Смертность врачей увеличилась, а стимулирующих выплат нет


В стране прокатилась серия скандалов из-за невыплат федеральных стимулирующих доплат медработникам, принимающим участие в борьбе с пандемией. В Кемеровской области сотрудники скорой помощи записали обращение к президенту и главе регионе с жалобой на отсутствие выплат, положенных за работу с зараженными коронавирусной инфекцией. По их словам, доплаты были произведены только тем, кто осуществлял эвакуацию пациентов с подтвержденным диагнозом COVID-19 в областную инфекционную больницу. Все остальные остались без выплат, пишет «Коммерсантъ». Между тем, жалуются медики, условия, в которых сейчас приходится работать, тяжелые, не хватает средств индивидуальной защиты. Аналогичные жалобы звучат из Белгородской, Новосибирской, Рязанской, Иркутской, Владимирской, Орловской областей, Краснодарского края и других субъектов. Как сообщает ТАСС, по фактам невыплаты денежных компенсаций медицинским работникам, оказывающим помощь пациентам с коронавирусом, Следственный комитет РФ начал проверки в более чем 10 регионах.

Александр Саверский:

– Те комментарии, которые я видел, связаны с тем, что в постановление правительства, которое регулирует этот вопрос, вписана повременная оплата, практически ответственность возложена на субъекты Федерации. Поэтому, строго говоря, выполнить то, что сказал президент, в процентах, – это одно, а вышло иначе – по времени. И это совершенно разные подходы к установлению оплаты. Дело в том, что пожелания президента не имеют нормативно-правового обеспечения. Причина того, что на местах возникли разночтения и интерпретация указа президента, связана с федеральным уровнем.

Чехарда в нормативно-правовом регулировании, которую мы наблюдаем последние два месяца, показывает абсолютную неспособность устройства власти действовать в критической ситуации. Все пытаются со всеми договориться, понять, что они имели в виду, интерпретировать это, а не выполнять. Если президент что-то сказал, то это должно тут же обретать форму нормативного акта, однако это не всегда происходит.

Например, президент говорит о каникулах для санитарно-эпидемиологического благополучия, а исходит указ мэра о введении режима повышенной готовности в рамках совершенно другого федерального закона, который к санитарно-эпидемиологическому благополучию не имеет отношения, а отсюда и совсем другие регуляторы. То есть, например, при санитарно-эпидемиологическом благополучии основа – карантин. Президент говорит: «Товарищи, воспользуйтесь, вводите карантин», но в регионах отвечают: «Нет, мы сейчас введем режим самоизоляции». Начиная с этого и заканчивая тем, что главный санитарный врач вообще запретил оказывать плановую помощь в своих регионах. Так что все эти примеры – это разноголосица на уровне власти.

«Крайними» сделали врачей. Их загнали в ситуацию, где развивается суперинфекция, то есть с максимальной концентрацией вируса, что на самом деле не всегда обоснованно, потому что пневмония уже десятилетия лечится дома, зачем было свозить всех людей в одно место – непонятно. Сейчас основные очаги заражения – это наши лечебные учреждения. Поэтому и увеличилась смертность среди врачей. К тому же, как оказалось, все это – без стимулирующих выплат. Система предстала во всей своей красе. Она и до этого была такой же, а сейчас уже совсем обострилась, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Send with Telegram
bookmark icon