Жилищно-коммунальные услуги: у края бездны


Государство всегда полно сюрпризов для своих граждан. В прошлом году оно подарило нам повышение пенсионного возраста, в этом – увеличение до 20 % НДС и дважды – тарифов на ЖКХ. Ну что поделать? Любит нас родное правительство. Любят нас и власти в регионах, и коммунальщики. И любовь эта искренняя, чистая, незамутненная, как капля воды из артезианской скважины, так как приносит хорошие дивиденды и нашему государству, и его отдельным представителям.

Жилищно-коммунальное хозяйство – это поистине золотая бездонная яма, куда проваливаются средства 146 млн россиян. Яма эта бездонна, а охраняет ее эдакий страшный Цербер, который подпускает к яме лишь «своих». Список «своих» прилагается: поставщики услуг, обслуживающие коммуникации компании, компании управляющие, расчетные центры и еще куча конторок-прокладок между получаемыми услугами и добросовестным плательщиком за жилищные и коммунальные услуги.

И все спокойно делается под носом у власти и с ее непосредственным участием. И о том, что государство никогда не отойдет от кормушки, говорит тот факт, что рекомендательное регулирование тарифов происходит на правительственном уровне. И только после отмашки сверху региональные комитеты по тарифам могут позволить себе немного самодеятельности: сделать тариф чуть ниже запланированного или чуть выше, а иногда даже и не чуть… Правда, не всегда это заканчивается плановым отъемом средств у населения. Как это получилось в Новосибирске весной 2017 года.

Все прекрасно помнят историю о попытке повысить тарифы на ЖКХ сразу на 15 %. И если бы не массовые протесты жителей, добившихся снижения этой цифры почти в 4 раза, может, и досидел бы губернатор Городецкий свой законом отмеренный срок. Но люди, которые решили, что быть покорным стадом и пищей для ненасытного Цербера не намерены, вышли на улицы. И песенка губернатора об «экономической необходимости» подкормить «Сибэко» и Горводоканал была спета.

К слову, уже в этом году, 5 августа, в Новосибирске произошло явление, которое сразу окрестили второй тарифной войной. Люди снова вышли, чтобы выразить протест против необоснованного повышения тарифов ЖКХ – Сибирская генерирующая компания планирует поднять тарифы на тепло еще на 9 %.

Но народный протест против ЖКХ – это пока редкое исключение. Увы, обычно граждане не противятся судьбе и принимают принятые за них решения платить на определенную сумму больше, не вникая, а за что, собственно, они должны платить. А нам никто и не спешит объяснять, скрывая очередное повышение формулировкой некоего «экономического обоснования».

А я вам объясню проще: нам повышают тарифы даже не из-за бешеной инфляции. Она – открою секрет – ниже, чем рост тарифов. А из-за аппетитов чиновников, поставщиков и цепочки перекупщиков. Кушать хочется всем – коммунальщикам и «околокоммунальщикам» и бедных, и богатых регионов. И хочется им иметь на столе и в запасе не просто булку с маслом, а еще и с икрой, хотя бы красной.

Этой весной глава Федеральной антимонопольной службы Игорь Артемьев отмечал, что потребители жилищно-коммунальных услуг в России переплачивают по большинству позиций более 100 % их себестоимости, а в 2/3 российских регионов тариф выше экономически обоснованного! Артемьев же отметил, что на средства, которые переплачивают россияне, поставщики услуг «содержат рестораны и строят собственные дома отдыха». Вот где и хлеб с маслом и икрой. Но вот чудеса: при этом ведомство Артемьева никак не может повлиять на ситуацию и спокойно согласовывает двойное повышение на коммуналку, читай – на еще несколько ресторанов и домов отдыха.

Между тем большинству российских семей не до ресторанной еды, и балуются они разве что икрой «заморской, баклажанной». По данным РИА Новости, коммуналка в нашей стране «сжирает» в среднем 9,6 % от заработка, то есть около 4,4 тысячи рублей в месяц. Хотя и в это я слабо верю. Мы же прекрасно знаем, что статистикой можно манипулировать, прикрываясь этими самыми «средними данными». В регионах большая часть жителей имеют в кошельках совсем не те «средние» суммы, и коммуналка для них – это гораздо большие траты, чем среднестатистические. Я был в Тюмени и Красноярске, где средняя озвученная зарплата – 61 и 44 тысячи соответственно. Так вот нет: 25 тысяч рублей – это идеальная зарплата, люди счастливы, если они столько получают!

В Дагестане вроде бы семьи и платят меньше всего – 4,6 %, или 2445 рублей в месяц. Но радоваться рано: в республике самые низкие в стране средние зарплаты, в Ингушетии – 4,8 %, Хакасии – 7,1 %, Татарстане – 7,1 %, Чечне – 7,2 % и Забайкалье – 7,3 %. Меньше всего в абсолютном выражении на ЖКУ тратят в Республике Алтай – 2374 рубля в месяц. А это, за исключением, пожалуй, Татарстана, нищие дотационные регионы, где настоящие зарплаты совсем недотягивают до реальных.

Самая большая доля расходов на ЖКХ в Камчатском крае – 15 %, около 10 тысяч рублей в месяц. В Магаданской области – 14 %, Ямало-Ненецком автономном округе – 13,5 % (более 8 тысяч). Но и средние тут вроде как ого-го – от 80 тысяч и выше.

Вот пример. В Бурятии и соседней Иркутской области тарифы на электроэнергию отличаются в 5 раз. Потому что в республике есть генерирующие мощности, а у соседей нет. Но баланс государство не обеспечивает. И вот по какой логике строится начисление: раз в Иркутске зарплаты выше, значит, и люди должны платить больше. И это считается нормальным – брать цифры фактически с потолка.

Но государство не спешит хоть как-то выравнивать тарифы между регионами и реальными доходами. Ему и всей цепочке, стоящей у ямы под названием ЖКХ, это просто невыгодно.

Помнится, вице-премьер Виталий Мутко пытался оправдывать разницу в тарифах в регионах «объективными причинами», объясняя, что власти стремятся снизить имеющийся дисбаланс: тарифы превышают эталонные из-за разных условий водоподготовки и теплоснабжения. Мол, существует множество ситуаций, когда в каком-то населенном пункте котельная работает на газе, а в соседнем – на мазуте, потому жители и платят по-разному. Платят-то они все по-разному, но в дураках в итоге оказываются добросовестные плательщики.

Send with Telegram
bookmark icon