэкспертной оценки и результата математического анализа по модели «затраты – результат»).

Эти два (или в ряде случаев — три) вида оценок включены в общую оценку по направлению в равной пропорции (кроме случая эффективности экономического управления). Равенство пропорции позволяет учесть достоинства и недостатки каждого вида оценки. Так, экспертные оценки получены по состоянию на момент проведения исследования, т.е. ноябрь-декабрь 2020 г. В то же время некоторые статистические данные доступны только по итогам 2019 или даже 2018 гг. С другой стороны, экспертные оценки могут грешить субъективизмом, а статистические данные не в полной мере относиться к непосредственной работе главы региона. Очевидно, что идеальная методика оценки эффективности главы региона невозможна, но разработанная нами методика, на наш взгляд, максимально приближена к реальности.

Математический анализ эффективности

Эффективность в данном случае понимается как отношение полученных результатов к затраченным ресурсам. Монетарные ресурсы представляют собой «вход» (input) системы, которая называется «центром принятия решений» (Decision Making Unit, DMU). Результаты деятельности (как материальные, например, объем произведенной продукции, так и нематериальные: например, достигнутый уровень ожидаемой продолжительности жизни) представляют собой «выход» (output) системы. Более эффективна та система, которая обладает большим «выходом» при идентичном объеме затрат или идентичным «выходом» при меньшем объеме затрат.

В более сложном случае имеется набор (вектор) ресурсов, преобразуемый системой в набор (вектор) результатов. Графически это можно представить следующим образом (рис. 1):

Рис. 1. Центр принятия решений.

В качестве основного инструмента расчета оценок эффективности предполагается использование Data Envelopment Analysis (DEA) [13]. Концептуально подход к оценке эффективности в рамках DEA восходит к классической идее оптимальности по Парето (Парето-эффективности), предполагающей, в самом общем виде, невозможность увеличения («улучшения») какого-либо параметра без уменьшения («ухудшения») других параметров. В Парето-эффективной экономике невозможно увеличить выпуск одного продукта без снижения выпуска другого.

Например, будем считать, что X – это государственные расходы на программу повышения квалификации чиновников, а Y – число управленцев, прошедших переподготовку. Точки на плоскости, отражающие различные комбинации затрат и результатов, будут соответствовать DMU – допустим, региональным администрациям (DMU 1, 2, 3, 4), кривая 0A – границе производственных возможностей.

Рис. 2. DMU в пространстве «вход – выход».

Региональная администрация, соответствующая DMU 4 (точка С) на рис. 2, неэффективна, так как для нее имеется возможность увеличить количество обучаемых чиновников без снижения затрат (DMU4→C). Также неэффективна DMU 2, для которой имеется возможность сократить затраты без снижения результата (DMU2 B). DMU 1 и DMU 3 являются эффективными для данного множества объектов, так как располагаются на границе производственных возможностей. Для таких регионов оценка эффективности равна единице. Для всех остальных регионов эффективность определяется расстоянием до ГПВ (границы производственных возможностей), оценивается числом от 0 до 1 и показывает, какую долю возможной производительности демонстрирует регион (например, показатель эффективности 0,6 означает, что регион реализует только 60% своего потенциала в данной отрасли). Построение ГПВ и расчет оценок эффективности производится с помощью инструментов линейного программирования.

Таким образом, мерой эффективности для региона в рамках использованного метода являются показатели других, более производительных регионов.

В таблице ниже приведены показатели, использовавшиеся для математического анализа в рамках проекта:

 

Расчетный показатель Входной показатель Выходной показатель
Эффективность здравоохранения Расходы консолидированного бюджета субъекта РФ на здравоохранение в расчете на душу населения, с поправкой на индекс бюджетных расходов Ожидаемая продолжительность жизни при рождении;

уровень младенческой смертности;

обеспеченность врачами на 10 тыс. человек населения; обеспеченность больничными койками на 1 тыс. чел. населения;

заработная плата в сфере здравоохранения к средней по региону.

Эффективность образования Расходы консолидированного бюджета субъекта РФ на общее образование в расчете на душу населения, с поправкой на индекс бюджетных расходов заработная плата в сфере образования к средней по региону;

численность учителей на 1 тыс. учащихся.

 

 

Экспертные оценки

Для каждого из направлений всех трех блоков получена экспертная оценка от федеральных и региональных экспертов, представляющая собой число от 0 до 5 (5 – наивысшая оценка). Конкретные позиции для экспертного оценивания приведены ниже.

 

Тематический блок Показатель для экспертного оценивания
Политико-управленческий блок Общественная поддержка главы
Эффективность консолидации элиты / урегулирования внутриэлитных конфликтов
Эффективность отношений с федеральным центром:

а) продвижение региональных интересов и поддержка региональных инициатив в федеральном центре;

б) реализация требований федерального центра в регионе

Эффективность работы бюрократического аппарата
Социальный блок Здравоохранение
Образование
Межнациональные и межконфессиональные отношения
Развитие социально значимой транспортной инфраструктуры и ЖКХ
Финансово-экономический блок Эффективность экономического управления
Улучшение инвестиционного климата
Эффективность бюджетной политики

В исследовании были задействованы 207 экспертов – специалистов по региональной политике из Москвы и регионов: политологов, экономистов, политтехнологов, публицистов, общественных деятелей (список см. в Приложении). 

  1. Итоговый рейтинг эффективности[14] 
 Субъект РФ ОБЩИЙ ИТОГ ПОЛИТИКО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ БЛОК СОЦИАЛЬНЫЙ БЛОК ФИНАНСОВО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ БЛОК
Балл Ранг Балл Ранг Балл Ранг Балл Ранг
Тюменская область 0,802

(0,796)

1

(1)

0,866

(0,840)

2

(2)

0,721

(0,784)

2

(1)

0,819

(0,764)

2

(3-4)

Тульская область 0,784

(0,714)

2

(5)

0,845

(0,799)

4

(3)

0,691

(0,599)

5

(52)

0,815

(0,743)

3

(5)

Ямало-Ненецкий АО 0,783

(0,720)

3

(4)

0,745

(0,692)

13

(19)

0,720

(0,655)

3

(19-20)

0,884

(0,812)

1

(2)

Белгородская область 0,767

(0,736)

4

(3)

0,850

(0,796)

3

(4)

0,775

(0,708)

1

(5)

0,676

(0,704)

16

(11)

Чеченская Республика 0,739

(0,710)

5

(6)

0,887

(0,889)

1

(1)

0,682

(0,756)

6

(2)

0,648

(0,486)

25

(68)

Ленинградская область 0,720

(0,707)

6

(7)

0,764

(0,757)

11

(7)

0,643

(0,656)

13

(18)

0,752

(0,708)

5

(8)

Город Москва 0,708

(0,704)

7

(8-9)

0,725

(0,669)

20

(26-27)

0,675

(0,736)

8

(3)

0,724

(0,706)

7

(9-10)

Ростовская область 0,704

(0,689)

8

(11)

0,772

(0,728)

8

(11)

0,653

(0,675)

11

(11)

0,686

(0,664)

11

(18)

Калужская область 0,701

(0,738)

9

(2)

0,745

(0,772)

14

(6)

0,618

(0,628)

25

(36-37)

0,740

(0,813)

6

(1)

Сахалинская область 0,685

(0,704)

10

(8-9)

0,648

(0,619)

39

(41)

0,605

(0,730)

34

(4)

0,801

(0,764)

4

(3-4)

Город Санкт-Петербург 0,677

(0,673)

11

(13)

0,694

(0,641)

30

(35)

0,659

(0,704)

9

(6-7)

0,677

(0,675)

15

(15)

Воронежская область 0,676

(0,671)

12

(14-15)

0,784

(0,756)

6

(8)

0,531

(0,594)

66

(55-56)

0,712

(0,662)

8

(20)

Челябинская область 0,676

(0,665)

13

(17)

0,723

(0,664)

21

(29)

0,625

(0,631)

18

(34-35)

0,679

(0,700)

14

(12)

Самарская область 0,674

(0,664)

14

(18-20)

0,743

(0,697)

15

(17)

0,615

(0,637)

27

(30-31)

0,665

(0,657)

20

(22)

Московская область 0,671

(0,664)

15

(18-20)

0,803

(0,735)

5

(10)

0,576

(0,624)

47

(41)

0,635

(0,634)

27

(27-28)

Республика Башкортостан 0,670

(0,691)

16

(10)

0,742

(0,694)

16

(18)

0,594

(0,668)

41

(13)

0,674

(0,712)

17

(6)

Ханты-Мансийский АО 0,668

(0,663)

17

(21-23)

0,675

(0,643)

33

(34)

0,642

(0,694)

14

(8)

0,686

(0,651)

12

(23)

Липецкая область 0,667

(0,659)

18

(26-28)

0,712

(0,698)

26

(16)

0,638

(0,654)

16

(21)

0,650

(0,625)

23

(32-33)

Камчатский край 0,666

(0,669)

19

(16)

0,629

(0,632)

47

(38)

0,658

(0,670)

10

(12)

0,711

(0,706)

9

(9-10)

Республика Саха (Якутия) 0,663

(0,659)

20

(26-28)

0,765

(0,747)

10

(9)

0,604

(0,580)

36

(60)

0,621

(0,650)

30

(24)

Республика Татарстан (Татарстан) 0,661

(0,671)

21

(14-15)

0,775

(0,717)

7

(13)

0,575

(0,616)

48

(45)

0,633

(0,680)

28

(14)

Вологодская область 0,660

(0,646)

22

(30)

0,703

(0,640)

28

(36)

0,620

(0,641)

21

(28)

0,656

(0,658)

21

(21)

Ненецкий АО 0,655

(0,676)

23

(12)

0,681

(0,672)

31

(25)

0,620

(0,647)

22

(26)

0,665

(0,709)

19

(7)

Красноярский край 0,653

(0,655)

24

(29)

0,713

(0,690)

25

(20)

0,580

(0,606)

46

(49)

0,666

(0,669)

18

(17)

Чукотский АО 0,648

(0,663)

25

(21-23)

0,597

(0,655)

63

(31)

0,704

(0,651)

4

(23-24)

0,645

(0,682)

26

(13)

Калининградская область 0,648

(0,631)

26

(33)

0,660

(0,667)

36

(28)

0,605

(0,651)

35

(23-24)

0,679

(0,574)

13

(45)

Магаданская область 0,647

(0,664)

27

(18-20)

0,634

(0,647)

46

(33)

0,682

(0,704)

7

(6-7)

0,624

(0,643)

29

(26)

Республика Крым 0,646

(0,659)

28

(26-28)

0,731

(0,785)

19

(5)

0,607

(0,631)

32

(34-35)

0,601

(0,562)

36

(47)

Ярославская область 0,645

(0,636)

29

(32)

0,765

(0,706)

9

(15)

0,620

(0,620)

23

(43-44)

0,550

(0,583)

47

(43)

Республика Мордовия 0,644

(0,660)

30

(25)

0,719

(0,674)

22

(23-24)

0,609

(0,634)

31

(33)

0,604

(0,673)

35

(16)

Краснодарский край 0,644

(0,663)

31

(21-23)

0,674

(0,676)

34

(22)

0,610

(0,687)

30

(9)

0,649

(0,626)

24

(30-31)

Нижегородская область 0,644

(0,661)

32

(24)

0,733

(0,711)

17

(14)

0,588

(0,637)

44

(30-31)

0,609

(0,634)

33

(27-28)

Курская область 0,641

(0,610)

33

(38-39)

0,753

(0,719)

12

(12)

0,564

(0,554)

51

(66)

0,606

(0,558)

34

(48-49)

Тверская область 0,638

(0,637)

34

(31)

0,702

(0,669)

29

(26-27)

0,562

(0,611)

52

(46)

0,651

(0,632)

