Жители Владивостока даже не знают, что мэр сменился, рейтинга у него никакого нет


От нового мэра Владивостока Константина Шестакова стоит ожидать ровно того, что  ему разрешит делать руководство правительства Приморского края. Связано это с тем, что сейчас администрация Владивостока фактически является отдельной системой в системе координат региональных властей. Всем было понятно, что в последние годы (после отказа от прямых выборов мэров) вся эта история максимально вертикализировалась и полностью стала подотчетной губернатору, что и происходит последние несколько лет: ранее ситуация с Олегом Гуменюком, а сейчас с Константином Шестаковым. Более того, не было даже никакой интриги, никакого интереса у экспертного сообщества не возникло только потому, что по большому счету в финал вышли Шестаков и какая-то незнакомая брюнетка, что обернулось даже чередой каких-то мемов в соцсетях.

Пока прямые выборы мэра не вернулись в край, мы вряд ли увидим политических «мастодонтов», таких как Игорь Пушкарев, Владимир Николаев, Владимир Новиков (бывший мэр города Артема) и так далее. Этих людей к системе приводило народное голосование, для них позиция главы была своего рода сакральной. Они приходили как минимум на пять лет, у них была понятная система координат, реформ и так далее. Сейчас же ситуация изменилась, можно для простоты назвать администрацию Владивостока «отделом по работе с Владивостоком правительства Приморского края».

От Шестакова сейчас никто абсолютно ничего не ждет, сверхзаданий нет, максимум – это выполнение поручений региональных властей, контроль за реализацией национальных проектов. Он вот такой просто чиновник — чуть выше рангом, чем остальные.

У людей к новому мэру никакого отношения нет, потому что они даже не знают, что он у нас сменился. У него нет не только узнаваемости, но и рейтинга. Прошло еще слишком мало времени, чтобы говорить о каких-то электоральных показателях. Мэры у нас меняются так быстро, что, судя по результатам социологических опросов, жители думают, что градоначальник сейчас то ли Игорь Пушкарев, то ли Виталий Веркеенко, то есть даже не Гуменюк. Поэтому тут ситуация неоднозначная.

У Шестакова, конечно, сейчас будет определенный «медовый месяц», после которого можно уже смотреть, что вообще происходит и какие реформы ожидаются. Каких-то реальных сверхожиданий, конечно, нет, и им в принципе неоткуда взяться в силу обозначенных выше причин.

Send with Telegram
bookmark icon

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: