Миклушевский оказался в Приморье чужим для всех, несмотря на то, что «правила игры» он старался соблюдать


Президент РФ Владимир Путин принял отставку «по собственному желанию» губернатора Приморского края Владимира Миклушевского, который вступил на эту должность в 2012 году. Пресс-секретарь президента рассказал о том, что временно исполняющим обязанности губернатора назначен Андрей Тарасенко, занимавший до этого момента должность генерального директора ФГУП «Росморпорт».

Ранее отставку губернатора прогнозировали аналитики АПЭК. В докладе «Осеннее обновление губернаторского корпуса: мотивы и критерии. Регионы и региональная политика в сентябре 2017 года» нестабильными были названы позиции Миклушевского, Марины Ковтун (Мурманская область), Виктора Назарова (Омская область), Александра Карлина (Алтайский край).

Эдуард Коридоров:

— Приморье никогда не было «легким» регионом. Здесь средоточие самых плотоядных интересов — от бандитских и контрабандистских до интересов практически всех корпораций. Это было ярко видно при Наздратенко, когда порт Владивостока и рыбные лавки на рынке стояли пустыми, а в кабаках жгли шальное бабло джентльмены приморской удачи. Это было прикрыто лёгким лоском при Дарькине.

Миклушевский оказался здесь чужим для всех, несмотря на то, что «правила игры» он старался соблюдать и основы местной жизни не сотрясал. Коррупцию, повальное браконьерство и промышленных масштабов контрабанду, масштабное же «рисование» на выборах, гигантские объёмы бюджетного распила придумал не Миклушевский. Он сделал нечто худшее — он возомнил себе, что может все это возглавить. И начал играть роль не третьей, и даже не 55-й, но все же — отдельной, независимой силы.

Не берусь судить, каковы были его мотивы. Не буду пересказывать все пересуды о Спокойнове-Митькине. Но я уверен, что первый шаг к своей отставке Владимир Миклушевский сделал тогда, когда посчитал, что слово «губернатор» — это от слова «раскатать губу».

Раскатывание губы быстро привело к отторжению губернатора и теневыми, криминальными, и респектабельными элитами. Со временем он стал неудобен и государевым людям, ибо без конца генерировал проблемы и негатив.

Кстати, судьба Миклушевского наводит на философские раздумья о многочисленных передовиках губернаторского цеха, сумевших совершить подвиг консолидации элит. Здесь есть тонкая грань — вокруг кого и чего объединились эти элиты. Дурных нема, их чаще всего объединяют не губернаторы, их объединяют идеи или деньги. Лидеры появляются позже.

С этой точки зрения неконсолидация Миклушевского — это, скорее, плюс. И если вспомнить, как начинали свой путь самые лихие губернаторы прошлого, то окажется, что они делали примерно то же, что и наш Владимир Владимирович. И другой Владимир Владимирович в российских масштабах «строил» бюрократию и равноудалял «авторитетов».

Миклушевскому не хватило ума понять, что времена не те, и тренды региональные тоже не те. И не хватило — и не могло теперь хватить! — власти, чтобы рассадить по кабинетам своего налоговика, своих силовиков, своего прокурора.

Миклушевский делал то, что когда-то делали Тулеев, Россель, Лужков — да любой тогдашний воевода, если удержаться хотел.

Ошибся.

Но самого главного не переступил и не предал.

Поэтому его ждёт почетная и статусная работа в Москве.

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...