22

(29)

Тамбовская область 0,616

(0,627)

35

(34)

0,642

(0,621)

43

(40)

0,641

(0,662)

15

(14-16)

0,565

(0,598)

43

(41)

Алтайский край 0,616

(0,606)

36

(41-42)

0,625

(0,613)

50

(45)

0,606

(0,652)

33

(22)

0,617

(0,553)

31

(52)

Астраханская область 0,612

(0,620)

37

(35)

0,732

(0,658)

18

(30)

0,507

(0,595)

73

(54)

0,597

(0,606)

37

(37)

Амурская область 0,612

(0,607)

38

(40)

0,598

(0,607)

60

(47)

0,532

(0,550)

65

(71)

0,706

(0,663)

10

(19)

Новгородская область 0,612

(0,600)

39

(45)

0,619

(0,499)

53

(68)

0,623

(0,677)

20

(10)

0,592

(0,624)

38

(34)

Саратовская область 0,607

(0,605)

40

(43)

0,704

(0,633)

27

(37)

0,584

(0,627)

45

(38)

0,534

(0,554)

55

(50-51)

Свердловская область 0,607

(0,595)

41

(49)

0,716

(0,678)

23

(21)

0,572

(0,561)

49

(64)

0,534

(0,547)

54

(54)

Кемеровская область 0,604

(0,619)

42

(36)

0,639

(0,580)

44

(55-57)

0,562

(0,628)

53

(36-37)

0,610

(0,649)

32

(25)

Омская область 0,603

(0,612)

43

(37)

0,646

(0,654)

40

(32)

0,632

(0,659)

17

(17)

0,530

(0,524)

57

(62)

Ивановская область 0,598

(0,584)

44

(54)

0,627

(0,563)

48

(60)

0,593

(0,635)

42

(32)

0,574

(0,554)

42

(50-51)

Пензенская область 0,597

(0,596)

45

(47-48)

0,608

(0,568)

57

(58)

0,600

(0,644)

37

(27)

0,584

(0,578)

40

(44)

Забайкальский край 0,596

(0,588)

46

(52-53)

0,716

(0,674)

24

(23-24)

0,538

(0,542)

63

(72)

0,536

(0,550)

53

(53)

Оренбургская область 0,595

(0,610)

47

(38-39)

0,644

(0,609)

41

(46)

0,597

(0,620)

39

(43-44)

0,543

(0,600)

50

(40)

Кировская область 0,588

(0,596)

48

(47-48)

0,624

(0,593)

51

(54)

0,614

(0,662)

28

(14-16)

0,527

(0,532)

59

(59)

Республика Дагестан 0,584

(0,570)

49

(59)

0,663

(0,624)

35

(39)

0,625

(0,581)

19

(59)

0,465

(0,505)

72

(63)

Пермский край 0,582

(0,606)

50

(41-42)

0,650

(0,580)

38

(55-57)

0,554

(0,622)

56

(42)

0,543

(0,615)

51

(35)

Мурманская область 0,582

(0,602)

51

(44)

0,610

(0,605)

56

(49)

0,551

(0,598)

57

(53)

0,586

(0,605)

39

(38-39)

Чувашская Республика – Чувашия 0,582

(0,560)

52

(63)

0,581

(0,553)

64

(62)

0,611

(0,626)

29

(39)

0,554

(0,501)

45

(65)

Ставропольский край 0,581

(0,572)

53

(56-57)

0,681

(0,615)

32

(43)

0,542

(0,565)

61

(63)

0,520

(0,535)

60

(57-58)

Псковская область 0,576

(0,590)

54

(50-51)

0,651

(0,599)

37

(51)

0,619

(0,625)

24

(40)

0,458

(0,546)

73

(55)

Смоленская область 0,576

(0,573)

55

(55)

0,569

(0,606)

65

(48)

0,595

(0,608)

40

(47-48)

0,562

(0,504)

44

(64)

Приморский край 0,572

(0,599)

56

(46)

0,625

(0,595)

49

(53)

0,559

(0,608)

54

(47-48)

0,533

(0,593)

56

(42)

Костромская область 0,571

(0,588)

57

(52-53)

0,604

(0,604)

58

(50)

0,644

(0,662)

12

(14-16)

0,466

(0,499)

71

(66)

Томская область 0,569

(0,567)

58

(61)

0,644

(0,614)

42

(44)

0,616

(0,594)

26

(55-56)

0,448

(0,492)

74

(67)

Севастополь 0,566

(0,572)

59

(56-57)

0,611

(0,504)

55

(67)

0,544

(0,655)

60

(19-20)

0,544

(0,558)

49

(48-49)

Брянская область 0,565

(0,590)

60

(50-51)

0,597

(0,565)

62

(59)

0,513

(0,600)

70

(50-51)

0,584

(0,605)

41

(38-39)

Республика Коми 0,558

(0,569)

61

(60)

0,563

(0,536)

67

(64)

0,569

(0,600)

50

(50-51)

0,540

(0,570)

52

(46)

Рязанская область 0,551

(0,562)

62

(62)

0,620

(0,618)

52

(42)

0,504

(0,533)

74

(76)

0,529

(0,535)

58

(57-58)

Кабардино-Балкарская Республика 0,544

(0,517)

63

(70)

0,599

(0,543)

59

(63)

0,556

(0,551)

55

(69-70)

0,478

(0,458)

66

(73)

Республика Адыгея (Адыгея) 0,542

(0,528)

64

(69)

0,597

(0,525)

61

(66)

0,599

(0,648)

38

(25)

0,429

(0,411)

77

(78)

Ульяновская область 0,532

(0,511)

65

(71)

0,636

(0,580)

45

(55-57)

0,517

(0,537)

69

(73-74)

0,444

(0,415)

75

(77)

Республика Марий Эл 0,529

(0,531)

66

(67)

0,529

(0,495)

69

(69)

0,591

(0,574)

43

(61)

0,467

(0,525)

70

(61)

Удмуртская Республика 0,514

(0,529)

