Кампания сложилась так, как решил Владимиров — то есть, в режиме его спарринга с «парализованными» противниками


Владимир Владимиров ("Единая Россия"), исполнявший обязанности главы края на протяжении года, одержал победу на выборах губернатора Ставропольского края. За него проголосовали 84,22% избирателей, сообщил, подводя предварительные итоги голосования, председатель крайизбиркома Евгений Демьянов.

По его словам, на втором месте депутат Госдумы РФ Виктор Гончаров (КПРФ) с 6,1% голосов. Депутаты краевой думы Ольга Дроздова (ЛДПР) и Александр Кузьмин ("Справедливая Россия") получили 5,31 и 2,29% голосов соответственно. За предпринимателя Константина Нартова, представлявшего Партию свободных граждан, проголосовали 0,76% избирателей.

Антон Чаблин:

— Владимир Владимиров оказался перед выборами 14 сентября практически в уникальной ситуации. Во-первых, он был самым молодым из кандидатов власти (39 лет); во-вторых, к моменту избрания он успел проработать только один год, прежде не имея губернаторского опыта; в-третьих, он является варягом, поскольку со Ставропольским краем его связывали только детские годы. Такое же сочетание факторов было только у Вадима Потомского в Орловской области, но плюс к этому, что он еще и коммунист.

Соответственно, внимание к Владимиру было приковано большое, поскольку выборы 14 сентября были для него, фактически, стартом в большую, федерального уровня политику. Поэтому для него было крайне важно произвести хорошее впечатление (что не являлось принципиально важным для таких "тяжеловесов", как Николай Меркушкин или Валерий Шанцев). 

Можно попытаться встать на место Владимирова. С одной стороны, ему нужно попытаться соблюсти видимость конкурентности выборов (в рамках, естественно, заданных существующим политическим режимом), а с другой — добиться эффективного и беспроблемного избрания.

Владимиров выбрал второй вариант. Поэтому и вся кампания была максимально "вегетарианской", конформистской: на нее был допущен Александр Черногоров, также не был зарегистрирован кандидат от партии "Коммунисты России". Естественно, проходило все это в управляемом режиме: скажем, Черногорову партия власти могла бы оказать реальное содействие в сборе подписей муниципальных депутатов. Но в конечном итоге кампания сложилась именно так, как решил Владимиров — то есть, в режиме его спарринга с "парализованными" противниками. Результат закономерен. Но возникает вопрос легитимности таких выборов — не статистической, которой замерена избирательной комиссией и отражена в ГАС "Выборы", а настоящей. 

Сумел бы Владимиров выиграть в один тур, будучи его спарринг-партнером Черногоров? Или если бы обещание помочь пройти "муниципальный фильтр" было бы дано еще до выборов, чтобы на них выдвинулись кандидаты от "Яблока" и, например, националистов, традиционно имеющих высокие позиции в крае?  Ответов на эти вопросы мы уже не узнаем. Но их возникновение — свидетельство того, что кампания была далека от демократических идеалов, а значит, и легитимность Владимирова намного более шаткая, чем кажется, судя по цифрам в ГАС "Выборы".    

Send with Telegram
bookmark icon

Write a comment...