67

(68)

0,563

(0,534)

66

(65)

0,488

(0,511)

78

(78)

0,491

(0,542)

64

(56)

Хабаровский край 0,510

(0,552)

68

(64)

0,495

(0,461)

74

(74)

0,519

(0,570)

68

(62)

0,517

(0,625)

61

(32-33)

Орловская область 0,505

(0,571)

69

(58)

0,549

(0,596)

68

(52)

0,541

(0,589)

62

(58)

0,425

(0,527)

78

(60)

Республика Тыва 0,498

(0,477)

70

(73-74)

0,618

(0,562)

54

(61)

0,513

(0,439)

71

(84)

0,363

(0,429)

79

(75)

Иркутская область 0,498

(0,484)

71

(72)

0,458

(0,426)

79

(76)

0,520

(0,553)

67

(67-68)

0,517

(0,472)

62

(69)

Еврейская АО 0,485

(0,459)

72

(78)

0,503

(0,493)

72

(70)

0,480

(0,494)

80

(79)

0,472

(0,391)

68

(80)

Волгоградская область 0,482

(0,477)

73

(73-74)

0,505

(0,462)

71

(73)

0,468

(0,512)

82

(77)

0,474

(0,457)

67

(74)

Владимирская область 0,481

(0,542)

74

(65)

0,394

(0,360)

84

(82)

0,497

(0,640)

75

(29)

0,553

(0,626)

46

(30-31)

Карачаево-Черкесская Республика 0,476

(0,541)

75

(66)

0,473

(0,450)

76

(75)

0,451

(0,559)

83

(65)

0,504

(0,613)

63

(36)

Курганская область 0,474

(0,475)

76

(75)

0,496

(0,470)

73

(72)

0,493

(0,488)

76

(80)

0,434

(0,468)

76

(70)

Республика Алтай 0,473

(0,461)

77

(77)

0,430

(0,387)

81

(80)

0,507

(0,536)

72

(75)

0,482

(0,461)

65

(72)

Архангельская область 0,462

(0,356)

78

(85)

0,369

(0,282)

85

(85)

0,469

(0,445)

81

(83)

0,547

(0,341)

48

(84)

Новосибирская область 0,460

(0,465)

79

(76)

0,481

(0,472)

75

(71)

0,431

(0,458)

84

(81)

0,469

(0,466)

69

(71)

Республика Калмыкия 0,456

(0,434)

80

(79)

0,466

(0,406)

77

(78-79)

0,547

(0,551)

59

(69-70)

0,354

(0,344)

81

(82)

Республика Карелия 0,448

(0,419)

81

(82)

0,449

(0,362)

80

(81)

0,550

(0,553)

58

(67-68)

0,345

(0,343)

83

(83)

Республика Северная Осетия – Алания 0,429

(0,407)

82

(83)

0,418

(0,350)

82

(83)

0,535

(0,589)

64

(57-58)

0,335

(0,282)

84

(85)

Республика Ингушетия 0,425

(0,404)

83

(84)

0,518

(0,406)

70

(78-79)

0,411

(0,417)

85

(85)

0,346

(0,390)

82

(81)

Республика Бурятия 0,420

(0,431)

84

(80)

0,415

(0,347)

83

(84)

0,489

(0,537)

77

(73-74)

0,357

(0,409)

80

(79)

Республика Хакасия 0,416

(0,428)

85

(81)

0,461

(0,412)

78

(77)

0,481

(0,448)

79

(82)

0,306

(0,424)

85

(76)

 Приложение 

Список экспертов, принимавших участие в исследовании 

  Эксперт Должность
1. Абрамов Владимир Доцент кафедры политологии и социологии Балтийского федерального университета им. И. Канта, доктор политических наук, Калининградская область
2. Август Алена Политтехнолог, Москва
3. Авдеев Юрий Ведущий научный сотрудник Тихоокеанского института географии ДВО РАН, кандидат экономических наук, Приморский край
4. Аверина Светлана Председатель «Гильдии политологов и политтехнологов», Тульская область
5. Аджоглян Айк Политтехнолог, Архангельская область
6. Алдошенко Евгений И. о. директора Челябинского филиала РАНХиГС, кандидат политических наук, Челябинская область
7. Александров Артем Депутат Тамбовской городской Думы, политолог, Тамбовская область
8. Алексеев Игорь Политтехнолог, Мурманская область
9. Андреева Любовь Старший научный сотрудник Новгородского филиала Современной гуманитарной академии, кандидат юридических наук, Новгородская область
10. Андони Александр Политолог, Приморский край
11. Андрюшина Евгения Доцент кафедры политического анализа факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова, кандидат политических наук, Москва
12. Арьков Виталий Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель экспертно-аналитической сети «Politrus.ru», Волгоградская область
13. Ахмеров Виталий Журналист, Ульяновская область
14. Бабаян Юрий Директор сетевого издания «Обозреватель.Врн», Воронежская область
15. Байметов Владимир Политолог, Удмуртская Республика
16. Балицкий Александр Политолог, доктор философских наук, Удмуртская республика
17. Баранов Андрей Про­фес­сор ка­фед­ры по­ли­то­ло­гии и по­ли­ти­че­ско­го управ­ле­ния Ку­бан­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, доктор исторических наук, доктор политических наук, Краснодарский край
18. Барахоева Нина Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), в Ингушетии, директор Ингушского научно-исследовательского института гуманитарных наук им. Чаха Ахриева, Республика Ингушетия
19. Баринова Марина Общественный деятель, Приморский край
20. Бархатова Ольга Агентство политических технологий и бизнес-коммуникаций, политтехнолог, политолог, электоральный юрист, Приморский край
21. Бахлов Игорь Заведующий кафедрой всеобщей истории и мирового политического процесса Национального исследовательского Мордовского государственного университет им. Н. П. Огарёва, доктор политических наук, профессор, Республика Мордовия
22. Беляков Вячеслав Политический консультант, Приморский край
23. Богачев Алексей Политолог, Республика Татарстан
24. Богомолов Николай Политолог, Пермский край
25. Бодров Анатолий Политолог, кандидат политических наук, Пензенская область
26. Бондарев Андрей Директор ЗАО «Медиа-Экспресс», ХМАО
27. Борцов Дмитрий Директор Чувашской Республиканской общественной организации социологов «Социс», Республика Чувашия
28. Будуев Николай Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), политолог, Республика Бурятия
29. Бурко Виктор Доцент кафедры социологии и политологии Пермского национального исследовательского политехнического университета (ПНИПУ), Пермский край
30. Вартумян Арушан Главный редактор научного журнала «Региональные политические исследования», доктор политических наук, Ставропольский край
31. Верхотуров Михаил Политолог, блогер, Хабаровский край
32. Воробьев Сергей Политолог, кандидат политических наук Ставропольский край
33. Габдрафиков Ильдар Старший научный сотрудник Института этнологических исследований УНЦ РАН, региональный эксперт Сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов, Республика Башкортостан
34. Гавычева Александра Директор по медиапроектам Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), главный редактор портала «Региональные комментарии», Москва
35. Галин Азамат Общественный деятель, Республика Башкортостан
36. Гандеев Александр Политический аналитик, Москва
37. Гереев Руслан Директор Центра исламских исследований Северного Кавказа, Республика Дагестан
38. Голов Анатолий Директор АНО «Институт социальной политики», Санкт-Петербург
39. Голубев Евгений Директор бизнес-направления Аналитического центра LEANCOR, Ярославская область
40. Громский Алексей Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), Новгородская область
41. Гудов Андрей Журналист, Кировская область
42. Гусев Дмитрий Пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров кон­сал­тин­го­вой ком­па­нии Bakster Group, Москва
43. Дамов Василий Бло­гер, PR-кон­суль­тант, Красноярский край
44. Данилов Вячеслав Доцент кафедры философской антропологии Философского факультета МГУ, кандидат философских наук, Москва
45. Даченков Игорь Генеральный директор Агентства массовых коммуникаций «Регион Медиа», Москва
46. Денисова Татьяна Политолог, публицист, Оренбургская область
47. Дергунова Нина Политолог, доктор политических наук, Ульяновская область
48. Джантеева Джульетта Заведующая отделом социально-политических исследований Карачаево-Черкесского института гуманитарных исследований, кандидат исторических наук, Карачаево-Черкесская Республика
49. Дзуцев Хасан Руководитель центра социологических исследований Северо-Осетинского института гуманитарных и социальных исследований, доктор социологических наук, Республика Северная Осетия
50. Довбня Дмитрий Председатель комитета по содействию развития территории для внутреннего туризма ЧРО «Опора России», Челябинская область
51. Евдокимов Николай Начальник отдела политических исследований Научно-исследовательского центра проблем управления и государственной службы БАГСУ, кандидат политических наук, доцент, Республика Башкортостан
52. Ерохина Людмила Доцент кафедры истории и политологии ИСК УдГУ, кандидат исторических наук, Удмуртская Республика
53. Ефремов Дмитрий Политолог, Республика Крым
54. Жаров Максим Политолог, Москва
55. Желтов Павел Политолог, медиаменеджер, Санкт-Петербург
56. Жуков Иван До­цент ка­фед­ры по­ли­то­ло­гии ОмГУ име­ни До­сто­ев­ско­го, кан­ди­дат по­ли­ти­че­ских наук, Омская область
57. Журавлев Дмитрий Генеральный директор Института региональных проблем, кандидат политических наук, Москва
58. Жученко Дмитрий Член Общественной палаты, Владимирская область
59. Забродин Евгений Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), директор фонда «Региональная политика», Ямало-Ненецкий автономный округ
60. Загребной Юрий Глав­ный ре­дак­тор ИА «Мос­со­вет», Москва
61. Захаров Андрей Политконсультант, Архангельская область
62. Зверев Андрей Доцент кафедры социологии и психологии политики факультета политологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, кандидат политических наук, Москва
63. Зыков Александр Политолог, Приморский край
64. Иванов Олег Президент Центра урегулирования социальных конфликтов, Московская область
65. Игнатов Алексей Политтехнолог, руководитель агентства политического консультирования «ИГНАТОВ консалтинг», Тульская область
66. Игнатовский Ярослав Генеральный директор аналитического центра PolitGeneration, Москва
67. Ильин Сергей Генеральный директор Научного общества «Байкальский аналитический центр», политолог, социолог, кандидат исторических наук, Иркутская область
68. Истомин Андрей Депутат Законодательного собрания, Тверская область
69. Каштанов Олег Сопредседатель регионального отделения ОНФ, член Общественной палаты республики Мордовия, кандидат исторических наук, Республика Мордовия
70. Качин Валерий Пред­се­да­тель со­ю­за жур­на­ли­стов Куз­бас­са, Кемеровская область
71. Киприянова Марионэлла Доцент кафедры социологии и политологии Пермского национального исследовательского политехнического университета, кандидат исторических наук, Пермский край
72. Кишаковская Ольга Политолог, Приморский край
73. Климанов Владимир Заведующий кафедрой государственного регулирования экономики факультета государственного управления РАНХиГС, доктор экономических наук, Москва
74. Козенко Дмитрий Политический обозреватель, Саратовская область
75. Козомазов Владимир Политолог, Липецкая область
76. Коломейцев Юрий Ди­рек­тор Цен­тра со­ци­аль­ных ин­но­ва­ций «Чер­ный куб», Приморский край
77. Кольба Алексей Доцент кафедры государственной политики и государственного управления Кубанского государственного университета, кандидат политических наук, Краснодарский край
78. Кондинкина Юлия Организатор и лидер экологического движения «Зеленый хоровод», урбанист, Тюменская область
79. Кондратьев Игорь Политтехнолог, Новгородская область
80. Конфисахор Александр До­цент ка­фед­ры по­ли­ти­че­ской пси­хо­ло­гии СПб­ГУ, кан­ди­дат пси­хо­ло­ги­че­ских наук, Санкт-Петербург
81. Копенкин Борис Политический обозреватель, член правления Костромского регионального отделения

Всероссийской общественной организации

«Союз журналистов России», Костромская область

82. Котляр Алексей Редактор сайта «Частник.ru», Ивановская область
83. Крайнова Кира Политолог, кандидат политических наук, Ярославская область
84. Кривошеев Владимир Профессор кафедры политики, социальных технологий и массовых коммуникаций БФУ им. И. Канта, Калининградская область
85. Крылов Дмитрий Президент Забайкальской гильдии политологов и социологов, доктор философских наук, профессор, Забайкальский край
86. Кудинов Артем Главный редактор информационно-аналитического портала «Doc22.ru», Алтайский край
87. Кудисов Андрей Политолог, журналист, политтехнолог, Республика Саха (Якутия)
88. Кузьминых Константин Доктор экономических наук, Республика Башкортостан
89. Курбангалеева Екатерина Ди­рек­тор АНО «НИЦ «Осо­бое мне­ние»», Москва
90. Кучеров Андрей Председатель Союза молодых политологов, Карачаево-Черкесская Республика
91. Лавров Андрей Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), политолог, кандидат философских наук, Челябинская область
92. Латыпов Ильдар Профессор кафедры истории, теории и практики социальных коммуникаций УдГУ, доктор философских наук, Удмуртская Республика
93. Листратов Константин Руководитель Центра общественно-политических проектов, политолог, кандидат политических наук, Москва
94. Лобанов Игорь Председатель РОО «Пермская краевая организация Союза журналистов России», Пермский край
95. Лобойко Дмитрий Директор Центра «Региональные исследования», Самарская область
96. Логинов Дмитрий Политтехнолог, Пермский край
97. Лукин Константин Руководитель Алтайского центра политического консалтинга, Республика Алтай
98. Лукин Юрий Директор института управления и регионологии САФУ имени М. В. Ломоносова, доктор исторических наук, Архангельская область
99. Лыков Николай Глав­ный ре­дак­тор ИА «Взгляд-инфо», Саратовская область
100. Любимов Дмитрий Журналист, редактор регионального раздела интернет-сайта «7х7», Республика Марий Эл
101. Магомедов Магомед Специальный корреспондент газеты «Черновик», Республика Дагестан
102. Макаров Сергей Политолог, Сахалинская область
103. Маклаков Евгений Политтехнолог, Челябинская область
104. Малыгин Евгений Активист проекта ОНФ «За честные закупки», Республика Бурятия
105. Малых Ярослав Политолог, Волгоградская область
106. Малышев Константин Директор Центра правовых и избирательных технологий, Алтайский край
107. Малышкина Наталья Доцент кафедры государственного и муниципального управления РАНХиГС, кандидат философских наук, Чувашия
108. Мамонова Виктория Аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), Москва
109. Марков Сергей Ди­рек­тор Ин­сти­ту­та по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний, Москва
110. Мартынов Алексей По­ли­то­лог, ди­рек­тор Ин­сти­ту­та но­вей­ших го­су­дарств, Москва
111. Мартынов Михаил Руководитель регионального отделения Российского общества политологов, заведующий лабораторией социологических и правовых исследований Сургутского государственного университета, доцент,  ХМАО
112. Машкарин Евгений Политолог, Краснодарский край
113. Машкевич Алексей Главный редактор в 1000inf.ru, журнал «1000 экз.», Ивановская область
114. Мезюхо Иван Президент Регионального института политических коммуникаций, Севастополь
115. Мельников Александр Политолог, Челябинская область
116. Мельцер Михаил Пред­се­да­тель ко­мис­сии по под­держ­ке СО НКО, раз­ви­тию бла­го­тво­ри­тель­но­сти и доб­ро­воль­че­ско­го дви­же­ния Об­ще­ствен­ной па­ла­ты Тю­мен­ской об­ла­сти, Тюменская область
117. Милешкина Юлия Политтехнолог, Вологодская область
118. Миронов Валерий Заместитель директора Цен­тра раз­ви­тия НИУ «Выс­шая шко­ла эко­но­ми­ки», кандидат экономических наук, Москва
119. Митрофанов Евгений Президент Сибирского правового центра защиты прав потребителей, Новосибирская область
120. Михайлик Алексей Политтехнолог, Амурская область
121. Михайличенко Дмитрий Пред­ста­ви­тель Агент­ства по­ли­ти­че­ских и эко­но­ми­че­ских ком­му­ни­ка­ций в Рес­пуб­ли­ке Баш­кор­то­стан, доктор политических наук, Республика Башкортостан
122. Михалев Алексей Политолог, Амурская область
123. Моисеева Юлия Главный редактор SmolDaily.ru, Смоленская область
124. Москвич Юрий Директор центра стратегического прогнозирования и программ развития КГПУ, профессор кафедры политологии и права, Красноярский край
125. Мостяев Юрий

 

Координатор регионального клуба политологов, доцент кафедры всеобщей истории и международных отношений РГУ имени Есенина, Рязанская область
126. Мухаметов Руслан Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель Центра региональных политических исследований, кандидат политических наук, Свердловская область
127. Мышлявцев Борис Политолог, Республика Тыва
128. Наливайко Павел Политолог, Приморский край
129. Нейжмаков Михаил Ведущий аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), Москва
130. Нечаев Дмитрий Заведующий кафедрой социологии, политологии и гуманитарных дисциплин Воронежского филиала РЭУ им. Г.В. Плеханова, доктор политических наук, Воронежская область
131. Новиков Алексей До­цент ка­фед­ры со­цио­ло­гии ИППС СФУ, кандидат философских наук, Красноярский край
132. Овсянников Павел Обозреватель РИА «Федерал Пресс», Курганская область
133. Овсянникова Юлия Главный редактор РИА «Верхневолжье», Тверская область
134. Ознобишина Людмила Политконсультант, Пермский край
135. Окорокова Наталья Главный редактор агентства Полит74, Челябинская область
136. Омельченко Андрей Член Общественной палаты, Калининградская область
137. Орлов Дмитрий Генеральный директор Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), член Высшего совета партии «Единая Россия», кандидат исторических наук, Москва
138. Орлова Мария Главный редактор еженедельника «Караван ярмарка», Тверская область
139. Патралов Андрей По­ли­то­лог, член Об­ще­ствен­ной па­ла­ты Во­ло­год­ской об­ла­сти, Вологодская область
140. Паштов Борис Председатель комитета парламента КБР по культуре, развитию институтов гражданского общества и СМИ, Республика Кабардино-Балкария
141. Пегин Николай Председатель совета директоров АО «Атом-ТОР» ГК РОСАТОМ, кан­ди­дат со­цио­ло­ги­че­ских наук, Москва
142. Пихтин Николай Политический обозреватель, Кировская область
143. Плюснин Николай Учредитель АНО «Центр гражданских инициатив», Кировская область
144. Подлесный Геннадий Президент Центра прикладной социологии и политологии, Краснодарский край
145. Пожалов Александр Ди­рек­тор по ис­сле­до­ва­ни­ям Ин­сти­ту­та со­ци­аль­но-эко­но­ми­че­ских и по­ли­ти­че­ских ис­сле­до­ва­ний, Москва
146. Полковников Евгений Ди­рек­тор груп­пы ис­сле­до­ва­тель­ских ком­па­ний «НАРИ», Владимирская область
147. Поляков Сергей Руководитель Центра электронных практик, Москва
148. Репневский Андрей Директор института социально-гуманитарных и политических наук Северного (Арктического) федерального университета им. М.В. Ломоносова, доктор исторических наук, профессор, Архангельская область
149. Реутов Евгений Доцент кафедры социальных технологий Белгородского государственного университета, кандидат социологических наук, Белгородская область
150. Ромашко Анатолий Политолог, Калининградская область
151. Румянцев Сергей Директор Центра прикладных исследований и программ (ПРИСП), политический консультант, Москва
152. Рыхтик Михаил Заведующий кафедрой истории политики Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского, доктор исторических наук, доцент, Нижегородская область
153. Рябцовский Георгий Старший преподаватель кафедры математики информационных технологий Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте Российской Федерации, Брянская область
154. Рязанцев Андрей Политолог, член Общественного совета при Рязанской областной думе, Рязанская область
155. Салаватова Анастасия Аналитик Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), Москва
156. Салин Павел Директор Центра политологических исследований Финансового университета при правительстве РФ, кандидат юридических наук, Москва
157. Сафронов Константин Ис­пол­ни­тель­ный ди­рек­тор евразий­ско­го цен­тра «Са­мрау», Республика Башкортостан
158. Саханов Зоригто Пред­се­да­тель со­ве­та ди­рек­то­ров Груп­пы ком­па­ний «АГРО-Ин­вест», об­ще­ствен­ный де­я­тель, Республика Бурятия
159. Сельцер Дмитрий Директор Центра изучения политических трансформаций, доктор политических наук, Тамбовская область
160. Семенов Евгений Руководитель Нижегородского филиала ФоРГО, кандидат политических наук, Нижегородская область
161. Серенко Андрей Координатор Клуба экспертов Нижнего Поволжья, Волгоградская область
162. Скороходова Ольга Преподаватель Поволжского института им. Столыпина при РАНХиГС при Президенте РФ, Саратовская область
163. Слатинов Владимир Заведующий кафедрой государственного и муниципального управления Курского государственного университета, доктор политических наук, доцент, Курская область
164. Смирнов Сергей Генеральный директор фонда «Прикладная политология», Ростовская область
165. Смольников Сергей Политолог, Пермский край
166. Соколов Александр Политолог, кандидат политических наук, Ярославская область
167. Солдатова Анна Социолог, Республика Мордовия
168. Солонников Дмитрий Политолог, Ленинградская область
169. Становой Андрей Генеральный директор Центра политического консультирования, Ярославская область
170. Стризое Александр Про­фес­сор, за­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой фи­ло­со­фии Вол­ГУ, доктор философских наук, Волгоградская область
171. Судаков Александр Координатор Нижегородского пресс-клуба, Нижегородская область
172. Сулейманов Раис Эксперт Института национальной стратегии, политолог, Республика Татарстан
173. Сурков Константин Главный редактор информационного портала «Неслухи.РФ», Самарская область
174. Таланов Сергей Доцент кафедры социологии Ярославского государственного университета имени П. Г. Демидова, кандидат социологических наук, Ярославская область
175. Талипов Александр Общественный деятель, Севастополь
176. Тарасов Илья За­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой по­ли­то­ло­гии и со­цио­ло­гии БФУ им. Им­ма­ну­и­ла Кан­та, Калининградская область
177. Тихонов Андрей Политолог, Москва
178. Трескин Вадим Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), Архангельская область
179. Труфанов Константин Политтехнолог, Удмуртская Республика
180. Трыканова Светлана Доцент кафедры ГМКУ РГРТУ, научный руководитель Центра сравнительных исследований и научно-образовательного взаимодействия РГРТУ, доцент кафедры конституционного и муниципального права РГУ имени С.А. Есенина, Рязанская область
181. Турков Павел Де­пу­тат Думы го­род­ско­го окру­га То­льят­ти, Самарская область
182. Туровский Ростислав Вице-президент Центра политических технологий, доктор политических наук, профессор, Москва
183. Уразаев Эдуард Заместитель главного редактора дагестанской еженедельной газеты «Черновик», Республика Дагестан
184. Фидря Ефим Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), доцент Института гуманитарных наук БФУ им. И. Канта, кандидат социологических наук, Калининградская область
185. Хамидуллин Марат Политтехнолог, Республика Татарстан
186. Ханас Петр Политический консультант, Приморский край
187. Харламов Константин Де­пу­тат Думы Нов­го­род­ско­го му­ни­ци­паль­но­го рай­о­на, Новгородская область
188. Хасмагомадов Эдильбек Ди­рек­тор На­ци­о­наль­ной биб­лио­те­ки Че­чен­ской Рес­пуб­ли­ки, ис­то­рик, пуб­ли­цист, об­ще­ствен­ный де­я­тель,  кандидат исторических наук, Чеченская Республика
189. Хащенко Антон Политический обозреватель, Москва
190. Хоруженко Ярослав Политолог, Оренбургская область
191. Цыганков Анатолий Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель Центра политических и социальных исследований Республики Карелия, кандидат исторических наук, Республика Карелия
192. Чаблин Антон Главный редактор аналитического интернет-портала «Акценты», кандидат политических наук, Ставропольский край
193. Чернышов Юрий Заведующий кафедрой всеобщей истории и международных отношений Алтайского государственного университета, директор Алтайской школы политических исследований, доктор исторических наук, Алтайский край
194. Чернявский Александр Политический аналитик, Красноярский край
195. Черторинский Эдуард Электоральный юрист, Приморский край
196. Чураков Андрей Координатор Комитета гражданских инициатив Архангельской области, политолог, Архангельская область
197. Шаповалов Владимир Заместитель директора Института истории и политики МПГУ, кандидат исторических наук, Москва
198. Шаркова Елена Медиаэксперт, Волгоградская область
199. Шевелев Михаил Ди­рек­тор АНО «Центр жи­лищ­ной эко­но­ми­ки и струк­тур­но­го раз­ви­тия ре­ги­о­на», Кировская область
200. Шеин Олег Депутат Государственной думы Российской Федерации, Астраханская область
201. Шейда Геннадий Руководитель Алтайского отделения Российского общественно-политического центра, Алтайский край
202. Шешукова Галина Представитель Агентства политических и экономических коммуникаций (АПЭК), руководитель социологического центра «Общественное мнение», доктор политических наук, Оренбургская область
203. Шмидт Сергей Доцент кафедры мировой истории и международных отношений Иркутского государственного университета, кандидат исторических наук, Иркутская область
204. Щербинин Алексей За­ве­ду­ю­щий ка­фед­рой по­ли­то­ло­гии фи­ло­соф­ско­го фа­куль­те­та Том­ско­го го­су­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, доктор политических наук, Томская область
205. Шушпанов Алексей Обозреватель газеты «Аргументы и Факты», Республика Башкортостан
206. Ярулин Илдус Доктор политических наук, профессор, член правления РАПН, Хабаровский край
207. Яшина Елена Руководитель Центра корпоративного развития СГЭУ, директор Центра развития Persona Z, Самарская область

[1]           Что касается Мордовии, то поскольку замена главы произошла только в ноябре, в период, когда мы уже проводили экспертный опрос, в рейтинге учитываются результаты теперь уже бывшего главы В. Волкова.

[2]           В связи с заменами губернаторов это означает, что для новых региональных руководителей используются не все возможные показатели, а только часть. Для глав регионов, которые пришли к власти (стали врио) в декабре 2019 г. – июле 2020 г., из рассмотрения были исключены статистические данные по итогам 2019 г. Но данные, отражающие динамику 2020 г. в сравнении с 2019 г., в их отношении все-таки использовались, поскольку они могут свидетельствовать об усилиях главы региона по изменению ситуации, сложившейся при предшественнике. Это – Республика Коми, Чувашия, Камчатский, Пермский и Хабаровский края, Архангельская, Иркутская, Калужская области, Еврейская АО, Ненецкий АО.

Поскольку новые кадровые перестановки в губернаторском корпусе начались с октября 2020 года, в данном рейтинге не учитываются статистические данные для врио глав Белгородской области и Дагестана. В случае Мордовии в связи с заменой в ноябре даны результаты бывшего главы региона.

Кроме того, мы по-прежнему исключаем из рассмотрения статистику за 2018 год для регионов, где главы сменились в конце 2018 – первой половине 2019 гг., но, в отличие от предыдущего рейтинга, добавляем статистику 2019-2020 гг. Это — Республика Алтай, Ингушетия, Калмыкия, Астраханская, Мурманская, Оренбургская, Сахалинская, Челябинская области, Севастополь.

[3]           При анализе бюджетной статистики нами были проведены собственные расчеты на основе данных Минфина РФ.

[4]           Здесь и далее в качестве источника информации используются данные Росстата, если не указано иное (например, при расчетах бюджетных показателей).

[5]           При расчете всех бюджетных расходов мы делали поправку на индекс бюджетных расходов (ИБР), рассчитываемый Министерством финансов, что позволяет корректно учесть объективные межрегиональные различия, особенно – более высокие расходы северных регионов.

[6]           Этот показатель позволяет оценить активность региональной власти при инвестировании собственных бюджетных средств.

[7]           Рассчитано нами на основе данных об объеме государственного долга субъекта Федерации на 1 ноября 2020 г., отнесенных к объему налоговых и неналоговых доходов консолидированного бюджета региона за январь-октябрь 2020 г.

[8]           Собственные расчеты на основе данных Федерального казначейства РФ.

[9]           Данные Министерства финансов РФ.

[10]         Он не применяется в отношении показателей, которые способны находиться в интервале от 0 до 100% (например, электоральные данные). Такие показатели используются в исходном виде (но в виде долей от 0 до 1).

[11]         Мы посчитали, что положительные характеристики (рост показателя, положительное значение показателя) должны находиться в диапазоне оценки эффективности от 0,4 до 1, а отрицательные характеристики (снижение показателя, отрицательное значение показателя) – в диапазоне от 0 до 0,4.

[12]         За исключением эффективности экономического управления, где экспертная оценка имеет вес «2», а среднее статистических показателей – вес «1».

[13]         Используемая нами методика DEA предложена для подобных исследований профессором НИУ ВШЭ, доктором политических наук А. Ахременко.

[14]         Зеленым цветом выделены случаи роста рейтинга (оценки или места в рейтинге), красным – случаи падения.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: